Путешествия для избранных

Юрий Иванович Константинов

Путешествия для избранных

(Из цикла "Приключения Аллана Дэвиса")

Когда Аллан Дэвнс, двадцатичетырехлетний репортер вечерней газеты, коротая время перед телевизором в своей неуютной холостяцкой квартирке, со скуки записал вопросы самой популярной в стране викторины-шоу "Капризы старой леди", он и в мыслях не держал, что станет победителем.

Но бесстрастно анализировавший ответы компьютер отдал предпочтение именно ему, и спустя месяц приглашенный в студию, где его ослепили мощные юпитеры и смутили приветствия статистов и зрителей, Дэвис узнал, что он и есть новый телечемпион и обладатель главного приза - лицензии фирмы "Феникс" на кругосветное путешествие.

Другие книги автора Юрий Иванович Константинов

Юрий Иванович Константинов

Локальный тест

(Из цикла "Сказки для взрослых")

1

Фрасин знал о повороте на пятнадцатом километре. Об этом повороте знали все, кто постоянно ездил по трассе. Сверху круто, кольцами изогнутое между сосен шоссе напоминало змею, сжавшуюся перед прыжком.

На подъезде к повороту у пятнадцатого бдительная ГАИ навесила не один предупреждающий знак. Они, как экзотические бабочки, хлопали на ветру своими яркими, жесткими крыльями, а машины с роковой предопределенностью продолжали разбиваться в этом проклятом месте.

Юрий Иванович Константинов

Инкогнито

Повесть

Содержание:

Пролог. Случай на Интере

Глава первая. Сергей Градов: уроки для начинающих криминалистов

Глава вторая. Глаух и Сторн

Глава третья. Сергей Градов: метаморфозы одного характера

Глава четвертая. Исключение из правил

Глава пятая. Сергей Градов: приказ из трех фраз

Глава шестая. Катрин Бакст

Глава седьмая. Сергей Градов: опасные знакомства

Юрий Иванович Константинов

Диалог

1

Незадолго перед стартом я, как обычно, зашел к Учителю проститься. Он жил за городом в небольшом уединенном коттедже, все комнаты которого занимали старомодные громоздкие стеллажи с пыльными книгами. Старик едва заметно улыбнулся мне из сумеречной глубины своего кабинета. Прошло больше года с той поры, когда я был здесь в последний раз, и за это время почти ничего не переменилось - ни сам Учитель, который словно и не вставал из-за своего заваленного рукописями стола, ни обстановка в комнате, где, казалось, книги были заложены на тех самых страницах, что и много месяцев назад. Только углы окон затянуло серым кружевом паутины да на ковре появилось несколько черных подпалин от неряшливо оброненного пепла.

Юрий Иванович Константинов

Палач и Дева

Первый пассажир. Это и есть знаменитое Голубое Ожерелье?

Второй пассажир. Вы не ошиблись. Уникальное образование. Условия на всех планетах абсолютно идентичны земным. Абсолютно, заметьте. Это предопределило и сходные пути эволюции и развития цивилизации. Видите, маленькая планета в левом углу экрана... Там разгар мезозоя. Немного левее - Випла. Типичное средневековье - охота на ведьм, разгул местной инквизиции.

Дебютный сборник рассказов автора.

Содержание:

Чудесный воздух Виктории

Большой дубль

Диалог

Путешествия для избранных

Не сотвори себе кумира

Чудеса в Старом Кармелле

Гонорар для победителя

Константинов Ю. И.

Лицо Аэны: Фантастические повесть и рассказы. — К.: Молодь,1985. — 152 с. 

Рассказы и повесть сборника посвящены разнообразным проблемам — и чисто научным, и моральным, и футурологическим.

© Издательство «Молодь», 1985

http://publ.lib.ru/publib.html

Помимо впервые опубликованных произведений — рассказов «Локальный тест», «Палач и дева», «Преследование» и повести «Инкогнито», в сборник вошли два рассказа из дебютного сборника автора — «Путешествия для избранных» и «Диалог».

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Сержант Нолан едва успела приступить к поглощению своего первого гамбургера, как неожиданно запищал пейджер, болтавшийся у нее на поясе.

— На улице льет как из ведра, — сказала она, — но сейчас твоя очередь идти звонить в участок. К тому же ты не голоден.

Сержант успела съесть только половину гамбургера, когда вернулся насквозь промокший напарник.

