Пустыня внутри

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Другие книги автора Хорхе Каррера Андраде

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Стихи одного из крупнейших испаноамериканских поэтов ХХ века эквадорца Хорхе Карреры Андраде.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Эдуард Караш

Школьный учитель

Памяти И. О. Серова

Год сорок пятый. Послевоенный.

Осень за окнами. В классе - урок.

Еле услышали, как прозвенел он

Всех отрезвивший нежданный звонок.

Он прозвенел бубенцами в тумане,

Будто бы кони, в упряжке лихи,

Мчат седока к безутешной Татьяне...

...Это УЧИТЕЛЬ читает стихи.

Сам неказист - с виду слесарь иль плотник,

Куцый костюмчик, ботинки с войны,

Эдуард Караш

УРАГАН НА КАСПИИ

Лишь с девой, безмерно капризной, Характером Каспий роднится, То ласковый, нежный и близкий, То вдруг закипает и злится...

Крепчающий ветер упругий Крутую волну нагоняет, И будто тягаясь друг с другом, В смертельные игры играют...

Порыв ураганный швыряет Суда, как муляж из картона, Пенистые гребни вздымает Стеной трёхэтажного дома,

Обрушиваются лавиной Норд-остовые накаты, Их бег обрывается длинный В опорах морской эстакады.

Шломо Клейман

Рыжий демон

"Не покидай меня на старости лет моих,

не оставляй меня..."

(из еврейской молитвы)

1

Я не знаю, кто он, где он,

как его зовут,

и зачем он, рыжий демон,

выдумщик и плут,

залетел в мой мозг усталый,

будто на постой,

будто двором постоялым

стал мой мозг больной

для шальных, беспутных бесов,

извергов ночных,

но когда без спросу влез он

Шломо Клейман

Учреждение

Начало этого рассказа переносит нас в те далекие времена, когда никакого Учреждения еще не было и в помине, и к тому событию, с которого, пожалуй, все и началось. И вот мы с вами уже топчемся в самой гуще голодной, разъяренной толпы, на том памятном митинге в пустыне, а с обрывистого возвышения, над толпою, в ее самой сердцевине, Учитель наш в изнеможении и из последних сил хрипит: Друзья, я понимаю, все это вызывает в вас и гнев, и отвращение, но я боюсь, отныне мы еще многие "нельзя" еще не раз услышим, так что к потоку предписаний, спускаемых нам свыше, придется привыкать... Эй сзади там, потише, ну прямо слово не дают сказать... (Толпа ворчливо притихает).

CANNIBAL CORPSE'90

ПОЖРАНЫЙ ВОЗВРАТ К ЖИЗHИ

ИСКРОМСАНЫЕ ЛЮДИ

Раннее утро. Пустая дорога Хорошо проведя время на солнце Семья возвращалась домой Их конец был закономерен Сумасшедший убийца не знающий ни права, ни лева Он рыщет на своем автомобиле по переулкам И вот в его поле зрения попадает семья Трудно понять, пьян он вусмерть или сумасшедший Они сталкиваются Ужасное выражение лица у головы, летящей на полной скорости Скоро ей будут питаться стервятники Папа был третьим. Он напоролся на баранку Его череп расколот на части Его выпученные глаза смотрят потухшим взглядом Они видят его покалеченные органы Его ремень безопасности не пригодился Он лопнул в два счета оги были раздроблены, спинной мозг растекся И его пожирают мухи Мама нашла свой конец пролетев сквозь стекло И напоровшись на дорожный знак Ее кишки разбросаны по дороге на четверть мили Четыре ребенка на шоссе Эмбрион валяется с искалеченным маленьким скелетом Маленькие дети летят и нет возможности чуда Потолок разбит вдребезги, кожа горит и шелушится Стекло разбивается, грудина и череп теперь свободны Трупы готовы для погребения Под колесами их расплющенные лица Кровь вытекает из глаз Кровавые жертвы покоятся в могиле Он знает, что мертв, и устремляется в завтра Hа улице навалены горы дымящегося мяса Слева умирает ребенок, из глубоких ран сочится кровь Теперь время питаться мясом Их конец был закономерен Смерть смотрит в мой глаз, который сохранился Слева от дороги, на солнце Подсыхает груда мяса Я вижу свое свежее убийство Слева от дороги Останки их тел Искалечены и раздроблены

