Путеводитель души к Богу

Бонавентура

Путеводитель души к Богу

Пролог

1. Вначале я взываю к Первоистоку, откуда исходит любое озарение, к Отцу светов, от Которого нисходит "всякое даяние доброе и всякий дар совершенный" , то есть к вечному Отцу. Я взываю к Нему через Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, чтобы Он при посредничестве пресвятой Девы Марии, Богоматери, Матери Господа нашего Иисуса Христа, а также наставника и отца нашего святого Франциска, "просветил очи сердца" нашего, чтобы могли мы "направить ноги наши на путь мира" , "который превыше всякого ума" , мира, благовествованного и дарованного Господом нашим Иисусом Христом, новым проповедником которого стал отец наш Франциск, с мира начинавший и оканчивавший каждую свою проповедь, желая его в каждом своем приветствии и тоскуя об этом озаряющем душу мире как гражданин небесного Иерусалима во время каждого молитвенного созерцания. Этот миролюбивый человек, который "был мирным среди тех, кто ненавидит мир" , говорит об этом мире "Просите мира Иерусалиму" . Ведь он знал, что трон Соломона покоится на мире, ибо написано: "В мире установил он свое жилище и пребывание свое на Сионе" .

Другие книги автора Бонавентура

Пробило полночь; я закутался в мое причудливое одеяние, взял пику и рог в руки, вышел во мрак и выкрикнул час, осенив себя сперва крестным знамением, чтобы оборониться от злых духов.

Была одна из тех жутких ночей, когда свет и мрак чередуются со странной быстротою. По небу мчались облака, гонимые ветром, словно диковинные призраки великанов, и каждое появление месяца мгновенно сменялось исчезновением. Внизу на улицах царила мертвая тишина, лишь высоко в воздухе вихрь хозяйничал, как невидимый дух.

Популярные книги в жанре Католицизм

Подобно "Пути", "Борозда" состоит из афоризмов. Книга открывает нам целый ряд добродетелей, которые должны сиять в жизни христианина, – великодушие, храбрость, искренность, естественность, преданность, дружба, ответственность. "Борозда" была готова к печати уже много лет назад, и отец Эскрива не раз собирался отправить ее в типографию, но не получилось. Его интенсивная деятельность основателя не позволяла ему перечитать рукопись спокойно, в последний раз. Эта книга была издана впервые в 1986 году. Продано 500.000 экземпляров на 20 языках.

В этой книге были собраны интервью, данные им в течение многих лет и опубликованные в различных периодических изданиях. Она была издана впервые в 1968 году. Продано 330.000 экземпляров на 9 языках.

Рассказы и статьи, собранные в книжке «Сказочные были», все уже были напечатаны в разных периодических изданиях последних пяти лет и воспроизводятся здесь без перемены или с самыми незначительными редакционными изменениями.

Относительно серии статей «Старое в новом», печатавшейся ранее в «С.-Петербургских ведомостях» (за исключением статьи «Вербы на Западе», помещённой в «Новом времени»), я должен предупредить, что очерки эти — компилятивного характера и представляют собою подготовительный материал к книге «Призраки язычества», о которой я упоминал в предисловии к своей «Святочной книжке» на 1902 год. Поэтому прошу видеть в них не более, как эклектическую попытку изложить в лёгкой форме некоторые старинные народные верования и, отчасти, известнейшие мифологические воззрения на них. Дальнейших претензий, в настоящем своём виде, статьи эти не имеют.

Из остального содержания книги, рассказы «Наполеондер» и «Сибирская легенда» были первоначально напечатаны в «СПБ. ведомостях», «Землетрясение» в «Историческом вестнике», «Морская сказка» и «История одного сумасшествия» в «России», «Не всякого жалей» в «Приазовском крае».

Эта книга — переписка, письма, которые шли по почте в 1974 г. из Москвы в Иерусалим и обратно. Корреспонденты: известный православный священник и богослов прот. Александр Мень и о. Всеволод Рошко — люди различных христианских исповеданий и различного опыта. Обсуждаемые темы имеют общецерковный интерес и не утратили своей актуальности. Книга предназначена для тех, кому небезразличны богословские и практические аспекты деятельности Церкви в современном мире.

В статье рассматривается трактовка образа Девы Марии в ряде стран Латинской Америки в контексте его синкретизации с индейской и африканской религиозной традицией. Делается вывод о нетрадиционном прочтении образа Богоматери в Латинской Америке, специфическом его понимании, связанным с поликультурной спецификой региона. В результате в Латинской Америке формируется «народная» версия католицизма, трансформирующая постепенно христианскую традицию и создающая новую религиозную реальность.

