Противогаз

Чарли, по дороге домой, попадает в странную автомобильную пробку. Никто не знает причины остановки и того, когда движение наконец-то возобновится. Некоторые люди отправляются домой, но большинство остается в автомобилях...

Отрывок из произведения:

Перевел с английского Александр Рюриков.

Чарли относился к автострадам спокойно. Он причислял их к группе тех самых удобств-помех, которыми наш мир уже необратимо замусорен. Поэтому, когда около пяти тридцати все восемь рядов машин вокруг него снизили скорость, пропозли еще немного и остановились совсем, Чарли не был особенно удивлен или раздосадован.

Немного не по себе ему стало, когда через полчаса движение возобновилось. Двигатель был выключен, но машина вдруг медленно двинулась вперед, словно сзади ее толкала другая. Все водители во всех рядах смотрели назад, пытаясь понять, кто толкает. Чарли усльпиал скрежет номерного знака, открыл дверцу и высунулся наружу.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Александр Сергеевич Пушкин медленно, с трудом раскрыл глаза, неохотно впуская в свою многострадальную голову бледное отражение мира вещных форм.

В приоткрытую балконную дверь неумолимо вползало сырое петербуржское утро. Непременный сквозняк вальсировал по комнате, то и дело цепляя занавеси; голуби снаружи толкались на узком карнизе, ворковали и негромко царапали кирпич тонкими изящными когтями. Где-то вдалеке, на канале, едва слышно бил колоколами недавно отреставрированный собор св. Николая Угодника. В комнату просачивался привычный городской шум: слышались зазывные крики лотошника, продающего свежую выпечку; по набережной шелестели экипажи; дворник-татарин бранился на своем причудливом языке с коллегою, стоявшим в дверях парадного через улицу; переулок под окнами шуршал, скрипел, лязгал и шаркал — жаворонок-Петербург уже трудился вовсю.

ПРЕДПОСЛЕДНЕЕ ДОЗНАНИЕ

фантастический детектив

Содержание

Дело Сато

Дело Харчевского

Дело Феклиной

Дело Сато

– Все, что угодно, господин следователь. Я в вашем распоряжении. Из-под приопущенных ресниц она с хищным интересом наблюдала за симпатичным парнем в кресле напротив. Короткие русые волосы, прямые брови вразлет, гусарские усы, крепкий подбородок с ямочкой – все ладное, нос только, пожалуй, крупноват, – Расскажите мне о Мартине Сато. – Ах, Мартин! – она провела рукой по густой шерсти кота, будто пряча старческие пальцы. – Милейший человек. И я говорю это не потому, что он мне брат. Любой, кто знал Мартина, вам это скажет. В юности, правда, братец был несколько угловат. Но с возрастом прошло. Мартин перебрался в город, поступил в университет, закончил с отличием. Матушка им гордилась… Он всего в жизни добился сам, а на такое, согласитесь, не каждый способен…

«– Добрый день!

– Осторожнее, тут зеркало!

– Теснота-то какая…

– Эй, хозяин, куда?..»

Земная книга создала маленький Вертдом – книга, которая была написана по вольной прихоти ее автора, Филиппа. И происходит удивительное: огромная планета Рутен, то есть Земля вообще и реформированная Россия в частности – питается эманациями виртуальной игрушки и в какой-то мере одним этим жива. И чтобы скрепить эту связь, в Вертдоме пишется встречная рукопись, каждая каллиграмма которой – новелла, а вместе они слагаются в историю. История эта продолжает сочинённое Филиппом: оруженосец, иначе на древнем языке эсквайр Хельмута, Арман описывает рождение своей дочери от вдовы Хельмута, царствование короля Ортоса, сына самого Хельма, удивительный Морской Народ, живущий по границам большого вертдомского острова, приключения и войны. Но главной героиней этой книги-символа поистине становится внучка палача, волевая, умная и гордая Эстрелья.

