Пуля для солиста

Шоу-бизнес живет по своим законам. Грязным законам. И заправляют им люди нечистоплотные.

Продюсер Вадим Куприянов как раз из таких. Когда мечтающие о славе молодые певички проходят через его постель, это еще цветочки. Вот ягодки – это преступления, на которые с легкостью идет лощеный шоумен. Одной из его жертв стал одаренный певец Алексей Белов, отмотавший по милости Куприянова срок на зоне. Но это была роковая ошибка расчетливого дельца.

Алексей не из тех, кто позволяет наступать на горло себе и своей песне.

Придет час расплаты…

Отрывок из произведения:

Труп мужчины обнаружили под мостом Рижской эстакады. Тело бросили между разбитым грузовиком и опорой моста.

Именно бросили. Потому что погиб мужчина не здесь. Его привезли сюда уже мертвого. С пулевым ранением в голову.

– Парень один его заметил, – сказал опер из 98-го отделения милиции. – С автостоянки шел, под мостом проходил… Проклятое место…

– Проклятое, – согласился следователь Ржаной.

И запахнул полы плаща. То ли чтобы от пронизывающего ветра защититься, то ли от проклятия. Вдруг оно передается по воздуху, как инфекция.

Другие книги автора Владимир Григорьевич Колычев

Главарь банды Бекас полностью доверяет своему телохранителю Кириллу Астафьеву. Ведь тот неоднократно проверен в самых кровавых разборках. Причем парень не какой-нибудь отморозок – в безоружного стрелять не станет. А тот, кто не согласен на роль палача, не способен на заговор. Бекас в этом уверен. Ведь ему и в кошмарном сне не может присниться, что этот лихой парень, его лучший телохранитель, – на самом деле мент, внедренный в их банду, который к тому же мстит за своего родного брата…

Кому тюрьма – лихо, а кому – дом родной. Трофиму, видно, на роду было написано пройти тюремные университеты от звонка до звонка. Первая ходка случилась из-за безответной любви к соседской девушке Кристине. Вторая по той же причине: Трофима, вора в авторитете, сдал ментам ее ревнивый муж. Что ж, и в тюрьме люди живут. Правда, по своим законам. Пришлось Трофиму отправить на тот свет одного отморозка. Зато вышел он на волю вором в законе. А любовь к Кристине так и не проходит…

Антон Шмелев убийцей становиться не хотел. Так вышло. Служил во внутренних войсках – зону охранял. А тут – бунт. Двое разъяренных зэков несутся прямо на него – пришлось стрелять… После армии вернулся в родной город к невесте и сразу же узнал, что над ней жестоко надругались местные подонки. Откуда-то взялся автомат, палец сам привычно лег на спусковой крючок – семерых одной очередью… На зоне в Антоне Шмелеве, осужденном на пожизненный срок, заключенные мигом узнали срочника, положившего двух зэков. Это прокуроры не имеют права выносить смертный приговор, а уголовникам закон не писан. Жить Антону осталось несколько часов…

Едва вернувшись из армии, Никита Брат оказывается втянут в бандитскую группировку. И пошло-поехало… Наезды на «коммерсов», разборки, «стрелки», стрельба, взрывы, трупы… Один арест, потом другой… Его прессуют менты, точат на него ножи «братки»: боится его главарь группировки Кэп, видя в нем соперника. Но Никите вовсе не по душе бандитская жизнь, он не метит на место пахана. Однако кто же отпустит его в честную жизнь? Известно, вход в банду — копейка, а «выходной билет» стоит даже не рубль — ценою будет жизнь. Приходится Никите и дальше идти по трупам «братков», расчищая себе путь к свободе…

Не от хорошей жизни подался Спартак со своими ребятами в ближнее Подмосковье. На малой родине – только пьянки да драки; ни денег нет, ни работы. А тут хоть на хлеб подкалымить можно, потому как их бригада строит на местном рынке кафе. Но честно трудиться не получается. За рынок и стройку сражаются несколько «контор» братков, хозяин не платит денег за работу. Даже если захочешь, в стороне не останешься. И Спартак усваивает простую истину: если хочешь выжить, бейся до крови, до смерти. Потому что просто так никто тебе ничего не даст…

