Пуля для контролера

Сталкер, охотник на людей, ведьма… Зона свела их вместе и бросила навстречу тайне, способной пропеть колыбельную смерти целому отряду солдат. Их ждут чудовища, ловушки, опасные аномалии, настоящий ливень из пуль, а так же — испытание любовью и ненавистью, выбор между жизнью и смертью. Они обязаны победить, поскольку Зона отметила их, одарила необычными способностями. Правда, за них придется платить, но это отправившимся в погоню за очень могущественным контролером еще предстоит узнать.

Отрывок из произведения:

В дальнем конце улицы показался молодой человек высокого роста, одетый в шорты цвета хаки, зеленую футболку с надписью «Съешь бобра — спаси дерево», сделанную большими красными буквами. На ногах у него были китайские кеды, очень старые, вполне возможно, не так давно извлеченные из сундучка, в котором хранились еще с советских времен.

— Стас, это не он, точно — не наш клиент, — сообщил Федор по фамилии Толстячок. — Спорим, студент на каникулах?

Другие книги автора Леонид Викторович Кудрявцев

Приземистый, широкий, как шкаф, дэв, стоявший возле гостиницы и крутивший в лапах огромную дубинку, мельком взглянул на него, вяло ухмыльнулся и продолжил выписывать в воздухе своим оружием замысловатые фигуры.

Входя в гостиницу, Герхард подумал, что так должно и быть. Все правильно.

Одежда и соответствующее выражение лица сделали свое дело.

Страж порядка явно принял его за мелкого чиновника, появившегося в городе с целью сверить какие-то официальные бумажки с хранящимися в местной управе другими официальными бумажками и, потратив на эту глупую работу несколько дней, убраться восвояси.

Повести и рассказы Леонида Кудрявцева — одного из редчайших и лучших отечественных мастеров жанра. Мир воображения поистине невозможного.

Леонид КУДРЯВЦЕВ

И ОХОТНИК...

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Почему я решился написать этот рассказ?

Точно - не знаю. Наверное, потому, что мир самых лучших прочитанных нами книг, когда ты перелистываешь последнюю страницу, - не умирает. Он остается жить внутри нас - я имею в виду тех, кто способен получать от настоящей, хорошо написанной книги наслаждение. А потом ты сам начинаешь писать, и этот мир, он словно бы хочет, требует, чтобы ты в него хоть что-то добавил. Пусть даже какую-нибудь мелочь, безделушку. В знак уважения, в знак того, что ты о нем, этом мире, помнишь, в знак благодарности, за то, что он тебе дал.

Черные маги, умеющие управлять людьми с помощью нитей судьбы, захватывают город за городом. Об этом никто даже не подозревает, кроме горстки людей, способных, также как и черные маги, видеть нити судьбы. Их называют охотниками, и только они могут убиватьчерных магов. Герой романа, Хантер, убив черного мага, вдруг обнаруживает одну из запретных тайн черных магов. А это означает схватку с новым, неведомым и гораздо более страшным противником. Кроме того, у Хантера неожиданно появляется союзница – вампирша.Смертельная схватка между ними была бы неизбежна, если бы не обстоятельства. Когда на карту поставлена судьба целого мира, союзников не выбирают.

Леонид Кудрявцев

Джинн

Фантастический рассказ

1.