— Убийство в Рок Глене, — хмуро сообщил Джон Вальевски. — Это что-то вроде поселка из нескольких больших домов для состоятельных горожан. Территория огорожена. У ворот домик сторожа. Он-то и позвонил в полицию. Застрелили женщину. Старик услышал выстрел, подошел к дому и увидел ее в кресле. Стреляли, говорит, через окно.

Бенни решил обчистить этот дом, как только увидел припаркованный перед крыльцом мини-вэн компании «Кошачья радость»: успех гарантировался заранее…

Полтора дня ушло на обследование перспективного района. Получалось все на диво легко.

Утром он побегал трусцой, низко надвинув на лоб козырек. Прекрасный способ прикинуть что к чему: бежишь медленно, туда — по одной стороне улицы, обратно — по другой.

Во второй половине дня вывел на прогулку собаку, грейхаунда, приобретенного бесплатно, потому что тот по возрасту уже не мог участвовать в собачьих бегах. Шляпа с широкими полями бросала тень на лицо и скрывала глаза.

Моя жена — Дорогая Дори. Естественно, не столько для меня, сколько для миллионов читателей колонки, в которой она рассказывает, как вести домашнее хозяйство. Газетный синдикат рассылает ее в сотню ведущих изданий. Вы знаете, какого рода колонки я имею в виду — те, что обычно печатаются на шестой странице раздела «Моды» и объясняют вам, как поставить новые подметки на старые туфли или превратить износившийся насос для ванной в прекрасную садовую поливалку. Или же знакомят со ста одним способом использования яичной скорлупы. Моя Дори, которой минуло тридцать пять, была автором самой популярной из таких колонок и с неподдельной страстью и преданностью изыскивала все новые способы экономичного ведения хозяйства, которые отличались на редкость свежим подходом. Беда заключалась в том, что многие из ее предложений были более умны, чем практичны, и именно поэтому я больше не мог даже в мыслях называть Дори дорогой.

То, что Марта Рикер будет следующей жертвой убийцы, никто не знал, кроме нее самой. Ни ее муж, ни полиция, ни, возможно, даже сам убийца. Она увидела, что ее ждет, во время одного из странных озарений, которые изредка посещали ее. Взять, к примеру, хотя бы ураган 1955 года. Она предчувствовала беду за неделю до того, как налетевшая на студенческий городок буря повалила на дорогу огромный дуб. Это произошло в тот самый миг, когда молодой инструктор по физкультуре решил сбежать с секретаршей ректора университета. Так уж получилось, что Марта Рикер предвидела и этот побег.

— Мисс Форд, — сказал Пеннингтон Смит, — как я неоднократно повторял вам, на моем столе должны лежать три отточенных карандаша. Я вижу только два.

Мисс Форд приняла выговор с молчанием, полным ядовитой неприязни.

— Когда позвонит мистер Крукшенк, — продолжал Смит, — скажите ему, что я хотел бы видеть его у себя ровно в два часа. До полудня я буду на торговом совещании в кабинете мистера Джекобса…

Зазвонил телефон. Он снял трубку.

Подполковник столичной полиции Анна Стерхова приехала в командировку для расследования архивных дел, в свое время оставшихся нераскрытыми. И сразу к ней обратилась местная жительница Елена Васильевна Колодяжная – она попросила обратить особое внимание на дело об убийстве ее матери. Оно произошло больше тридцати лет назад прямо на глазах Колодяжной, которой тогда было всего десять. Преступника так и не нашли, и женщина до сих пор не могла оправиться после этого чудовищного убийства, оно продолжало преследовать ее даже спустя годы. Анна решила возобновить закрытое дело и заново изучить вещественные доказательства, но оказалось, что они бесследно исчезли из архива…

В Европе при странных обстоятельствах погибли российские торгпреды. Случившееся выглядит как несчастный случай. Но, оказывается, это не единственное подобное происшествие – кривая несчастий и суицидов в Европе и мире резко скакнула вверх. Что это – случайность или новая форма бизнеса? Как распутать клубок преступлений, если все ниточки обрываются в самом начале? Как обезвредить преступников, которые не оставляют следов?..

Иван Сергеевич Корнеев, следователь на пенсии, живет вместе с внучатым племянником Сашей, стажером в полиции. Двадцать пять лет назад отец Саши, Валера, исчез при непонятных обстоятельствах, а его мать Лиза сбежала. Тогда Валера и два его друга, Сергей и Денис, промышляли нехорошими делами. Однажды они продали машину, которая была угнана у криминального авторитета, и это стало переломной точкой. Последствия того давнего преступления до сих пор горьким эхом отзываются в судьбах многих людей, даже, казалось бы, совсем к нему не причастных…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Константинов

Медовая коврижка

Трр-трр-трр!" - запел сверчок под старым ларём. В камине прыгают голубые огоньки. В окна глядится ночь, все спят. Только мы с тобой не спим. А в углу у кукол начинается своя ночная жизнь. Пёстрый клоун хлопает в ладоши и отвешивает поклон большой кукле, автомобиль фыркает, маленькая шарманка наигрывает тихую мелодию. Подойди ко мне, детка, взгляни на язычки пламени и закрой глазки! Вот подъехала наша голубая карета, запряжённая парой белых бабочек. Она ждёт нас. Сейчас мы усядемся в неё и - полетим.