Любовь вспыхнула между Павлом и Лизой неожиданно, с первого взгляда. Несколько месяцев молодые люди буквально не могли оторваться друг от друга. А потом пришло время расставаться: Павла призвали в армию. Лиза обещала ждать — и Паша ушел отдавать долг Родине с легким сердцем. Он героически воевал в Афганистане, был награжден орденами и медалями, а когда вернулся домой раньше времени… застал свою девушку в постели с любовником. В приступе бешенства Паша выбросил нового Лизиного ухажера из окна. Воина-интернационалиста осудили на шесть лет. Когда он вышел на свободу, наступили совсем другие времена: братки, рэкет, шальные деньги… Паша оценил обстановку — и окунулся в новую жизнь с головой…

Вот уже несколько лет Спартак Никонов контролирует один из подмосковных рынков. Бригада у него сплоченная, проверенная, большие деньги поднимает. Братва уважает и боится Спартака – как московская, так и залетная. Сам он не беспредельничает и другим косяков не спускает, уважая и соблюдая понятия. Вот-вот его коронуют, несмотря на то что за плечами у Спартака нет ни одной ходки. Но в один миг жизнь круто меняется. Подполковник милиции оскорбляет жену Спартака, а такого бригадир не прощает никому. Мент в реанимации, а Спартак в КПЗ. Здесь Никонов пока никто, и ему надо ставить себя с нуля, чтобы выжить, заново подняться – и короноваться уже по-настоящему...

Криминальный авторитет по прозвищу Лукомор держал в кулаке весь городок, используя крепкие связи в госструктурах, в том числе и в правоохранительных органах. Но, как говорится, «не все коту масленица». Предприниматель Никиткин вдруг решил прибрать к рукам бизнес Лукомора, причем действовал он нагло и быстро – благо за его спиной стояли влиятельные люди. Между дельцами началась настоящая война за передел власти. Никиткину удалось засадить Лукомора за решетку. Но не суждено ему было долго упиваться победой. Лукомор вышел на волю и начал мстить – жестоко и самозабвенно…

Популярные книги в жанре Криминальный детектив

Минувшие годы были богатыми на финансовые аферы. Именно славянские «пирамиды» могут стать восьмым чудом света. Они и рушатся быстрее всех остальных, и желающих поучаствовать в их строительстве не становится от этого меньше.

Их накрыл МУР в ночь на тринадцатое мая в пустой пятиэтажке неподалеку от Ваганьковского кладбища. Кто они были — сатанисты, староверы или члены иной религиозной секты, — сейчас сказать трудно, поскольку протоколов не осталось. Им вменялась в вину не столько пропаганда чуждой идеологии, сколько похищение пятилетнего ребенка.

Юля Вишневская пропала одиннадцатого мая 1982 года около десяти часов утра. Слух об исчезновении девочки с Чистопрудного бульвара облетел всю Москву. Как потом рассказывала её родительница, она только на минуту отвернулась к лотку, чтобы купить печенье, и дочь словно растаяла в воздухе. Вся милиция столицы была поднята на ноги. В последующие два дня у каждого милиционера имелась фотография исчезнувшей малышки.

С присущей ему точностью наблюдении автор исследует криминальную среду как специфический срез современного американского общества. В романе «Голова лошади» он описывает мир хастлеров – профессиональных игроков в азартные игры и спортивные состязания.

Они шли, взявшись за руки и не говоря ни слова. Майское солнце играло на покрытых барашками пены волнах моря, и, казалось, сам воздух источает сияние. Молодому человеку исполнилось двадцать два года, девушке — семнадцать. В таком возрасте всегда воображаешь, будто жизнь готовит тебе одни несравненные радости. Они любили друг друга с тех пор как себя помнили, и уже тогда не сомневались, что у него не будет иной жены, а у нее — супруга.

Молодой человек только что вернулся из армии, девушка — закончила школу. Впрочем, на уроках она в основном писала письма возлюбленному, хотя пылкие чувства облекались не в самую блестящую форму. Но только дураки считают, будто орфография имеет какое бы то ни было отношение к любви. Медленным шагом они гуляли по Фаро, и сад казался им настоящим преддверием рая. Девушка смотрела на парня с восхищением, он на нее — с нежностью, и оба думали, что впереди у них целая вечность. Проходившая мимо старуха с улыбкой посмотрела на влюбленных. Они чуть снисходительно улыбнулись в ответ, не понимая, как это можно постареть.

В такое время в церкви Сеньора де лос Рейес людей почти не бывало. Возможно, благодаря сохранившимся с 1936 года следам пожара тут особенно явственно ощущалось присутствие милосердного к своим творениям Бога, и в полумраке, среди скользящих в неверном пламени свечей благочестивых теней, она чувствовала себя уверенно, как дома. Женщина всегда устраивалась в одном и том же месте — у надгробия святого Хосе Орьоля. Всю жизнь прожив в другом приходе, она стала одной из самых верных прихожанок этого храма. Ризничий дон Хасинто давно знал ее в лицо и считал весьма достойной особой.