Пустыня пахла сиренью. Она так и называлась - сиреневая пустыня. К вечеру запах усиливался и для обладавшего тонким нюхом крысиного короля становился почти непереносимым. Причем, те же караванщики вели себя как ни в чем не бывало. Похоже, они либо все поголовно были напрочь лишены нюха, либо настолько привыкли к запаху сирени, что перестали его замечать вовсе. Размышляя на эту тему, крысиный король склонялся к первому варианту, поскольку второй у него просто не укладывался в голове. Как можно привыкнуть к такому терпкому и сильному запаху? Еще пустыня, как и положено настоящей пустыне, была достаточно однообразна. Барханы, барханы и барханы, а также старая, местами занесенная песком караванная дорога. И ветер, и солнце и жара. А еще, временами, мелькнувший на горизонте силуэт, истощенной до последней степени химеры, да то и дело возникающая на обочине дороги фигура призрачного торговца родниковой водой, во все горло нахваливавшего свой товар и рассыпающегося в прах, стоило сделать к нему хотя бы шаг. Разговоры караванщиков, обычно, сводились к обсуждению достоинств той или иной еды, отличительных признаков самок и возможностей потратить заработанные деньги, причем, в основном на более детальное изучение первых двух предметов. Хозяин каравана отличался непомерной толщиной, обладал достаточной для занимаемого положения хитростью и житейской сметкой, но разговоры его ограничивались все тем же неизменным набором тем. Правда, рассуждал он о самках и еде с несколько утомленным видом, как бы намекая на свои большие, чем у обычных караванщиков в данных вопросах познания, однако, это не превращало беседы с ним хотя бы в некое подобие достойного общения. Еще были охранники каравана, но они разговаривать не любили, предпочитая все свое время, за исключением уделяемого сну и еде, с тревогой вглядываться в даль, очевидно ожидая от пустого горизонта какой-то каверзы, а может и в самом деле, углядывая там нечто весьма интересное, недоступное созданиям, наделенным не таким как у них острым зрением. В любом случае, разговорить их было невозможно, в чем крысиный король убедился после нескольких безуспешных попыток. Таким образом, если не считать мыслей, мечтаний и воспоминаний, единственным для него развлечением за время путешествия по сиреневой пустыне, были изредка попадавшиеся, расположенные в оазисах городки. В них караван задерживался на пару дней для отдыха и пополнения запасов провизии, а также воды. Жители городков особым умом не отличались, и это позволяло крысиному королю использовать подобные остановки на полную катушку. В данный момент, восседая на спине песчаной рыбы, слушая скрип песка, разгребаемого ее похожими на совковые лопаты плавниками, крысиный король пытался подсчитать, сколько он уже заработал своими штучками с того момента как попал в сиреневую пустыню. Получалось неплохо. И даже если учесть стоимость путешествия, если вычесть расходы, то все равно, сумма получалась немалая. Вполне возможно, к концу сиреневой пустыни он скопит достаточно денег для того чтобы миновать следующие два мира, не сильно заботясь о пропитании. Просто, будет ехать и ехать, останавливаясь лишь для ночевок, от одних ворот к другим, от одной перемычки между мирами, к следующей... Все ближе к своему родному миру... все ближе... Кстати, до него не так уж и много оставалось. Миров семь, не больше. Крысиный король вздохнул. Миров семь... Если подумать, то не так уж и мало. А во всем виноват великий маг Ангро-майнью, взявшийся неизвестно откуда водный элементал и конечно белый дракон, мерзкий, противный старикашка, сыгравший с ним не очень красивую штуку. Примерно такую же, какую он сам сотворил с белым драконом еще раньше. Но все-таки... все-таки... Может быть, ему стоило проявить большую сообразительность и настойчивость в разговоре с Ангро-майнью? Возможно, сейчас, не пришлось бы тащиться в свой родной мир по этой провонявшей сиренью пустыне? Он вздохнул еще раз. Один из охранников каравана протрубил в короткий, оправленный в серебро, рог танцующей коровы. Дав песчаной рыбе сигнал остановиться, крысиный король быстро огляделся. На горизонте висело пылевое облако, судя по величине, оставленное не менее чем отрядом всадников. Причем, облако это стремительно приближалось к каравану.

Я сидел в таверне «Кровавая Мэри», и слушал как Хоббин и Ноббин рассказывают о прелестях охоты на кротов, когда в нее заглянул Сплетник, здоровенный старикан, с большой нечесаной бородой, из которой торчали обрывки слухов.

Сплетник некоторое время топтался у двери, видимо соображая имеет ли смысл осчастливить такое скромное заведение своим посещением, а также, прикидывая не получит ли он тут по физиономии. Его взгляд обежал таверну по кругу, то и дело останавливаясь то у одного, то у другого посетителя. Возле стойки он подпрыгнул, и поводив из стороны в сторону остреньким носом, удовлетворенно кивнул.

—  ...  Именно так  мой  дедушка обманул человека,  —  сказал крысенок, которого звали Рала.

— Нет,  — промолвил крысиный король.  — Всего лишь нарушил свою клятву. Не более.

        Он  окинул внимательным взглядом расположившихся перед  ним  полукругом крысят и слегка улыбнулся.