При всех своих недостатках Павел I сделал очень много для разрядки социальной напряженности в тогдашней России

Сергей Константинов

История. Павел I

Личность Павла I всегда вызывала противоречивые оценки. Весть о последовавшей с 10 на 11 марта 1801 г. смерти императора дворянство встретило всеобщим, солидарным ликованием, никакого траура в Петербурге не было, зато шампанское лилось рекой, а музыка на балах утихла только под утро. Простые люди восприняли это известие со скорбью, о Павле они говорили: "Он был наш отец". В народе достаточно быстро распространились слухи о том, что император умер не своей смертью, может быть, поэтому солдаты Преображенского и Семеновского полков и встретили первый выход Александра I к войскам не ликованием, а гробовым молчанием... В наше время на уровне школьного образования и массмедиа Павел I представляется либо совершенно ничтожным психопатом, либо просто больным, несчастным человеком, этаким российским Гамлетом. В учебнике для 9 класса по истории России ХIХ века, написанном авторитетным историком П. Зыряновым, царствованию Павла I посвящено всего полстраницы, где император предстает исключительно как "крайне вспыльчивый и несдержанный, легко впадающий в необузданную ярость" человек, в царствование которого были только "массовые аресты, ссылки, свирепая муштра, палочная дисциплина, цензура" и воровство точно такое же, как и при Екатерине II. В документальном сериале "Российская империя"

Сеpгей Константинов

ЛЕHИH КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ ИHТЕЛЛИГЕHЦИИ

Он воплощал в жизнь ее мечтания и искупал ее гpехи

Об автоpе: Сеpгей Виктоpович Константинов - кандидат истоpических наук.

Вся истоpия pусской интеллигенции подготовляла коммунизм.

Hиколай Беpдяев

Подлинное значение Ленина и ленинизма можно понять только в контексте истоpии извечной боpьбы pусской интеллигенции пpотив своего собственного госудаpства.

Тим Константинов

Грустные сказки о Любви

01. Предисловие

Сказки... как прекрасен и увлекателен ваш мир. Мир, в котором всегда торжествует добро, где умный всегда побеждает глупого, хороший - плохого, и в финале, как правило, все счастливы. Нет, конечно, и среди вас есть такие, после которых становится грустно и хочется плакать. Но это святая грусть и святые слезы. Они очищают. Такие сказки ближе к жизни, даже если они рассказывают о самых невероятных вещах на свете. И, наверное, поэтому мы их также любим как и веселые. Сказки окружают нас повсюду, и было бы смешно и наивно полагать, что они живут только в детстве, когда мы сами еще такие же маленькие как и они. Нет, сказки живет везде, во всем, что вокруг нас - в деревьях, осыпавших на уже начавшую замерзать землю свои, бывшие когда-то зелеными, листья. В самих листьях, которые ветер гоняет по всему двору, в самом ветре, в земле, в кресле, в доме, в марте, в тебе самом. Во всем. Нужно только верить в это и ты увидишь их бесконечную вереницу. Сказки научат тебя быть добрым, ты увидишь, что они смогут выручить из любой беды, в которую ты можешь угодить. Сказки покажут как веселый, но слабый может победить сильного, но хмурого. Бывают, правда, и злые сказки, в которых все наоборот. Но ведь и люди тоже бывают злые. А между прочим, даже среди вас, людей, злых значительно меньше чем добрых, а уж про сказки-то и говорить не приходиться. Да и злой-то сказка становится от того, что кто-то обидел ее, сломал, согнул грубыми руками. Ведь сказки не могут быть злыми от природы, такими их делаете вы, люди. Когда специально, а чаще случайно, забыв о той поре, когда вы еще верили им, причиняете друг другу боль. Вы забываете об их все исцеляющей доброте и мечетесь в своем тесном мирке ища выхода и не видя его. А ведь он поразительно прост. Надо верить в них. Верить и жить, жить так, чтобы на нашей с вами земле рождались только добрые и веселые сказки.