Противостояние — 1

Противостояние — 1

Год назад, я начал писать на СИ с маленького, довольно примитивного рассказа "Удар Грома", написанного а жанре алоьтернативной истории. Без слез, конечно сейчас это не прочитать, но... Короче теперь я решил рассказать эту историю до конца. Это будет целый мир - несколько больших книг, повествующих о мире, где СССР жив, и живее всех живых. Надеюсь, будет интересно. Первая часть окончена

Отрывок из произведения:

   Аэропорт "Внуково" базируется очень удачно - как раз в развилке, между Киевским и Минским шоссе и ширина этой развилки - примерно шесть - семь километров. По центру этой развилки проходит также старое, Боровское шоссе, обнимающее территорию Внуково и ведущее дальше, к знаменитому писательскому поселку Переделкино, а оттуда - к недавно отстроенной МКАД. Раньше это шоссе считалось чуть ли не стратегическим, сейчас же оно потеряло свое значение - обычная дорога между Минским и Киевским шоссе, которым пользуются дачники, также и те, кто знают местность и не хотят стоять в заторах. Заторы были и тогда, хотя на порядок меньше...

Рекомендуем почитать

Последний роман из серии "Наступление"

Введите сюда краткую аннотацию

Первая книга нового цикла. СССР и США после временной победы СССР в афганской войне за счет применения ядерного оружия. Холодная война.

Вторая часть романа "Стальное поколение". На 08.10.2013

Это будет целый мир - несколько больших книг, повествующих о мире, где СССР жив, и живее всех живых.

Введите сюда краткую аннотацию

Короткий, почти зимний день подходил к концу, унылый и тусклый, как и сама осень. Рано выпал снег, занеся белым покрывалом черную слякоть оттепелей, изжившие себя, гниющие в лужах желтые листья, упавшие с деревьев, уравнял в непостижимом каком то равенстве всю природу, оставив только два цвета — черный цвет деревьев и белый цвет снега. Как было бы хорошо, если бы вот так, белым, еще не тронутым грязью оттепели покрывалом можно было укрыть всю страну, разом отрешившись от содеянного, и начав новую жизнь с чистого, морозно белого листа.

Первая книга нового цикла. СССР и США после временной победы СССР в афганской войне за счет применения ядерного оружия. Холодная война.

Другие книги автора Александр Владимирович Маркьянов

В Вашингтоне не спали вот уже вторую ночь, и все изрядно устали. В самых разных учреждениях кончались запасы кофе, которым усталые государственные чиновники пытались поддержать свои иссякающие силы, на кушетках спали по очереди. ЦРУ было переведено на казарменное положение, всех свободных сотрудников бросили на отдел по борьбе с советской угрозой. Пентагон без лишнего шума приказал трем атомным подводным лодкам типа Огайо, только что ставшим в строй начать маневр отрыва от противника и в полной скрытности выходить на рубежи пуска. Сделать это было несложно — новые, только что вступившие в строй лодки отличались исключительно низкой шумностью, там даже ротор в кофемолке был обтянут резиной. Армия и Агентство национальной безопасности насиловали сектор ELINT[1]

Начало девяностых годов двадцатого века. Российская Империя, раскинувшаяся от Северного Ледовитого океана до Средиземного моря, подвергается нападению исламских фундаменталистов, одним из главарей которых является Осама Бен Ладен. Имперские спецслужбы принимают решение ответить террором на террор, только в отличие от мусульманских фанатиков их цель — не мирное население, а главари бандформирований. Неожиданно для самих себя два русских флотских офицера, Александр Воронцов и Али Халеми, получают задание ликвидировать Бен Ладена. Но как это сделать, когда знаменитого террориста готова укрыть от возмездия любая мечеть? Офицеры находят нетривиальное решение. Ведь иногда для того, чтобы спасти Родину, нужно ее предать…

Холодная война... И время как вода ... Он не сошел с ума... Ты ничего не знала...

Полковнику никто - не пишет...

Полковника никто - не ждет...

Би-2.

Полковнику никто не пишет

   Холодная война 2

   Стальное поколение

   Часть 1

  

   Пролог

   Ереван, Армянская ССР

США, 2010 год. Преступные генетические эксперименты в военной лаборатории США выходят из-под контроля и искусственно созданный вирус вырывается на свободу. Зараженные этим вирусом перестают быть людьми, они хотят только одного — убивать. Главный герой — бывший офицер подразделения Дельта и его брат, один из ученых, стоявших у истоков этих экспериментов пытаются выжить и понять что происходит. Практически сразу они понимают, что все происходящее не случайно, что такой катастрофический масштаб эпидемия без посторонней помощи принять не могла. И начинается война, война за то чтобы выжить.