Михаил Кузмин

Эхо

Стихи

I. ПРЕДЧУВСТВИЯ

361

Предчувствию, душа моя, внемли!

Не изменяй испытанным приметам.

Который снег сбежит с моей земли?

Которая весна замкнется летом?

Завеет март... лети, лети за ним!

Все облака - что голуби Венеры,

Весенний трепет неискореним,

Неизъяснимый трепет нежной веры.

И грезится необычайный путь,

Где нет случайных и ненужных бедствий.

Михаил Кузмин

Стихотворения, не вошедшие в прижизненные сборники

561

Лодка тихо скользила по глади зеркальной,

В волнах тумана сребристых задумчиво тая.

Бледное солнце смотрело на берег печальный,

Сосны и ели дремотно стояли, мечтая.

Белые гряды песку лежат молчаливо,

Белые воды сливаются с белым туманом,

Лодка тонет в тумане, качаясь сонливо,

Кажется лодка, и воды, и небо - обманом.

Михаил Кузмин

Вожатый

Случится все, что предназначено,

Вожатый нас ведет.

М. К

I

317-325. ПЛОД ЗРЕЕТ

1

Мы в слепоте как будто не знаем,

Как тот родник, что бьется в нас,

Божественно неисчерпаем,

Свежей и нежнее каждый раз.

Печалью взвившись, спадает весельем...

Глубже и чище родной исток...

Ведь каждый день - душе новоселье,

И каждый час - светлее чертог.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

НЛП уже помогло миллионам людей по всей планете быстро и эффективно разрешить свои проблемы, улучшить здоровье и повысить творческий потенциал. Данная книга — «Сердце Разума» — это краткая практическая энциклопедия методов НЛП. Избавление от различных фобий, приобретение оптимального веса, навыки комфортного общения, исцеление от тяжелых недугов — вот неполный перечень тем, раскрытых в этой книге. Читайте, пробуйте, преображайтесь и становитесь счастливее.

Глава из книги «Эротика».

Однажды вечером в марте 1882 года в Риме несколько друзей собрались в доме Мальвиды фон Мейзенбух. Неожиданно раздался еще один звонок. В комнате появилась управляющая и шепнула на ухо хозяйке некую потрясающую новость, после чего Мальвида поспешила к секретеру и, достав деньги, вышла. Когда, смеясь, она вернулась, прозрачная косыночка из черного шелка от волнения соскользнула с ее головы. Вместе с Мальвидой в комнату вошел молодой Пауль Рэ, ее давнишний друг, которого она любила как сына. Он примчался из Монте-Карло, чтобы вернуть долг человеку, ссудившему ему деньги, когда Пауль проиграл буквально все до последнего су.

Луиза (Лу) Андреас-Саломе (12.02.1861 — 05.02.1937) — Поэт, психоаналитик, философ, публицист. Муза величайших людей рубежа 19–20 веков.

