Птицы с синим отблеском (фрагмент)

Евгений Ленский

Птицы с синим отблеском

[фрагмент]

Часть 1.

Странник.

I. Твикс.

Система Лиенна. Южное полушарие Эллады. Песок... Огромная, всепоглощающая пустыня Грусти... Я брел по ней уже вторую неделю. Ничего... Ни травинки, ни стебелька... Только где-то вдали иногда возникали яркие вспышки, которые тотчас же исчезали, не оставляя за собой ничего, кроме непонятного чувства тревоги.

Вполне возможно, кто-то из новичков баловался с новыми возможностями. Ладно, с них станется...

Другие книги автора Евгений Сергеевич Ленский

Сборник фантастики, составленный и изданный Всесоюзным творческим объединением молодых писателей-фантастов при ИПО ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия» по материалам семинара, состоявшегося в Ялте в январе-феврале 1991 года.

Забавная история о переселении душ

Чем не курорт, планета исследуемая экспедицией земного звездолета «Алена»? На ней нет ни болезнетворных бактерий, ни хищников, ни ураганов, ни радиации. И только одно настораживает землян, и не дает командиру дать «добро» на свободный выход экипажа: гибель жителей планеты, опустевшие города, загадочные установки под силовыми куполами.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Дмитрий Тарабанов

ВРЕМЯ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ

рассказ

Олегу Овчинникову. Чудеса и впрямь случаются.

Пропихивая руки в рукава старенькой дутой куртки, я случайно глянул на запечатанную коробку счетчика на стене. Пломба была на месте беспорядочно намотанные ниточки и бляшка печати - но диск не двигался. Даже красная полоска деления замерла у края. - Ир, а у тебя счетчик повесился, - сказал я. - Да ну? - она стояла возле зеркала и потягивалась. Домашний топик желтого цвета был заляпан бурыми пятнами кофе. - Ей богу. - Я намотал на шею шарф с белой эмблемой "Пума" и застегнул курточку. - Интересно ты электричество отматываешь. У себя что ли так сделать. Электрокамины мне за месяц уже, наверное, столько намотали... - я протянул ей потертый пакет с "нюшными" зарисовками. - Подержи, пожалуйста. - Что за глупая привычка надевать обувь после того, как курточку напялишь? - она приняла ручную кладь и воровато извлекла перехваченный резинкой рулон бумаги. Пакет выскользнул из ее рук и распластался на полу. Внутри что-то звякнуло. - Ты мне карандаши так все побьешь, - проворчал я. Ирка хихикнула. Развернув зарисовки, она недовольно скривилась. - Что ты сделал с шеей? - простонала она. - И грудью! Бумагу чуть насквозь не протер... - Меньше вертеться надо было, - я выпрямился. - Настоящая ню по определению позирует недвижимо в течение двух часов. - По определению, у меня задница затекла, - перекривляла она. - На таком морозе лежать с одной драпировочкой... - Тебя бы в Грецию к киникам. Приняли бы с распростертой душой, - я забрал у нее ватман и, скатав, снова скрепил резинкой. - Поклонники женских красот, киники эти? - она выгнулась перед зеркалом, собрав темные волосы в нечто фонтанообразное. Смотрелась она вполне самодовольно. - Циники, по-нашему. Ирка изумленно уронила руки, потом собралась и показала язык. - Я пойду, - я кивнул в сторону обитой подранным поролоном двери. - Гонорар скоро? - Как продам. Открывая замок входной двери, я снова посмотрел на счетчик. Он не то, чтобы не вертелся, даже не жужжал. Замер. Или, скорее, замерз. - Научишь, как ты это делаешь. - Что - делаешь? - Отматываешь счетчик. - А я его не отматываю, - она дернула плечами, отчего просторный желтый топик с когда-то ультрамодной фразой "Tomy Girl" подпрыгнул. - Это он сегодня сам. Протестует. - Электрикам скажешь... - я вышел за дверь и помахал рукой. - Давай, закрывайся. Выхолаживаешь квартиру. Простудишься - меня виноватым сделаешь. Киник. - Как продашь, заходи еще, - она подмигнула и хлопнула дверью. Как продам, обязательно зайду, - пообещал я себе и, отыскав в неожиданно опустившейся тьме лестницу, стал спускаться.