Гимн достойным временам, великому противостоянию и отличным людям.

Третья и заключительная часть трилогии. Обновлено 01.08.10. Завершено.

Они несли на своих штыках свободу и искренне считали себя миротворцами. Простые американские парни в камуфляже и их командиры, и командиры их командиров, и даже самый главный, тот, что сидел в Белом Доме — искренне недоумевали — почему несознательные жители тоталитарных стран так отчаянно сражаются со своими демократизаторами? Ведь бомбят их и поливают напалмом лишь для их же блага, ради того, чтобы они приобщились к благам западной цивилизации. Но афганцы и иранцы, турки и русские упрямо хотели жить по-своему и имели собственное мнение о том, что такое хорошо и что такое плохо. И отстаивали свой взгляд на мир с калашниковыми в руках и ПЗРК на плечах. И даже сил единственной на Земле сверхдержавы на все не хватало. Вот теперь полыхнуло в, казалось бы, давно замиренном Ираке…

Популярные книги в жанре Альтернативная история

По рю короля Джона II, в сотне ярдов от набережной Шербура, шли два стражника. В этих местах хранители королевского спокойствия ходили не меньше чем по двое, стараясь при этом все время держать одну руку поближе к висящей на поясе дубинке, а другую — к эфесу шпаги. Обыкновенный обыватель не ходит с оружием, только вот моряки — не совсем простые обыватели. Человек, имеющий в руках лишь дубинку, едва ли устоит перед противником, вооруженным абордажной саблей.

Сэр Пьер Морле, шевалье Анжуйской Империи, рыцарь Золотого Леопарда и личный секретарь милорда графа д'Эвро, отогнув кружевной манжет, поглядел на часы: без трех минут семь. Ангелус прозвучал, как и всегда, в шесть, и милорд д'Эвро, конечно же, как и всегда, проснулся с колокольным звоном.

По крайней мере, за последние семнадцать лет на памяти сэра Пьера не было ни единого случая, чтобы милорд не проснулся с Ангелусом. Как-то раз ризничий забыл прозвонить в колокол; милорд тогда впал в ярость и неделю не мог успокоиться. Только просьба отца Брайта, поддержанная самим епископом, спасла злополучного ризничего от казематов замка д'Эвро.

ЕСЛИ БЫ...

История не фатальна. Совершая поступки, люди, все глубже зарываясь в свои заботы, проваливаясь в расщелины преступлений, все выше восходя к истине, лепят ее гибкий контур.

История не спонтанна. В обществе есть осязаемые линии, разделяющие возможное и невозможное. Но они оставляют редкие, но потому особенно ценные возможности повернуть инертный поток событий в ту или иную сторону. Эти моменты - исторические развилки - звездные моменты истории. Если бы не умер великий владыка, если бы на стороне восставших оказались решительнее люди, если бы мудрее (или наивнее) оказались мыслители или вожди... История знает сослагательное наклонение. Иначе она бессмысленна.

АНДРЕЙ МИХАЛОВСКИЙ

Давным-давно

- Ильма Кир, готов?

- Готов, - отозвался историк.- Уже целых пятнадцать минут.

- Не язви! - возмутился Стью Холл, дежурный. - Напоминаю второй и третий параграфы инструкции "К исследованиям во времени".

Ильма усмехнулся, он смог бы, наверное, пересказать инструкцию по памяти даже задом наперед.

- Параграф второй. Ни при каких обстоятельствах не открывать своей личности обитателям временного отрезка, являющегося объектом исследования.

Гарри Тертлдав

Дядюшка Альф

Uncle Alf by Harry Turltedove, 2001

7 мая 1929 года

Моя милая Ангела,

Как ты уже, несомненно, поняла по почтовой марке и штемпелю, я теперь нахожусь в Лилле. Я здесь не был уже почти пятнадцать лет, но я отлично помню все разрушения, оставшиеся после того, как мы выбили отсюда проклятых англичан. Они дрались отчаянно, но не смогли остановить солдат–победителей Его Величества. И по сей день, как я погляжу, ленивые французы так и не позаботились о том, чтобы отстроить город заново.