—  А  разве обман и  нарушенная клятва не  являются одним и  тем же?  — спросил Рала.

—  Нет.  Обман  —  это  высокое искусство.  Настоящая крыса  никогда не опустится до того, чтобы нарушить свою клятву. Она её выполнит, но так...

Кое-какие мысли по поводу вселенского хая вокруг противостояния: библиотека КМ против библиотеки Мошкова

Популярные книги в жанре Боевая фантастика

Бесстрашным борцам с силами Тьмы Демиду Коробову и Мигелю Гомесу вновь приходится сразиться с опасным противником. На сей раз им противостоит маньяк Вальдес, помешанный на идеях испанской инквизиции и стремящийся стать могущественным демоном, чтобы жестоко и беспощадно искоренять грешников во имя Христово.

Оби-Ван еще не стал рыцарем-джедаем. Но даже он неопытным глазом ученика понял, что на планету Гала он и его учитель Куай-Гон прибыли не зря. Королева Веда смертельно больна. Идет жестокая борьба за власть. Правительница вынуждена открыть юному джедаю и Куай-Гону свою тайну. Среди свободолюбивых горцев живет Элана. Именно эта девушка, а не сын Веды является истинной наследницей трона. Куай-Гон тайно отправляется в горы, чтобы разыскать носительницу символа наследования — Знака Короны. А юный Оби-Ван, оставшись во дворце, заподозрил, что королеве в чай кто-то добавляет яд. Но, не успев толком ничего выяснить, мальчик сам попадает в ловушку.

Знойный день Татуина медленно перетек в свою вторую половину. Ранние сумерки смягчили контуры дворца Джаббы и тронули песчаные холмы приглушенным оранжевым светом. Оперенные ящерицы стрелами выскакивали из своих нор, чтобы в прохладной тени поохотиться за насекомыми. На обнажившемся от песка камне пронзительно вскрикнул кибис, один раз, другой, потом замолчал.

Рие-Ииес с усилием поднялся по лестнице бокового входа, таща с собой ведро. Он остановился наверху, и три глаза украдкой оглядели размытые холмы и вход, оставшийся позади него. Он стоял, тяжело дыша костлявой грудью, и частица сумеречного покоя просочилась и в него. Стихло жжение в груди от последней стычки с Эфантом Моном, которая началась со слов «ты просто безалаберный сопливец, Рие-Ииес, не понимаю, как Джабба тебя терпит» и закончилась тем, что их растащил куаррен Тессек, помощник Джаббы.

Жара.

И солнце.

И песок.

И мертвые тела. Или умирающие.

Тела, в которых пока есть кровь, еще не пролившаяся в татуинскую пыль, на опаленные солнцем камни Мое Айсли, не впитавшаяся в мокрую от пота одежду, купленную за тысячу планет отсюда. Не более чем капля, блестящая на обмякших губах, вылившаяся из хрупкого горла, не более чем тонкий, словно пером нанесенный, рисунок возле их ноздрей.

У тех, кто обладает такими предметами, как ноздри или кровь.

О великом «охотнике за головами» Джефферсоне Найтхауке, снискавшем себе славу под выразительной кличкой Вдоводел, ходили легенды. Однако вот уже более ста лет как он добровольно подверг себя замораживанию, ожидая исцеления от смертельной болезни. Вздохнули с облегчением бандиты на дальних границах… Но однажды случилось небывалое — Вдоводел вернулся. Вернулся, обретя новое тело и новую юность, и по-прежнему железно тверда его рука, верен глаз и смертоносен каждый выстрел…

В XXXI веке боевые роботы являются самым совершенным оружием. Ничто не остановит лавину тридцатиметровых гигантов, способных двигаться по любой местности со скоростью спортивного автомобиля, прыгать на несколько сотен метров, летать, плавать... и при этом быть оснащенным вооружением почти как авианосец двадцатого века. Дивизион этих демонов уничтожения в состоянии выполнит любую задачу. Но главная их сила в маленьком, хрупком человеческом мозге, управляющем этим мощным сооружением. Поколениями проводимый генетический отбор позволил создать расу сверхпилотов, способных думать со скоростью компьютера и совсем по-человечески жаждать победы. За свое могущество они платят небольшую цену: сливаясь с машиной, они становятся ее придатком, теряя способность любить и сопереживать...