Олег Аркадьевич Тaрутин

УМЕНЬШИТЬ - УВЕЛИЧИТЬ

- Ну вот, с первым вопросом, кажется, разобрались.Откинувшись на стуле, председатель товарищеского суда оглядел зал. - Факт залития Орловыми нижележащих Пазиковых установлен нашей комиссией, и сумма ущерба в ориентировочной сумме. .. словом, стоимость ремонта примерно восемьдесят-сто рублей. Так, Ксения Карповна?

- И сумма подлежит вручению пострадавшему,-добавила ведущая протокол пенсионерка Ксения Карповна Крупнова, член товарищеского суда.

Сергей ТИЩЕНКО

ВСЕГО ТРИ СЛОВА

"Вселенная бесконечна в пространстве и во времени"

(древнее заблуждение)

"...важную роль в формировании структуры видимой нами части Вселенной на начальной стадии ее расширения играли звуковые волны...

(научный факт)

Астрофизик я. И всегда был астрофизиком, что бы ни говорили обо мне мои собратья по науке, рыцари радиотелескопа и спектрографа. Я решал свою задачу и не моя вина, что в ответе получился неожиданный результат: так часто бывает. А если не я - все равно это был бы кто-нибудь другой.

Сергей Торенко

Экскурсия

"Интересно, есть ли в мире что-либо прекраснее Херсонеса ранней весной," - думал Эйв блуждая среди руин. Возле него шла девушка. Эта пара выделялялась среди местных (в это время года здесь бывают лишь немногие туристы - не сезон). Эйв был высоким темноволосым украинцем, кожа имела природный чуть смуглый оттенок. Волос вот уже месяца четыре не касались ножницы. Под сдвинутыми темными очками поблескивали темно-коричневые глаза. Hа лбу под линией пробора белел шрам. Одет был Эйв в черные джинсы "CK" и легкую серую футболку. Hа плече висел старенький фотоаппарат "ФЕД". Под руку он вел девушку. Девушка была в синих джинсах с серебряной пряжкой и в легкой футболочке с орнаментом на ботанические темы. - Hу как нравится? - спросил Эйв. - Эйв, ты хочешь что бы я поблагодарила тебя в двести пятьдесят пятый раз? - Послушай, мы ведь договорились называть друг друга цивильными именами... - Ладно. Ты прав здесь очень красиво. - Так-то, Тигренок. Тигренок шутливо надула губки, сделав вид, что обиделась. Потом они оба засмеялись. Идея называть друг друга истинными именами не прижилась. - Hет, все-таки жаль, что нельзя побродить по заполненным и живым улицам этого городка. Что скажешь, Эйв? - Возможно, через пару тысяч лет кто-то будет то же говорить о Киеве... - Киев - вечный город. Вероятнее через пару тысяч лет люди смогут проводить свои каникулы в прошлом, бродя по живым улицам Трои, Афин... Херсонеса... - Hаселение этих городов незаметно увеличится в три-четыре раза за счет туристов из будущего, - в тон ей ответил Эйв. Они снова улыбнулись друг другу. Эйв открыл фотоаппарат. - Слушай, Тигренок, примостись-ка ты среди этого архитектурного ансамбля в дорико-ионическом стиле. "Ансамблем" Эйв назвал шикарную кучу развалин. "Отличный получится снимок", - подумал Эйв наводя резкость и нажимая спуск на фотоаппарате.

Александр Торин

Мы - пионеры, дети рабочих

(Две истории про лигу скаутов и о том, как с ней бороться)

История первая. Взвейтесь кострами.

Меня с некоторых пор периодически мучает вопрос, на который я так и не смог найти ответа: существует ли какая-нибудь связь между Лордом Баден-Пауэллом и городом Баден-Баденом, в который, расстроившись, по слухам очень любил уезжать Тургенев?

А началось все с нескольких дней, проведенных в Лондонской гостинице имени Лорда Баден-Пауэлла, в самом что ни на есть центре скаутского движения. С тех пор я подозрительно отношусь к лиге скаутов. И, как это не парадоксально, время от времени тоскую по исчезнувшим с лица земли советским пионерам.

Александр Торин

Ночь в Цветущих садах Бомбея

Все в жизни Лени Цыплова в течение последних трех недель складывалось на редкость неудачно. А началась полоса невезения ровно девятнадцать дней назад, когда он летел в самолете, совершающим рейс Москва-Сан-Франциско. И черт его дернул взять с собой эту проклятую книжку.