Лу Андреас-Саломэ по праву принадлежит роль одной из самых исключительных женщин в истории Европы. Такой «коллекции» потерявших голову знаменитостей не встретишь более ни в одной женской биографии: Лу была «Великой Русской революцией» в жизни Ницше, ее боготворил и воспевал Рильке, ею восторгался Фрейд, ее собеседниками были Ибсен и Толстой, Тургенев и Вагнер, с ее именем связывают самоубийства Виктора Тауска и Пауля Рэ. «Она — воплощенная философия Ницше», — говорили о ней ее современники, и, как утверждают многие биографы, именно она стала прообразом ницшеанского Заратустры. Известный немецкий писатель Курт Вольф утверждал, что «ни одна женщина за последние 150 лет не имела более сильного влияния на страны, говорящие на немецком языке, чем Лу фон Саломе из Петербурга»…. Лу — имя придуманное первым влюбившимся в нее мужчиной, голландским пастором Гийо, читавшим лекции в Петербурге, оно принесло ей впоследствии мировую известность. Она родилась в Санкт-Петербурге в 1861 году. Младший ребенок генерала Густава фон Саломе, потомственного дворянина. В 1830 году Николай I жалует ее отцу, за боевые заслуги, в дополнение к французскому дворянству еще и наследуемое русское. В 1880 г. Лу в сопровождении матери едет в Швейцарию, слушает университетские лекции — как и многие другие русские девушки того периода (в Российской Империи в тот период не существовало высшего образования для женщин). В связи со слабым здоровьем переезжает в Рим, где попадает в салон Мальвиды фон Мейзенбух, приятельницы Гарибальди, Вагнера, Ницше, воспитательницы дочери Герцена. В салоне Мальвиды фон Мейзенбух Лу заводит знакомство с одним из его посетителей, другом Ницше, философом Пауль Реё. Вскоре они начинают испытывать духовное единство друг с другом. Девушка предлагает Реё проект создания своеобразной коммуны с целомудренным житием, в которую бы входили молодые люди обоих полов, желающие продолжить образование. Она предлагает снять дом, где у каждого была бы своя комната, но у всех — общая гостиная. Немец Реё воодушевляется идеей. Вскоре Пауль Реё просит Лу выйти за него замуж. Саломе отказывает ему, предлагая остаться друзьями. С коммуной ничего не выходит. Реё и Саломе отправляются в длительное путешествие, посещают Париж, Берлин. В 1882 г. Реё знакомит Саломе со своим другом Фридрихом Ницше, который покоряется и её интеллектом, и красотой. На свет появляется дружеская «троица», занимающаяся интеллектуальными беседами, сочинениями и путешествиями. Ницше также просит руки Лу, и также получает отказ. Вопрос отношений между Ницше и Лу Андреас-Саломе до сих пор остаётся нераскрытым, что привело к формированию большого количества легенд и предположений об их совместной жизни. Примерно в это время 21-летняя Саломе фотографируется вместе с Реё и Ницше, запряженными в повозку, которую она погоняет кнутом. Ницше почитал Саломе, как самую умную, из всех встреченных им людей, и, как утверждают современники, использовал её черты в создании своего «Заратустры». На стихи Саломе Ницше пишет музыкальную композицию «Гимн к жизни». Вскоре они расстаются, благодаря сестре Фридриха. Сестра Ницше Элизабет занимает резко агрессивную позицию по отношению к девушке, возникает конфликт, и Лу остаётся наедине Реё. Ницше умирает через 8 лет в психиатрической клинике, так ни разу в своей жизни не женившись. В 1886 г. Саломе знакомится с Фридрихом Карлом Андреасом университетским преподавателем, занимающимся восточными языками. Фридрих Карл Андреас был на 15 лет старше Лу и твердо хотел сделать ее своей женой. Чтобы показать серьезность своих намерений, он предпринимает попытку самоубийства на ее глазах (вонзает себе в грудь нож). После долгих раздумий Лу соглашается выйти за него замуж, но с одним условием: они никогда не вступят в сексуальные отношения. В течение 43 лет, прожитых вместе, как утверждают биографы, тщательно изучившие все её дневники и личные документы, этого так никогда и не случилось.

