Путь домой

Иван Мак

Путь домой

Раздался металлический лязг. Вслед за ним в маленькую камеру ворвался поток света, от которого Алекс зажмурился.

"Странно." - Подумал он. В ту же секунду прозвучал жесткий голос охранника:

- Hа выход!

Алекс поднялся. В голове крутился только вопрос о времени. Как так? Почему Алекс не понял, что прошли десять дней? Он помнил только два дня... Охранник отдавал приказы, двигаясь позади. Стоять... Hалево... К стене... Алекс выполнял все молча. И все же что-то не так, что-то... Да! Алекс словно проснулся. Охранник вел его совсем не в ту сторону. Из карцера поворот сразу направо, а не налево. Значит, не потерялся счет дням, значит, Алекса вели к начальнику тюрьмы.

Другие книги автора Иван Мак

Экспременты: крыльфы — дети хийоаков, хийоаки — дети крыльфов.

Введите сюда краткую аннотацию

Хотели про хмеров? Нате!:)

Давно закончилась история Бегущей. На Земле — 5000-е года Новой Эры. Люди проиграли все космические войны и теперь варятся в собственном соку в Солнечной Системе… Нет-нет, да и упадет на Землю какой-нибудь иноприлетянин, а потом вдруг окажется, что русские уронили на Техас очередной спутник…

Иван Мак

Как это было. (C) ...

Конечно, я могу начать с того, где я родился, где учился, как жил и т.д. и т.п. Hо я не буду об этом сейчас писать. Я начну с того, как все началось.

Шел 1992-й год. Компьютерный бум на фоне всеобщего кризиса. Кто-то может не поверить, но я мог позволить себе работать один день в неделю, а все остальное время сидеть и плевать в потолок. Hо я, разумеется, так не делал, а продолжал работать и в этом самом 1992-м году у меня в доме появилась IBM PC 286... Hе буду ее описывать, не суть. До этого у меня были только Спектрумы, которые я собирал и продавал на толкучке вместе со своими друзьями. (Продавал не Спектрумы с друзьями, а я с друзьями продавал Спектрумы.)

Пробуждение давалось с трудом. Женщина открыла глаза и увидела слабый свет. Над ней был какой-то полог из белой ткани. Она долго рассматривала его, стараясь что-то вспомнить, но в голове была только одна чернота. Мысли путались и не приходили ни к чему. Женщина поднялась и вновь легла, получив удар по голове. Она подняла руку и поняла, что над ней было стекло. Она снова поднялась и на этот раз попыталась силой поднять прозрачный колпак над собой. Он, наконец поддался, съехал в сторону и со звоном упал на каменный пол. Стекло разлетелось на множество осколков. Женщина долго на них смотрела, а затем вышла из своей постели и встала на пол, выбрав место, где не было осколков стекла.

Введите сюда краткую аннотацию

Введите сюда краткую аннотацию

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Над горными вершинами висела багровая тяжесть туч. Черные тени ущелий были как траурная кайма. Печаль сжимала сердце, и слезы душили, горькие слезы неизбежного расставания.

— Мы разлучаемся! — возвещал чей-то громовой голос. — Но мы встретимся, встретимся, встретимся!..

Толпа шумела, расслаивалась на две колонны. И они, эти две колонны, уходили в разные стороны. И багровые тучи переваливали через горы, текли вслед за людьми, затмевая долину.

Ужасающи бездны космоса. Суперкорабль «Актур-12» сто тысяч лет носился по межгалактическим параболам, без конца фиксируя звездные облака, то свитые в спирали, то рассеянные неведомыми силами, то сдвинутые в плотные молочные сгустки. Иногда приборы нащупывали в глубинах галактик планеты, похожие на Землю. Тогда корабль вонзался в звездную кашу, находил планету, и люди долго жили там среди иных существ как среди себе подобных.

Каждые сорок лет космолетчики запирались в антианнигиляционные капсулы, переводили корабль на субсветовую скорость и там, в беззвездном и бесцветном засветовом антимире, где все наоборот, возвращали себе молодость. А тем временем корабль проскакивал очередной межгалактический вакуум, и перед глазами обновленных людей вспыхивали новые звезды, возникали новые миры, ждущие исследователей.

Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Бог, создатель Марса, оставил на нем отпечатки своих пальцев. Первым их увидел Роув, который потерпел крушение на корабле «Диметрис» и оказался обречен вечно вращаться по орбите вокруг Марса в полном одиночестве. Когда его спасли, он стал для всех Потерянным Землянином.

© Ank

В то самое время, когда ракета Барабуса опустилась на космодром перед домом Лопо, небо Стакоро окрасилось в зелёный цвет.

— Барабус! — закричала с крыльца Лопо. — Беги скорее! Сейчас будет дождь!

Барабус выключил питание ракеты, захватил из гибернатора цветы, которые только что начали оттаивать, и вышел.

— Барабус! — снова закричала Лопо.

— Космонавт всегда успеет, — флегматично заметил Барабус, поправляя галстук.

Небо потемнело. Тучи опустились так низко, что закрыли верхушку метеорологической башни над домом Лопо.

Склинк решил поесть. Собрал скребком остатки вчерашнего ужина со стола, положил в чашу, накрыл крышкой и поставил в печь. Кусочки грингза, нагревшись, осознали себя как части целого и собрались вместе. Грингз осторожно приоткрыл крышку и вытек. Попробовал открыть печь, но это не удалось. Спрятался в углу и стал ждать.

Склинк подумал, что завтрак готов. Открыл печь и вынул чашку. Снял крышку и заглянул внутрь. Ничего, кроме мутно-коричневой слизи на дне.

Жруган дотянулся шупальцами до зуммера и вдавил кнопку до предела. Паразиты, сидевшие на потолке и на стенах, беспокойно забегали, оставляя светящиеся следы. Комната дрогнула, открылось окно и в него стало видно, как огромное колесо межпространственной станции медленно тает на фоне распухающего багрового солнца.

— Время обедать! — прокричал в окно Жруган, не удовлетворившись зуммером.

Над лужайкой у дома лопнула небольшая шаровая молния и стало приятно дышать. Жруган вообще любил это занятие — дышать, а после молний оно ему особенно нравилось.

Представленная ниже увлекательная повесть переносит читателя на недавно колонизированный Марс, еще дикий, необжитый и опасный, и напоминает о том, что по другую сторону забора трава всегда зеленее — при этом не важно, с какой стороны стоишь.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Иван Мак

Вселенные Разума

Существует множество Вселенных. Для каждого - своя. Для одних, она заканчивается в ближайшем лесу или около реки. Для других, Вселенная простирается на целый город, может быть два, три... Для третьих, это страна или целая планета. Кому-то Вселенная представляется уходящей в глубь молекул и атомов, в центр ядер и элементарных частиц. Кому-то она кажется простирающейся на миллионы и миллиарды световых лет, видимые в самые современные телескопы.

Иван Мак

XXI-й век

Ветер надрывно свистел в вершинах деревьяв, пытаясь перекричать злобное рычание трактора, подкатывавшего к хутору. Сибиряк Василий заглушил мотор и выскочил из машины, громко хлопнув дверью. Он остановился перед калиткой, затянулся "Ответным ударом".

- Тьфу... и как только американцы эту... курят? - Проворчал он, смачно приправляя свои слова отборным русским.

Калитка заскрипела, почти в такт завыванию ветра. Василий взглянул на небо, придерживая кепку одной рукой.

Почему-то мне кажется, что этот опус я сюда не постил. Hаписан он был для Kонкуpса КЛФ N2 и получил очень интеpесное pаспpеделене оценок:

5 баллов - 2шт. |** 4 балла - 0шт. | 3 балла - 1шт. |* 2 балла - 1шт. |* 1 балл - 7шт. |*******

Пpовеpьте себя и выбеpите 1 или 5

=== Cut === С Kонкуpса КЛФ N2

Ivan Mak

Зачем появилась Вселенная?

Я знаю множество ответов на этот вопрос.

Затем, что бы Жан Мишель Жарр сочинил свою прекрасную музыку.

Иван Мак

ЗАЯВЛЕHИЕ

Когда Вселенная только-только появилась, все думали, что она быстро исчезнет. (Hа кой черт, спрашивается, была нужна? Да ни на кой! Ошибка Природы...)

Однако, Вселенная исчезать упорно отказывалась.

Пролетали годы. Вселенная, обнаглев, породила кварки, а те совершенно распоясались и начали резко соединяться по три, а некоторые, даже по пять. Последние сильно подрались и распались.

Hо те что по три!.. Эти гады слились воедино, объявив себя протонами!