Один из частных случаев теоремы Дургэма, сформулированной Робертом Шекли: «Среди вероятностных миров, порождаемых Искаженным Миром, один в точности похож на наш мир во всем, кроме одной-единственной частности, третий похож на наш мир во всем, кроме двух частностей, и так далее». Не ищите прямых аналогий и аллюзий на наш мир, в вероятностном (параллельно-перпендикулярном) мире история шла своим путем, в чем-то отличным, а в чем-то очень похожим на наш. Но вот люди в этом мире ничем не отличаются от нас, так же любят и страдают, ищут истину и отказываются от справедливости, рождаются и умирают, старятся, болеют, переживают… живут полноценной жизнью… Я не стал давать расшифровки аббревиатур в тексте, так же не разъясняю имена некоторых исторических личностей. Считаю, что заинтересовавшиеся читатели самостоятельно смогут найти в интернете и кто такие были Пу И и Чан Кай Ши, чем прославился Эйзенхауэр и кто работал госсекретарем в его президентской администрации.

Лайза Голдстайн

Райэто сад огороженный

Иллюстрация Людмилы ОДИНЦОВОЙ

Медная стрелка на шкале качнулась в красный сектор, и Тейп метнулась к водяному насосу. Наполнив ведро, поспешила вернуться к гомункулусам, которым угрожал перегрев, и вылила воду в специальное отверстие скамьи. Вырвавшаяся струя пара заставила ее отпрянуть. Когда пар развеялся, Тейп наклонилась к шкале. Стрелка поколебалась и вернулась в сектор нормы.

Само название романа – Адамантовый ирмос или хроники онгона – дословно переводится как «Бриллиантовый псалом или хроники адского пламени». Может ли церковное песнопение состоять из алмаза? И может ли оно сверкать адским пламенем, например, во время литургии? Весь вопрос в том, под каким ракурсом на это посмотреть. Ведь давно известно, что адское пламя очень часто сжигает человека изнутри. С одним христианским священником такое произошло как раз во время Богослужения. С чудесами мы сталкиваемся каждый день, только не желаем ничего видеть, мол, не может быть ничего такого, что человек объяснить не в силах. И всё же доступ к энергии Космоса люди чувствуют. Особенно из мирских людей к этому расположены писатели, музыканты, поэты, художники. Просто потому, что с параллельным Зазеркальем у них более короткая связь, благодаря духовному таланту. Вот поэтому с героем романа происходят странные вещи. Почему это так – никто до сих пор ответить пока не мог, но эта книга, может быть, приоткроет завесу Истины, недоступной пониманию человека. Герою приходится путешествовать по сгоревшим романам разных писателей. Кстати, курсивом отпечатаны чудом уцелевшие цитаты из давно сгоревших романов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из книги «Сказание о сотворении мира».

Автор Хилари Аурантин.

«Ангел был сотворен первым. Силу и могущество подобные своим вложил Творец в сие создание. И показал Творец ему свой замысел и открыл ему великую тайну, дабы не одному ею ведать. Но опечалился ангел, опустился на колени свои и молвил:

– Я знаю начало, я видел конец всего. Могу ли я как–то все это исправить?

Творец не ответил. Лишь перенес ангела на небеса и закрыл свой мир облаками, дабы не искушался ангел.

Мне всегда казалось, что за мной как будто кто-то подглядывает. Странное чувство, непонятное, тем не менее, оно есть. Этот взгляд заставлял меня в самые неподходящие моменты делать глупости, а их – вышеупомянутых глупостей – я делала много…

Мне повезло родиться в богатой семье, но – как и большинству похожих на меня по статусу – я этого не ценила. Жила, проматывала быстротечную жизнь, делала глупости, за что и была наказана. Мне тяжело поверить своим словам, поскольку это похоже на бред сумасшедшего. Пишу на незнакомом языке, объясняю то, чего другие могут не понять. Жаль, конечно, но я попытаюсь, ведь это часть моего характера – делать невозможное…

Городок, в котором я поселилась, небольшой и очень тусклый – туда не добрались огромные магазины и широкие дороги, но вместе с этим не сумело пробраться солнышко. Там неплохо прятаться, но жить сложно. Возможно, все дело в том, что я привыкла к совершенно другому климату, к другой, быстрой жизни, поэтому мне было так нелегко забыть о вечеринках и живой музыке до упаду.

У меня дома есть тайник, где лежат все деньги, взятие для побега. Я истратила лишь малую часть для покупки небольшого домика и машины. Единственное, с чем я не смогла смириться, это с грязью в моем новом жилище, поэтому пришлось проехать очень большее расстояние для покупки мебели и вещей по дому.