Пшеничная лепёшка

Ангел Каралийчев

Пшеничная лепёшка

Бабушка тайком разрыла уголья в очаге, вытащила лепёшку и куда-то её спрятала. Ванчо и Куна обшарили все уголки, заглянули под кровать, в шкаф, порылись на всякий случай в очаге - лепёшки и след простыл.

- Дай нам лепёшку, бабушка, дай! - взмолился Ванчо.

- Дай, пожалуйста, бабушка! - стала просить его сестрёнка.

- Не егозите, скалка тут как тут! - пригрозила им старушка.

- Бабушка, мы есть хотим! - жалобным голоском заныла Куна.

Другие книги автора Ангел Каралийчев

Сборник сказок популярного болгарского писателя.

1. Самый маленький утенок

2. Осенняя сказка

3. Сдобная лепешка

4. Почему деревья стоят на месте

5. Просяное зерно и буйвол

6. Месяц и куриное яйцо

7. Глупый Шишо

8. Хитрый ослик

9. Снегурка

Ангел Каралийчев

Слеза матери

Заморосил мелкий дождик. Жёлтая листва в саду заблестела. Виноградины на ветках лоз набухли, и их кожура стала лопаться. Фиолетовая астра склонилась над выброшенным глиняным кувшином. Маленькая ласточка, сидевшая в нём, съёжилась и задрожала от холода и тоски. Никого с ней не осталось. Улетели на юг её сестрёнки. И мать улетела в тёплые страны. Кто согреет её в эту дождливую ночь?

Её оставили, потому что она была калека и не могла летать. Летом в доме, под крышей которого её мать свила гнездо, вспыхнул пожар Еле успела старая ласточка вынести своего птенца из огня, но раскалённый уголёк попал в гнездо и обжёг ему крылышко.

В книгу вошли три сказки болгарского писателя Ангела Каралийчева: "Бесценный камушек", "Храбрый заяц и волчица", "Непослушные дети".

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

М. Большинцов

МАЛЬЧИК С НАРВСКОЙ ЗАСТАВЫ

Герой рассказа - подросток, который в ночь на 25 октября 1917 года был свидетелем штурма Зимнего дворца.

1

Зовут меня, ребята, Дмитрием Михайловичем. Я инженер-строитель. Строю дома. И очень возможно, что кто-нибудь из вас даже живет в одном из выстроенных мною домов.

Но в тот октябрьский день 1917 года, о котором я вам хочу рассказать, мне и в голову не могло прийти, что я, мальчик с Нарвской заставы, сын простого рабочего, сделаюсь когда-нибудь инженером.

Олег Болтогаев

Мои помощники

Голодный Гегемон, ясное дело, бежит первым. Гегемон - это наш красно-жёлтый петух. У него шикарный, тёмно-сизый хвост. Следом за петухом семенят наши шустрые курочки. Их у нас всего четыре. Все белые, простенькие.

"В лицо" их трудно отличить, потому имён у кур, увы, нету. За курами неторопливой трусцой следует наш пёс Каштан. Он рыжей масти, скорее всего, его предки были гончими. Короткая шерсть, маленькая голова, тонкие, длинные ноги. За Каштаном иду я. На плече у меня штыковая лопата. Завершает нашу процессию моя любимица - кошка по кличке Тишка. Она совершенно чёрная. Мы подобрали её на улице и, решив, что это кот, назвали Тихоном. Через пару месяцев выяснилось, что мы ошиблись. И стал Тихон Тишкой.

Олег Болтогаев

Объявления

Объявления

Объявления на столбах...

Некоторые из них - крик души.

Я читаю их и стараюсь запомнить.

Особенно те, что написаны от руки - корявым детским почерком.

Пытаюсь представить, как маленький человек писал это объявление.

Что он чувствовал, что хотел сказать. И что у него получилось.

1. В связи со срочным отъездом отдадим хорошим людям ручного кролика. Зверек веселый, жизнерадостный, общительный, жирный.

Олег Болтогаев

Одна семья

Мы опаздывали в театр, на балет. Оставалось пятнадцать минут. Троллейбусная остановка была совсем близко. Быстрей, быстрей, быстрей...

- Смотри, - испуганно сказала Галя, моя дочь.

Я посмотрел.

Слева от дорожки стояла большая белая коза, а рядом с ней сидела старушка. Собственно, она не сидела, а медленно сползала на землю.

- Пьяная? - предположил Костя, мой зять.

- Нет, ей плохо, - сказала Галя.