Дело в том, что бывший аспирант кафедры вычислительной математики Цыплов всегда славился среди друзей своим обстоятельным подходом к жизни, зачастую граничившим с занудством. Неудивительно, что получив приглашение на работу в Америке, Леня решил всесторонне подготовиться к жизни в новых условиях, и отправился в районную библиотеку. Там на интересующую Леню тему обнаружилась толстая, зачитанная до дыр книжка с интригующим названием: "Кремниевая Долина. Краткий очерк нравов и экономической географии". Но тут навалились дела, книжка пылилась на столе, а Цыплов получал визы и подписывал бесконечные обходные листы. Пришлось пойти на преступление против совести: книжка была временно похищена, а Леня твердо решил, что проштудирует книжку в самолете и вышлет ее обратно по почте.

Евгений Торопов

Инспектор

1.

- Дружок, опаздываешь на работу, - укоризненно заметил лаборант Писарев, отнимая от головы один наушник. - Опять транспорт поломался?

- Проспал, - ответил лаборант Афонин, вешая куртку на плечики, и громко зевнул.

- Ясно.

Писарев опустил наушник и стал покачивать головой в такт ударным.

- Скачал новую песню "Garbage" в mp3. Улетная!

- Показатели с датчиков снял?

Евгений ТОРОПОВ

МАРОДЕРЫ

по мотивам повести Братьев Стругацких "Пикник на обочине"

- Побожись на свою сестру!

- Я тебе ручаюсь, Хилмерсы драпали сломя голову! Сам видел. Пойми, ничегошеньки они не взяли. Только что успели засунуть свои сраные задницы в свой сраный крайслер и умотали в свой сраный Хьюстон-Майами или куда там они еще могут придумать умотать, причем чем дальше, тем лучше.

- На сестру побожись?!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

АЛАН ЛЕО

Эзотерическая астрология О сущности человека

ПРЕДИСЛОВИЕ АЛАНА ЛЕО

Только после того, как я второй раз посетил Индию, я нашел доступ к центральной идее, которая резюмировала все мои мысли по поводу эзотерической астрологии. В одном из священных храмов я встретился с мудрецом, с духом которого мой дух находился в состоянии совершенной гармонии. Мне было достаточно развить перед этим достойным удивления пандитом всего-лишь несколько мыслей, после этого он самостоятельно следил за моим мышлением и соединил эти идеи несколькими словами в логическое целое, к завершению чего я стремился в течение многих лет. При одной из наших встреч он сказал лишь несколько слов: но этими словами он подарил мне познание, которое в такой степени осветило мое мышление, что на меня снизошло мгновенное просветление, до этого я был слеп. Однажды мы в ехали в старой колымаге несколько миль до руин храма и в то время как он непрерывно произносил священные песнопения, меня переполняли возвышенные мысли и возникали вопросы, на которые мог ответить только мудрец.

П.Леон

Рассвет

У каждого начала свой конец У каждого конца своё начало Успеет ли схватить он свой венец И доказать имеет ли он право.....

( Книга Теней - ХРОНИКИ ДРАКОНА , SUNRISE1)

sunrise is a first chapter of a fantasy novel chronic of an emerald dragon, and cannot be used, separately or otherwise in purpose of copying or publishing without permission of an author himself

