Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино

В основе любой увлекательной истории — будь то сказка, миф, сюжет для романа или киносценарий — лежит путешествие героя: внутреннее или внешнее. Эта идея стала путеводной звездой для Кристофера Воглера, когда, работая в сценарном отделе диснеевской студии, он проверял на практике действенность мифологических схем, описанных в знаменитом труде Кэмпбелла «Тысячеликий герой». Позже практическое пособие, написанное Воглером для коллег, превратилось в классический учебник, который не только входит в круг обязательного чтения будущих писателей и сценаристов, но и десятилетиями не теряет лидирующего положения среди множества книг такого рода. В «Путешествии писателя» автор приглашает читателя исследовать зыбкие границы между мифом и современным искусством рассказывания истории, предупреждая о трудностях и опасностях путешествия в недра собственной души, и вооружает полезными инструментами, которые в руках умелого мастера приобретают невероятную силу.

Отрывок из произведения:

Если вы связаны с кино, вам доводилось видеть все эти шкалы — набор событий, происходящих в такой-то очередности, на такой-то минуте фильма. Они популярны, потому что в них теория выпарена до того, что даже сухим остатком назвать нельзя, и бесполезны по той же причине. Без изучения сопровождающей их теории пользоваться этими линейками не имеет смысла. Поэтому не могу не порадоваться, что книга Воглера переведена на русский, и гуляющая в Интернете голая шкала мифического путешествия дополнится важной сутью.

Популярные книги в жанре Культурология

Это еще одна книга из серии «Причуды этикета». В ней рассказывается о том, как вести себя в казино, чтобы время, проведенное в нем, не показалось потерянным зря и от посещения казино у вас остались приятные воспоминания.

Это еще одна книга из серии «Причуды этикета». В ней рассказывается о том, как вести себя в клубе, чтобы время, проведенное в нем, не показалось потерянным зря и чтобы у вас остались от посещения клуба приятные воспоминания.

Кризис, пришествие которого так долго предвкушали все враги режима, с которым связывались надежды на крах «чекизма», все явственнее определяет текущую повестку дня. С разных сторон слышны панические причитания. Даже один из видных российских ученых Александр Аузан заявил: «Россия миновала развилку, на которой была возможна модернизация. И сейчас мы от нее удаляемся» [1].

Но такая перспектива вряд ли может быть принята без пристрастного анализа. Прежде всего теми, кого волнуют подлинные интересы России, ее народа. Ведь ясно, что кризис, не ведущий к модернизации, делает вполне серьезным риск национальной катастрофы. Слишком уж велики внешние и внутренние вызовы.

Велиславъ, староста.

Капища Веды Перуна

Священные Веды с давних времён привлекают к себе внимание всё новых и новых исследователей.

Поначалу, европейские учёные видели в них лишь патриархальную поэзию; позднее они открыли в них не только источник всех индоевропейских мифов и всех классических Богов, но и искусно организованный культ, глубокую духовную и метафизическую систему.

Сразу же оговоримся, что под Священными Ведами мы понимаем всё то Ведическое наследие, которое дошло до нашего времени, а также и те Священные Писания, которые сейчас недоступны нам, по тем или иным объективным причинам.

Александр Гейман

Три эссе

С О Д Е Р Ж А Н И Е C O N T E N T S

стр./pages

ВСТУПЛЕНИЕ 1 INTRODUCTION

I. МИФ О КУЛЬТУРЕ. ТЕНЬ 3 I. MYTH OF CULTURE. SHADOW

КУЛЬТУРЫ (СОЦИАЛ) OF CULTURE (SOCIAL) 1. Культура как интерфейс 3 1. Culture as an interface 2. Энергетика социала 4 2. Energetics of the social 3. Деланье 5 3. Doing 4. Символические ряды. Язык 6 4. Symbolic rows/Language 5. Болезни культуры: цивили- 8 5. Diseases of culture: civi