Олег Болтогаев

Пленники неба

Несколько лет назад я работал на большом заводе. Случилось так, что на майские праздники, когда на территории предприятия почти никого не было, мне пришлось дежурить.

Скучное это дело - дежурство. Изнывая от безделицы, ходишь туда-сюда.

Пару дней назад резко похолодало, а сегодня весна вновь напомнила о себе яркими солнечными лучами и щедрым теплом.

Мне понадобилось перейти из одного заводского здания в другое. Я не спеша шёл по гулкому коридору и вдруг услышал странный писк. Подняв голову, я увидел, что на окне, уцепившись за край закрытой форточки, сидят два стрижа.

Олег Болтогаев

Сэм

Почему я назвал его Сэмом?

Да потому что он звездно-полосатый. Серый с белым. Полоски и пятна. А еще толстый, как буржуин с картинки про американских капиталистов. Несмотря на свой упитанный вид, Сэм очень резв и жизнерадостен.

Про таких говорят: "Шустрый, как веник".

А еще Сэм страшно любопытен.

Его интересует все: содержимое моих карманов (на запах); мои тетради и учебники, карандаши и мелкие монеты (на зуб); листик салата, кусочек яблока и корочка от сала (на вкус).

Олег Болтогаев

Шах

Справка

Настоящая справка выдана гражданке Авдеевой Зинаиде Макаровне в том, что, согласно закону военного времени, её чёрномастный осёл по кличке Шах призван в Красную Армию для использования по прямому назначению.

Печать.

Подпись: уполномоченный по комплектации гужевого стада - лейтенант Ковалёв.

Этот маленький пожелтевший лист бумаги - память о войне.

В далёком тысяча девятьсот сорок первом году моему дяде Авдееву Ивану Ивановичу исполнилось десять лет. Тогда его звали просто - Ваня.

Очерк современных представлений о возникновении и развитии солнечной системы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Каралис

"Небываемое бывает", или морские виктории морской столицы

Размышления некоторых журналистов на тему "Сколько лет Петербургу" сродни вопросу: "Есть ли конец у Вселенной, и если есть, то что за концом?"

Исследовать невскую цивилизацию можно до стоянок первобытного человека, и от них вести счет нашим юбилеям. Но вместо схоластического спора, считать ли крепость Ланскрону, основанную шведами в 1300 году и спаленную затем новгородцами, проматерью нашего города, не разумнее ли обратиться к дням основания Петербурга и взглянуть, что из славных дел начала XVII века потеряно в днях нынешних. Тем более к этому есть повод - новые находки историков.

Дмитрий Каралис

Автопортрет

извлечения из дневников

1981-1992 г.г.

"Автопортрет" Дмитрия Каралиса - правдивое свидетельство нашей эпохи. Основанный на дневниковых записях 1881 -1992 гг., он дает сочную и реальную картину недавнего прошлого.

Дмитрий Каралис - автор повести "Мы строим дом", романа "Игра по-крупному" и сборника "Ненайденный клад", вышедших в конце 80-х - начале 90-х годов.

Содержание

1981 год

Дмитрий Каралис

Бастовать ли писателям?

( Литерная газета No 2, 2002г.)

Формула успеха проста и лаконична: чтобы добиться чего-либо, надо знать, мочь, уметь, хотеть.

Налаживание нашей разбитой за последние годы литературной жизни, в первую очередь ее материально-бытовой составляющей, требует от всех писателей желания эту самую жизнь вернуть, - если не в прежнюю колею с могучими гонорарами, то хотя бы поднять ее на уровень, достойный одной из самых редких в природе профессий. (Статистика числа писателей в цивилизованном - читающем и пишущем обществе - дает среднюю цифру: один писатель на 10 000 человек).

Дмитрий Каралис

Д., с к.м.п. в б.

рассказ

Дж., с кот. м. пер. в б., походил на мопса: встопорщенная челка, брезгливое выражение лица, маленькие черные глаза, блестевшие из-под косматых бровей. И носил мохнатые джемпера.

Может, он был женат. Может, нет. Он, похоже, и сам не знал. Черт его знает, этого Джекс., с котор. м. перев. в б. Да. Такой вот был человек. На саксофоне не играл -- это точно. Но дело не в этом.

Я с этим Джексоном чуть не утонул в озере, в которое нас стремительно вынесла холодная река -- названия ее не помню. Возможно, это была Вуокса. Да, скорее всего Вуокса -- ехали-то мы туда.