Комнату заливало ровным кровавым светом восходящего солнца. Слабые лучи проникая через окно, нежно ласкали тело Кары. Ёще не до конца проснувшись, она уже знала, чем встретит ее грядущий день. Будто на комнату легла невидимая тень. Но стараясь не углубляться в темные мысли, она скинула, сгруди часть великолепной материи, легкой как пух, которая по инерции скользнула на бедра. Сладко потянувшись, Кара открыла огромные голубые глаза. Шелковое покрывало, привезенное специально для нее с другого конца света, приятно шелестело в ногах, прикрывая нижнюю часть тела. Если верить рассказам финикийских купцов, торговавших шелком, купили они его в стране называющейся "Син", и что прядут Часами, она слушала рассказы купцов о неизведанных землях, об огромных каннибалах заселявших земли Великого Льва. Об восточных землях Солнечных пауков, где люди были маленькие с желтой кожей и раскосыми глазами. Хотя считались они превосходными и преданными воинами. Но Карра всегда ловила себя на мысли, что слишком уж верить этим купцам нельзя: "Эти финикийцы обманут собственную мать, дабы продать". У ее постели, живым изваянием застыл мускулистый раб. Легко обхватив широкую окружность глиняной чаши-умывальника, он казалось не дышал, страшась нарушить гладкую, водяную поверхность, которая как зеркало отражало эбеновый цвет кожи порабощенного великана. Вынырнув из-под невесомого покрывала, Кара сбросила его с кровати. Материал плавно скользя по воздуху опустился на мраморный пол. Она не стыдясь взгляда стоящего позади раба медленно подошла к окну. Солнце своими лучами охватило ее тело, ослепляющее своей нагой красотой. Кара смотрела на просыпающуюся столицу великого Египта. Перед ней как на ладони, в лучах утреннего солнца лежали две части огромного города. Храмы, как и все религиозные постройки, находились в "священной" части, запутанного лабиринта домов и улиц. Первые лучи, только коснулись голубоватой линии горизонта, а жрецы Ра, сбились на крыше Храма, не жалея глотки, воспевали деяния своего возлюбленного Бога. Молили его о том, чтоб направил разрушительные потоки Нила на орошение полей и утоление жажды нуждающимся. Вышитый золотыми нитями, широко раскрытый "глаз", на балахонах жрецов ослепительно отражал прямые лучи солнечного света, невольно заставляя Кару перевести взгляд на "рабочую" часть города и на крестьян, празднующих конец засухи. Стада баранов, выбранные для дня солнцестояния маршировали под свист пастушеских бичей, языки которых беспорядочно опускались на каждую скотину, нарушающую строй. Смотря с высоты на тысячи черных точек, соединявшихся в неровную "змейку", Кара улавливала непрерывающееся блеянье, обрываемое резкими порывами ветра. "Это стадо наверное оглушило весь город" - подумала Карра. Раньше, когда она жила на нижних этажах Храма, даже через подушку слышалось цоканье копыт каждого барана, проходившего мимо. А крики пастухов и щелканье бичей звенели у нее в голове целые недели, после празднеств Разлива. Но с каждым годом блеянье проходящего мимо стада, слышалось все дальше и глуше, так как после каждого разлива, в храме становилось на одну избранницу меньше. И Кару переводили жить этажом выше, заменяя ее предшественницу. Теперь Кара наблюдала за происходящим в городе с последнего этажа Храма Избранниц, и с высоты достигающей почти птичьего полета она созерцала медленно пробуждающеюся Дендеру: ....Крестьяне выводили свой скот на жертвенный круг, и спорили друг с другом о том, кто первый заполучит священный алтарь после жертвоприношения Избранницы. Увидев неимоверную радость в их глазах, Кара впала в раздумье, и в голову пришли хорошо заученные слова, которые вбивали ей еще с самого детства: ..........В день когда свет победит Тьму Сотис великая заблистает на небе. И взойдет прах Избранницы на опочивальню небесную в 20 разлив Нила от дня рождения ее.... И оживит Ра поля И понесут поля эти урожаи.... Кара умоляюще посмотрела на небо. В багрово-красной пучине восходящего солнца, не далеко от горизонта, ярко светила великая Сотис. С трудом сдерживая рыдания она отошла от окна. Накинув тогу по дороге из комнаты, Кара ополоснула лицо душистой водой, из чаши которую держал невозмутимый раб и кинула последний взгляд в окно. В отдаленной части священного города, дальней стороне древней столицы, возвышались статуи храма их возлюбленного Фараона. Кара обречено опустила взгляд, улыбнулась рабу, и покинула комнату... Она была избранной. В Этом году приближался ее двадцатый разлив.

Джордж Леонард

"На нашей Луне есть кто-то еще"

ВВЕДЕНИЕ

В 1950 г. несколько ученых и любителей были поражены странными явлениями и объектами, увиденными на Луне. Не только заинтригованы (что было со времен Галилея), а именно поражены огнями, странными затмениями, кратерами, которые появлялись и исчезали, движущимися световыми полосами, странными опознавательными знаками и даже подобием инженерных сооружений. К 60-м гг. сложилось мнение о признаках технократический активности. Но заявить об этом ученые воздерживались: мешали традиции, недостаток доказательств, боязнь показаться смешными. Дальнейшие исследования Луны позволили накопить богатый материал о ней, по программе НАСА были сделаны в разное время тысячи фотографии. Эти фотографии отличного качества и раскрывают фантастические вещи.

Лаура ЛЕОНЕ

Истинные мотивы

Анонс

Целеустремленная Шелли Берд привыкла заботиться исключительно о своей деловой карьере и никогда не смешивать бизнес и любовь. Но какая женщина смогла бы устоять перед магическим обаянием Росса Таннера? Здравый смысл подсказывал Шелли, что не стоит доверять сладким словам ее самого опасного конкурента, но много ли значат доводы рассудка, если в сердце поселилась всепоглощающая страсть?..

Глава 1.