По примеру наипервейшей Истины, свет которой он делает доступным для нас, св. Фома Аквинский не взирает на лица: он приглашает на пир мудрости как учеников, так и учителей, как мастеров, так и подмастерьев, как деятелей, так и созерцателей, людей строгих правил и жизнелюбов, поэтов, художников, ученых, философов, да что я говорю — людей с улицы, наряду со священниками и богословами, лишь бы они готовы были слушать. И его учение является перед нами исполненным такой мощи и чистоты, что оно может воздействовать не только на взращенную в семинариях элиту посвященных, которой следовало бы внушать мысль о ее постоянной огромнейшей интеллектуальной ответственности, но и на мир культуры в целом; дабы вновь привести в порядок человеческий рассудок и таким образом, с Божией помощью, вернуть мир на пути Истины, чтобы он не погиб, оттого что более не знает ее.

Возлюбленному брату Несторию Целестин

1. На протяжении многих дней жизни нашей, после того. как перестало существовать нечестивое и многократно осужденное учение Пелагия и Целестин, когда Восток и Запад мечом единого суда поразил их вместе с последователями их заблуждений, вселенская вера пребывала в мире. И именно блаженной памяти Аттик, учитель вселенской веры, поистине преемник блаженного Иоанна и в этом деле служения, ратуя за Царя всех, так преследовал их, что не попускал им и там (на Востоке) найти себе прибежище. После смерти же его встревожило нас ожидание: тот, кто станет его преемником во власти, будет ли преемником ему и в вере? Ибо доброе редко бывает продолжительно, чаще противоположности сменяют друг друга. Но и после него мы имели служителя, которому также должно было оставить нас святого Сисинния, прославившегося своею простотою и святостью, учившего вере так, как он ее принял. Очевидно, его простое благочестие и благочестивая простота руководствовались словами, которые он читал в Священном Писании, что следует более бояться, а не высокомудрствовать, углубляясь в изыскания (Рим. 11, 20), что не должно, как сказано в другом месте, исследовать предметов высших себе (Иис. Сир. 3, 20), что тот, кто будет другое исповедовать и другому будет учить, а не тому, что проповедовали апостолы, да будет анафема (Гал. 1, 8–9). Когда же и он ушел из этого мира, и наша тревога еще длилась столько времени, сколько отпустил Господь, тогда обрадовала нашу душу весть прибывших к нам послов об избрании тебя, которая вскоре была подтверждена донесениями наших сослужителей, находившихся при избрании. Они в одобрении тебя столько говорили, сколько можно говорить о человеке, избранном из другой Церкви. Ведь прежде слава о твоей жизни была такова, что твоим достоинствам завидовали другие города, а ныне ты внушаешь такой ужас, что твои земляки на примере других видят, от кого они избавились.

В доступной форме, известный священник, просветитель, о. Станислав Тышкевич излагает основы уверенности католиков в главенстве Папы, как преемника апостола Петра

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Кот Васька

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

- А у тебя есть кот? - спросил Владимир Ильич мою дочку Лёлю, гуляя по саду нашей дачи, куда он приехал к нам погостить и отдохнуть.

- Есть! Васька. Мы его зовём Василий Иванович... А вот он! - ответила Лёля, показывая на большого чёрного кота, преважно, не спеша выходившего из кухни.

Он был почти весь чёрный, с белым галстуком под шейкой, лапки его тоже были белые, словно туфельки, а самый кончик хвоста тоже был белый, как пушинка.

Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич

Общество чистых тарелок

(Из книги "Ленин и дети", 1956 г.)

Все расселись вокруг стола на террасе. За столом было трое детей: две девочки и мальчик. Они подвязали салфетки и тихо сидели, ожидая, когда им подадут суп. Владимир Ильич посматривал на них и тихонько разговаривал. Вот подали суп. Дети ели плохо, почти весь суп остался в тарелках. Владимир Ильич посмотрел неодобрительно, но ничего не сказал. Подали второе. Та же история - опять многое осталось на тарелках.

Владимир Бонч-Бруевич

Знамение времени

Убийство Андрея Ющинского и дело Бейлиса

(Впечатления Киевского процесса)

(ldn-knigi:  см. посвящение на обложке книги - В. М. Величкина была женой В. Бонч - Бруевича, умерла от "испанки" 30.09.1918; об авторе см. у нас,

отдельно) ОГЛАВЛЕНИЕ.