Это было небольшое, узкое, но довольно уютное помещение, устроенное меж двумя сараями, стоявшими на задах двух смежных дачных участков. Обнаружить его существование можно было бы только сверху, например, при ремонте сарайных крыш или их чистке от снега. Однако основательно сделанные крыши обещали оставаться в хорошем состоянии еще лет десять-пятнадцать и по причине своей крутизны чистки не требовали, и потому человек, находившийся в нем, не опасался, что его когда-нибудь обнаружат.

– Я вам, женщинам, удивляюсь. Так легко стать красивой, да что красивой, привлекательной, а что вы с собой делаете? Ну, не все, есть, конечно, киски, от которых мужики теплеют, но их еще надо глазками поискать. И у этих кисок все снизу начинается, сначала каблучки высокие, затем ножки от ушей. И потому мы с ножек твоих и начнем. Так, скальпель есть, а вот пилы не вижу... Где же наша пила? А! Вот она, миленькая! Заржавела немножко, но ничего, сейчас мы ее спиртиком протрем, и все будет в ажуре. Ты только не дергайся, коли ко мне попала, все равно не выпущу, пока в аккурат не удовлетворюсь и Гиппократа не удовлетворю... Потому и привязал...

Осень девяносто второго.

Гиперинфляция. Ваучеры. Приватизация.

Кто-то сколачивает первоначальный капитал, кому-то сколачивают гробы. Перескочить из первой категорию во вторую ничего не стоит, ведь всегда найдётся тот, кому нужнее чужой кусок пирога. Твой кусок пирога.

Вот и решай – сдать назад или зайти с козыря двенадцатого калибра, ввязаться в разборки или удовлетвориться синицей в руке. Только решай скорее, иначе выбор сделают за тебя. И хорошо, если просто подставят, могут ведь и в затылок пальнуть…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Костя Любимов хоть и молод, а в схватке один на один завалил матерого уголовника Цепеня. А после, на зоне не сломался – к воровской масти не пристал и ни перед кем не прогнулся. На воле труднее. Хочешь иметь свой бизнес – отстегивай бабки бандитам или вступай с ними в жестокую беспощадную войну. Войны Костя не боится, на удар отвечает двумя, сам пощады не просит, но и никого не щадит. Вроде бы бандиты это поняли и угомонились, но чудом выживший Цепень, как разъяренный бык, не остановится ни перед чем. Ему надо растоптать Костю, насладиться его унижением, и только потом убить. У Цепеня есть крючок, которым он обязательно должен зацепить этого баловня фортуны…

Сплошная невезуха преследует Сергея Кирсанова по жизни. По глупости попал на зону, отмотал срок от звонка до звонка и решил, что с него хватит. Но вскоре пришлось крепко разбираться с доморощенными рэкетирами, и впереди опять замаячила зона. Тут Сергей понял, что кто-то упорно подставляет его. Уж не «закадычный» ли враг Ростик Горшков – ныне лощеный банкир? Сергей даже догадался почему – шерше ля фам. Из-за красавицы Стеллы сживает его недруг со свету. Ну, раз так, то Сергей сумеет дать банкиру сдачи, тем более нехилый опыт имеется…

Тюремная жизнь богата на всякого рода происшествия. И убийство здесь – событие не из редких. Но когда сидельцы погибают один за другим, это уже нечто из ряда вон выходящее. Начальник оперчасти майор Сизов решил провести собственное расследование серии «камерных» убийств и поплатился за это. Хорошо еще, что его самого не убили, а только покалечили. Но Сизов пошел на принцип – если начал дело, надо довести его до конца. Свидетели уверяют майора, что перед каждым убийством в тюремных коридорах появляются некие призраки. В духов Сизов не верит, зато верит в изобретательность преступников. И еще он знает, что сколько веревочке не виться…

Давно скрестились пути-дорожки опера Сергея Комиссарова и матерого бандюги Холода. Из-за мента попал Холод на зону. Отмотал срок. Короновали его – стал законником. А у вора в законе больше возможностей отомстить менту, чем у простого бандита. Но и опер не лыком шит, его голыми руками не возьмешь. Он уверен, что Холоду место на зоне, и когда-нибудь его снова туда отправит. А уж когда бандит похищает любимую женщину Сергея, оперу становится ясно – им вдвоем по одной земле не ходить…