Главная власть в Галактике принадлежит «Легионам Сардэя», союзу бывших элитных частей и других боевых соединений Империи Это движение возникло через семнадцать лет после краха Империи в 3815 году от рождества Христова, когда тысячи солдат и офицеров старой армии и флота последовали призыву командира седьмой бригады тяжелых крейсеров Артуа де Бержерака присоединиться к нему и последовать на Тау Кита. Своим путчем против короля Балдуина IV совершенным им в 3798 году падения Империи, де Бержерак поставил точку в истории Империи и провозгласил себя новым диктатором. Но кем он мог править? Вследствие всего лишь одной ошибки, допущенной при контроле скачков перехода, Империя на необозримое время распалась на отдельные фракции и группировки, каждая из которых провозгласила себя независимой. Появление в 3809 году возможности контролировать систему управления генератором Леграна-Уоррингтона и отправиться в другие звездные миры лишь ускорило крах Империи. Сразу же после путча на Земле разразилась глобальная гражданская воина развития которой никто по мог предугадать и в ходе которой за последующие пятнадцать лет Земля деградировала до технологического уровня доимперской эры, то есть до уровня XXI века. В течение семнадцати лет де Бержерак пытался положить начало новой объединенной Империи под своей эгидой хотя бы на Земле, но тщетно. И наконец в 3815 году он сдался – после бесчисленных поражений, гнусных интриг и постоянной конспирации

Алтай всегда считал себя везунчиком, однако в этот раз Полигон всерьез вознамерился испытать его удачу. Первые шаги в Оранжевой зоне обернулись подставой, стандартная прокачка – невыполнимым заданием, а эпический квест – гибелью боевых товарищей. Более того, он сам оказался на грани. Теперь жизнь Алтая зависит от экспериментальной нейросети и инопланетной твари, единственная цель которой – подчинить себе его сознание и превратить в живое оружие. Вернуться из мертвых и пройти сквозь Инферно, победить в безумном шоу и освободить товарищей – в одиночку, без брони и оружия… Невозможно? Значит, придется совершить невозможное. Просто потому, что других вариантов не предлагается. Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

На заре времен Безумный Бог был погребен заживо глубоко в толще северных гор, но перед смертью успел проклясть своих убийц и все созданное ими. За тысячелетия, проведенные в магической темнице, его проклятия накопили великую силу, обрели собственную волю. Их час непременно наступит — однажды последние слова давно забытого божества вырвутся на свободу и прогремят над миром…

Действие книги основано на популярной российской RPG (role play game) игре PANZAR (http://www.panzar.ru)

Молодая женщина - успешный врач-психиатр пишет монографию о психозах, связанных с Древним Египтом. Чтобы понять природу этих психозов, приводящих к самоубийствам больных, возомнивших себя воплощениями древнеегипетских царей и цариц, она направляется в Египет.

Не имеющая аналогов в русской и зарубежной литературе внежанровая проза с захватывающим сюжетом, в котором переплелись приключения, мистика, история, политика, психология, философия, скрученные в тугую спираль, которая и составляет нашу жизнь.

На лунной станции во время научной конференции трагически гибнет известный астрофизик. Все считают, что произошел несчастный случай. Однако Ричард Сноу приходит к выводу, что смерть экстравагантного профессора — не каприз судьбы, а преступление. Необъяснимые факты и невероятные события быстро втягивают специального агента в беспрецедентный научно-детективный поиск, сопряженный со смертельной опасностью. Скрупулезное сопоставление фактов, таинственные убийства и исчезновения, погони за ускользающей тенью преступника на Луне, на Земле, в невообразимых космических далях, фантастическое изобретение профессора — топоскоп — всё это сплетается в тугой узел. А пока ученые спорят о существовании инопланетян, кто-то из землян уже вступил в контакт…

А это история детства Кальвина Рейвена — одного из главных героев цикла "Легенда о Слепых Богах". О его встрече с Люсьеном Энн в Хаосе, о том, как его личность была полностью стерта и заменена новой, о простой жизни маленького оборванца, живущего на чердаке библиотеки в самой прекрасной столице юга — Виере.