Предисловие к первому изданию 7

Предисловие ко второму изданию 10 I Перед процессом 17 II В пути 19 III Накануне суда 21 IV В суд! 23 V В суде 26 VI Присяжные 27 VII Эксперты 28 VIII Свидетели 30 IX Обвиняемый 31 X Гражданские истцы 33 XI Дети-свидетели 35 XII Публика 37 XIII Пресса 38 XIV Покушение на свободу печати 41 XV Свидетель - еврейский мальчик 43 XVI Семейство Нежинских-Приходько-Ющинских 45 XVII Газетное объявление 47 XVIII Кого судят?. 49 XIX Наволочка 51 XX Наконец заговорили о Бейлисе 52 XXI Вера Чеберяк среди свидетелей 55 XXII Таинственный прохожий 56 XXIII Фонарщик 57 XXIV Сказка о похищении Ющинского 60 XXV Волкивна 61 XXVI Опять прокламация 64 XXVII Обморок свидетеля 64 XXVIII Передопрос студента Голубева 65 XXIX Новый передопрос Голубева 67 XXX Осмотр местности 68 XXXI Ужасы черты еврейской оседлости 76 XXXII Отец Антоном 77 XXXIII Козаченко 79 XXXIV Показания Синяева 84 XXXV Свидетель-арестант 85 XXXVI Козаченко в синагоге 86 XXXVII Человек истинно-чешского происхождения 87 XXXVIII Человек на службе конспиративной 90 XXXIX Людмила Чеберяк 93 XL Вера Чеберяк 95 XLI Господин Чеберяк 100 XLII Свидетель Бейлис в обвиняемая Чеберяк 102 XLIII Где был труп Ющинского до пещеры? 103 XLIV Что означают многочисленные раны на теле Андрея Ющинского 106 XLV Еврейская молельня 107 XLVI Беркины швайки 111 XLVII Два цадика 112 XLVIII Его надо убрать 116 XLIX Производились ли работы на заводе Зайцева 12 марта, когда был убит Андрей Ющинский 118 L Свидетель одиннадцати лет 119 LI Петров 121 LII Журналист-расследователь 123 LIII Поездка в Харьков 126 LIV Бывший начальник сыскной полиции Красовский 128 LV Сестры Дьяконовы 136 LVI Cвидетель-кровелыцик 143 LVII Сподвижники Красовского 144 LVIII Арестант Сингаевский 148 LIX Сообщник Сингаевского - Рудзинский 152 LX Латышев 154 LXI Супруги Малицкие 155 LXII О том, как евреи подкупают свидетелей 156 LXIII Судебно-медицинская экспертиза 159 LXIV Экспертиза психиатрическая 162 LXV Эксперт, который ничего не знает 164 LXVI Честь русской науки спасена 170 LXVII Эксперт Тихомиров 171 LXVIII Исповедь народа 172 LXIX Речь прокурора 175 LXX Речь Замысловского 177 LXXI Речь Шмакова 180 LXXII Речи защитников 183 LXXIII Последнее слово обвиняемого 184 LXXIV Постановка вопросов 184 LXXV Резюме председателя 185 LXXVI Просьба о дополнении резюме 186 LXXVII Перед приговором 187 LXXVIII Приговор суда присяжных 188 LXXIX Определение суда 190 LXXX На улицах 190 LXXXI Совесть народа 191 LXXXII В гостях у Вейлиса 193

Марина Бонч-Осмоловская

День из жизни старика на БJркендейл, 42

Посвящается Алеше.

В спальне была кромешная тьма, но старик безошибочно ощутил наступление утра. Начиналось оно с того, что у него замерзали глаза. Сквозь сон он ощущал, что к теплым глазам прижаты совершенно ледяные веки, и когда контраст становился невыносимым, он просыпался. Всей душой старик убеждал себя не обращать внимания и уснуть, еще уютнее пристраивался калачиком, стараясь не замечать, как более холодные части прикасаются к нагретым, обжигая их. Спросонок он совершал одну и ту же ошибку: ища где бы отогреть нос, он передвигал щеку на подушке и попадал на участки, осененные замогильным холодом. Оттуда он прытко бежал под одеяло и тут в благодатном тепле испуганно трогал пух на своей голове. Не то поражало старика, что у него мерзла голова, а то, что всякое утро сами его редкие волосы делались ледяными.