Опубликовано в журнале: «НЛО» 2007, №87

Концепция целостного разума является одной из главных, стержневых тем русской философии. Возникновение этой концепции относится к 30 — 40 гг. XIX в., когда русская мысль переживает период активного самоопределения, старается выразить специфику русской культуры в новой исторической ситуации. Это самоопределение было реакцией на новый опыт: личную встречу с западноевропейской культурой. Здесь сыграли свою роль и заграничные походы русской армии во время наполеоновской кампании, и увлечения Шеллингом и Гегелем русских «интеллектуалов», и поездки многих молодых представителей русской элиты заграницу для учебы в западных университетах. Россия непосредственно знакомится с Западной Европой и в интеллектуальном, и в общекультурном отношении. И сразу же возникает естественный вопрос: "А что же мы?" Ответы были далеко неоднозначны. Известна та глубоко пессимистическая оценка культуры и истории России, которую дал один из "властителей дум" русского общества 30-х годов П.Я. Чаадаев: "Опыт времени для нас не существует. Века и поколения протекли для нас бесплодно. Наблюдая нас, можно бы сказать, что здесь сведен на нет всеобщий закон человечества. Одинокие в мире, мы миру ничего не дали, ничего у мира не взяли, мы не внесли в массу человеческих идей ни одной мысли, мы ни в чем не содействовали движению вперед человеческого разума, а все, что досталось нам от этого движения, мы исказили". Известна и реакция на эти слова русского общества… В частности, А.С. Пушкин писал к Чаадаеву (за несколько месяцев до своей смерти): "Хотя лично я сердечно привязан к государю, я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератора — меня раздражают, как человека с предрассудками — я оскорблен, — но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог ее дал".

Неповторимость подлинной личности состоит именно в том, что она по-своему открывает нечто новое для всех, лучше других и полнее других выражая «суть» всех других людей, своими делами раздвигая рамки наличных возможностей, открывая для всех то, чего они не знают, не умеют, не понимают. Её неповторимость не в том, чтобы во что бы то ни стало выпячивать свою индивидуальную особенность, свою «непохожесть» на других, свою «дурную индивидуальность», а в том, что, впервые создавая (открывая) новое всеобщее, она выступает как индивидуально выраженное всеобщее».

Такой именно личностью был сам Э.В. Ильенков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В книге "Красная весна" Сергей Кургинян выдвигает свою версию причин распада СССР, в связи с чем обсуждает перерождение советской элиты вообще и элиты советских спецслужб в особенности, а также связь переродившихся советских элит с элитами Запада. Поскольку С. Кургинян не только ученый, но и политик, активно боровшийся с разрушителями СССР, предлагаемая им информация носит эксклюзивный характер. Книга адресована всем, кто хочет до конца понять причины крушения СССР и обеспокоен продолжением губительных процессов, которые грозят разрушить Россию.

«Господь Шива и Его почитание» — одна из самых известных книг Шри Свами Шивананды, выдающегося индуистского Гуру и духовного лидера, знаменитого мастера йоги и веданты, основателя Общества Божественной Жизни, имеющего многие тысячи последователей в Индии, на Западе, а также в России. Книга является популярным введением в шиваитский индуизм, рассчитанным как на последователей этой религии, так и на всех тех, кто просто проявляет к ней какой-либо интерес.

Популярное духовно-просветительское издание, рассчитанное на широкий круг читателей.

Сибирь издавна манила русских людей не только зверем, рыбой и золотыми россыпями. Тысячи обездоленных людей бежали за Уральский Камень, спасаясь от непосильной боярской кабалы. В 1619 году возник первый русский острог на Енисее, а уже в середине XVII века утлые кочи отважных русских мореходов бороздили просторы Тихого океана. В течение нескольких десятков лет спокойствию русского Приамурья никто не угрожал. Но затем с юга появился опасный враг — маньчжуры. Они завоевали большую часть Китая и Монголию, а затем устремили свой взор на север, туда, где на берегах Амура находились первые русские дальневосточные остроги. Главным из них был Албазин, основанный еще в 1650 году известным землепроходцем Ерофеем Хабаровым. Это была знаменитая «амурская казачья вольница», куда стремились попасть многие обездоленные русские люди, ибо там, по рассказам бывалых, не было ни бояр, ни царских законов, и где можно было жить счастливо и привольно.

Но все закончилось мгновенно, когда в 1685 году огромное маньчжурское войско подошло к стенам русского острога…

Цивилизация уничтожена. Они – всё, что осталось от человечества. Горстка людей, пытающихся приспособиться к новым правилам мертвого мира. Против них – мутанты, аномалии, неизвестные вирусы… и нечто страшное, чему пока еще нет названия.

Чтобы повернуть вспять Апокалипсис, боевой тройке сталкеров с позывными Глок, Чекист и Чапай предстоит отправиться в далекое прошлое, на Великую Отечественную войну. Где совместно с полковой разведкой и оперативниками спецгруппы СМЕРШ взять штурмом секретный объект фашистов, находящийся на территории нынешнего Чернобыля.