В начале ХХI века предвестницей новой эры набрала силу  система надмирного сознания, ведущая на соединение раздробленной человеческой личности и упраздняющая все религиозные, философские, научные и культурные преграды в основе понимания мира. Идея движения была гениально проста и основана на принципах личностного, затем и общественного духовного творчества и свободы. И зерно, засеянное в новом поколении приумножилось в тысячи раз. Русь, униженная, казалось бы раз и навсегда растоптанная и истерзанная - претворилась и ожила. Да так ожила, что весь мир содрогнулся от ужаса и ахнул. После не стал долго размышлять, а, страшась собственного будущего, нанес по молодой и неокрепшей стране совместный стратегический ядерный удар.

«Страна теряет любимого артиста!», «После вскрытия у девочки нашли ЭТО! Слабонервным не смотреть!» и прочая дурь. Такие баннеры мелькают при каждой вылазке в Интернет. Так и тянет спросить: кто эту чушь сочиняет?

Несколько дней из жизни подобной конторы…

Недалекое будущее. Вся страна (а может, и весь мир) опутана Единой Информационной Сетью, полностью овладевшей умами людей через миллионы телевизоров, от которых нет никакого спасения — телевизоры в машинах, телевизоры на кухнях, в спальнях и барах. Главный герой — Джозеф Грей — простой конторский служащий, вышел с работы за сигаретами. Вернуться ему было не суждено — за ним охотится группа вооруженных людей в штатском. Из сводки новостей Грей узнает, что его несправедливо обвинили в убийстве, и по совпадению сочли вооруженным, так что теперь на него объявлена охота. Грей решает бежать, но легко ли скрыться, когда стараниями Единой Информационной Сети каждый встречный знает тебя в лицо…

Я смотрел, как ловко Оля раскатывает верхний пласт пирога. Нижний пласт уже лежал на противне, и на нем розовели кусочки рыбы, аппетитно наперченные и посыпанные колечками лука.

— Есть хочешь? — спросила Оля. — Иди руки мой, котлеты готовы.

Она отряхнула руки и начала снимать пену с закипавшего бульона. Подцепив пену ложкой, она каждый раз шла несколько шагов до раковины, потом снова возвращалась к кастрюле.

— Возьми блюдечко, — подсказал я.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Леди, вы сегодня сверкаете, словно звезда зимней ночи! – я подал руку высокой бледной девушке с неестественно светлыми глазами. Она была очень красива со своими нечеловечески белыми волосами. Вплетённые в причёску бриллианты сверкали, действительно напоминая о звёздах. Бледно-бирюзовое платье с россыпью сверкающих алмазных осколков на лифе и невообразимо затянутой в корсет талии подчёркивало нечеловеческий холод голубых глаз. К сожалению, или к счастью, в этот вечер я танцевал со столькими и наговорил столько комплиментов, пытаясь не повторяться, что растерял всё своё красноречие и цеплялся даже за такие мелочи, черпая идеи в элементах нарядов.

Аннотация: Ох, и паршивое же это дело: письма в мужские монастыри возить! Неприятностей после этого лопатой не разгребешь. Только вернулась к себе, даже передохнуть не успела, как уже новое доставить приказывают. Да мало того, еще и малохольную спутницу в дорогу подсунули. А тут, как назло, нападение по дороге, и епископ, чтоб ему пусто было, воду мутит…

Книга 1. Письмо с которого все началось.

С большой благодарностью:

Сионские мудрецы — кто они? Реальность, ставшая легендой, или легенда, обернувшаяся реальностью? И чем, в сущности, отличается реальность от легенды, от дешевого детектива, от бульварного романа, от бутафорской трагедии, от жвачки газетного репортажа? Кто мы? Где мы? Зачем мы?

Эти и другие вопросы автор задает себе и читателям в этом увлекательном романе-матрешке, действие которого происходит в наши дни в Израиле, раздираемом муками войны за выживание.

В книге рассмотрены расовые доктрины, унаследованные от прошлых времён. Высказаны взгляды на отличие генетики человека от генетики остальных видов биосферы планеты. Разсмотрены вопросы алгоритмики психики, связанные с родовыми эгрегорами, что может быть полезным очень многим в разрешении их личностных проблем, обусловленных деятельностью предков.