В 1901 г. погибает Пауль Реё в горах, без свидетелей. Невыясненным остается, был ли это суицид или несчастный случай. В 1892 году, Лу Андреас-Саломе все же вступает в романтические отношения с мужчиной. Этим счастливцем оказался Георг Ледебур, один из основателей социал-демократической партии в Германии и марксистской газеты «Форвартс», в будущем — член рейхстага. Но вскоре утомившаяся скандалами и с мужем (который пытается покончить с собой) и с любовником, Лу бросает их обоих и в 1894 г. уезжает в Париж. Там одним из её многочисленных избранников становится писатель Франк Ведекинд. Несмотря на многочисленные предложения руки и сердца от ее поклонников, она не помышляет о разводе и всегда первая бросает своих мужчин. В этом же 1894 году, литературная деятельность приносит ей известность. В 1897 г. 36-летняя Саломе знакомится с начинающим поэтом, 21-летним Райнером Марией Рильке. Она берет его с собой в две поездки по России (1899, 1900), учит русскому языку, знакомит с произведениями Достоевского и Толстого. В перерывах между путешествиями Рильке, как и другие возлюбленные Лу, живёт вместе с ней и Андреасом в их общем доме. Он посвящает Лу свои стихи, и по её совету меняет своё «женственное» имя — «Рене» на более жёсткое — «Райнер». Лу оказывает на Рильке большое влияние, меняется даже его почерк и становится практически неотличимым от её манеры писать. Рильке, как и другие любившие ее мужчины, просит Лу о разводе с мужем. После четырех лет совместной жизни, Андреас-Саломе уходит от поэта. Рильке и Лу Андреас-Саломе останутся друзьями на всю жизнь. До самой его смерти в 1926 г. бывшие любовники переписываются с друг другом. В 1905 г. служанка Фридриха Карла Андреаса рождает ему дочь. Лу оставляет внебрачного ребёнка в доме, и наблюдает за своими реакциями с дотошностью психоаналитика. Через несколько лет она её удочерит. Именно Мари останется с ней у смертного одра. В 1911 г. Лу принимает участие в работе Международного психоаналитического конгресса в Веймаре, где знакомится с Фрейдом. Они становятся друзьями на всю следующую четверть века. Фрейд, со свойственной ему чуткостью, не заявляет на неё собственнических претензий, что и позволяет их отношениям существовать длительное время. Впрочем, к тому времени ей исполняется уже 50 лет. Лу Андреас-Саломе овладевает психоанализом и входит в круг ближайших учеников Фрейда. Её нашумевшая книга «Эротика» выдержала в Европе 5 переизданий. В соавторстве с Анной Фрейд она задумывает учебник о детской психике. С 1914 Андреас-Саломе начинает работать с больными, оставив ради науки беллетристику (ею написано порядка 139 научных статей). Поселившись вместе с мужем в Гёттингене, она открывает психотерапевтическую практику и много трудится. Лу Андреас-Саломе умерла 5 февраля 1937 года в своем доме под Геттингеном. К счастью, ей не довелось увидеть, что сделало время с ее любимым учителем Фрейдом. В 1938 году фашисты оккупировали Австрию, конфисковав издательство Фрейда, его библиотеку, имущество и паспорт. Фрейд стал фактически узником гетто. Только благодаря выкупу в 100 тысяч шиллингов, который заплатила за него его пациентка и последовательница принцесса Мария Бонапарт, его семья смогла эмигрировать в Англию. Фрейд был уже давно смертельно болен раком челюсти, и в сентябре 1939 года по его просьбе лечащий врач сделал ему два укола, которые и прервали его жизнь. Не узнала Лу Саломе, что четыре сестры Фрейда, которых она нежно любила, погибли в немецком концлагере. Не узнала она и того, что в советском ГУЛАГе закончили свои дни ее родные племянники и двое ее братьев. «…Какие бы боль и страдания ни приносила жизнь, мы все равно должны ее приветствовать, — писала Лу Андреас-Саломе в свои последние годы. — Солнце и Луна, день и ночь, мрак и свет, любовь и смерть — и человек всегда между. Боящийся страданий — боится радости». Ницше не ошибся в своей Заратустре…