Против течения

С Филом Ракманом случилось невероятное: время для него повернуло вспять и он начал путешествие в собственное прошлое. Обратное течение реки времени неумолимо отбрасывало его все дальше и дальше. В какой-то момент Фил понял — путешествие будет очень долгим.

© vve

Отрывок из произведения:

Роберт Силъверберг — один из наиболее знаменитых писателей-фантастов нашего времени. На его счету десятки романов, антологий и сборников. И как автор, и как составитель (под его редакцией выходила широко известная серия антологий «New Dimensions») Силъверберг являлся одной из наиболее влиятельных фигур эпохи, последовавшей за эрой «новой волны» в 1970-х годах, и остается в первых рядах по сей день. Он завоевал пять премий «Небьюла», четыре премии «Хьюго» и престижное звание Мэтра от Общества американских писателей фэнтези и научной фантастики («SFWA»)

Рекомендуем почитать

Robert Silverberg. Company Store (1958). Пер. – А. Лещинский. – _

Колонист Рой Уингерт трясущимися руками схватился за бластер и прицелился в скользких, похожих на червей тварей, которые ползали между его только что доставленными ящиками.

«А говорили, планета необитаема, – мелькнуло у него. – Ну и ну!» Он нажал кнопку, и ударил фиолетовый сноп света. Донесся запах паленого мяса. Уингерта передернуло, он повернулся спиной к месиву и как раз вовремя, потому что еще четыре червя подбирались к нему с тыла.

Robert Silverberg. Mind for Business (1966). Пер. – Л. Огульчанская.

Изд. «Мир», М., 1990. Сб. «На дальних мирах». – _

Когда они поняли, что миниатюрный корабль больше не сдвинуть с места, Коннелли обратил лицо к инопланетянину и широко улыбнулся, признавая свое поражение.

– Вы это хитро придумали, нидляне. Пожалуй, я еще не встречал столь искусной ловушки.

Он впился взглядом в экран, разглядывая унылую поверхность крошечной планеты, по которой разгуливал яростный ветер, потом снова посмотрел на нидлянина. Тот уютно устроился в хвосте маленькой ракеты. Он сидел чуть сгорбившись и прямо-таки сиял от самодовольства.

РОБЕРТ СИЛВЕРБЕРГ

Осушитель

Перевод Б. Белкина

В комнату, где Скродл склонился над гроссбухами, Мирниш внес устройство и с унылым видом поставил его на стол.

-Я закончил. Можешь приступать к Внедрению.

Скродл вскочил:

- Антигравитация! Наконецто! Бестящая победа, Мирниш, блестящая. Это с лихвой искупает все твои былые промахи!

Изобретатель тяжело опустился на стул и страдальчески погладил щупальцами маленькую зеленую коробку.

От одного из послушников Храма Солнц Рес Дуайер узнал, что палачи Имперского Проконсула забрали его отца. Это произошло как раз перед заходом солнца, когда старик собирался идти в Храм. Рес не оставил работы в Храме и, стиснув зубы, продолжал выполнять свои обязанности: отцу бы не понравилось, если нормальный распорядок жизни в Храме был бы нарушен.

Напрягая мускулы, Дуайер прикатил тележку с древней атомной пушкой на стену Храма. Там он направил ее ствол на усыпанное звездами небо.

Robert Silverberg. Ozimandias (1966). Пер. – А. Лещинский. – _

Планета вымерла около миллиона лет назад. Таково было первое впечатление, когда наш корабль сел на ее иссохшую, бурую поверхность, и мы не обманулись. Когда-то здесь была цивилизация, но с тех пор, как последнее существо в этом мире распростилось с жизнью, Земля успела 10^6 раз обернуться вокруг Солнца.

– Мертвая планета! – с досадой воскликнул полковник Мэттерн. – От нее проку не жди. Можно спокойно собирать пожитки и двигать дальше.

Джон Марчисон причислен к величайшим героям космоса. Он пожертвовал жизнью ради спасения своего корабля и экипажа. А до этого вспыльчивый связист ударил представителя одной из древнейших рас галактики. Как сказано в энциклопедии, расы «исключительно мягкосердечной и неагрессивной». Есть ли связь между этими двумя событиями?

© Перевел с английского А. Шаров ([email protected] ru)

____________________

(рассказ офицера-психолога) Через неделю после начала войны с Сириусом наш крейсер «Даннибрук» получил приказ отправиться в район военных действий, чтобы участвовать в захвате вражеских территорий. На сборы нам дали четверо суток. Скажу честно, я этому несказанно обрадовался: мой брат был одним из командующих операцией, а два племянника и сын, от которых я уже давненько не получал вестей, служили там. Радовались концу безделья и члены экипажа, так как уже два года наш крейсер стоял в доке.

Каково это спуститься в метро в 1956 году и оказаться в 35-м веке, через много столетий после атомной катастрофы, когда во всей Америке осталось лишь нескольких тысяч человек? Да и те живут простыми сельскими радостями. Почему бы не принести им цивилизацию, технология, города? Благо, что люди они мягкие, податливые, и им явно не хватало лидера.

Другие книги автора Роберт Силверберг

СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ — Роман, УМИРАЮЩИЙ ИЗНУТРИ — Роман, СТЕКЛЯННАЯ БАШНЯ — Роман.

Более пятидесяти лет назад малоизвестный в те годы Айзек Азимов написал повесть «Приход ночи», которая сразу сделала его знаменитым. Полвека спустя, совместно с Робертом Силвербергом, повесть была переработана в роман, сохранивший и развивший все достоинства своего короткого предшественника. Представьте себя жителем планеты, над которой сотни лет стоит бесконечный день, а ночь и звезды превратились в легенду. Но вот ученые узнают, что планете предстоит увидеть приход ночи...

На огромной и великолепной планете Маджипур вот уже много тысячелетий царят мир и красота. Но так ли это?..

Через Регистр памяти душ раскрываются тайны короналей и понтифексов — самых загадочных правителей империи.

Роберта Силверберга (р. 1935) совершенно справедливо ставят в один ряд с такими «столпами» современной фантастики, как Рэй Брэдбери, Айзек Азимов, Роберт Шекли, Генри Каттнер. Силверберг – это литература высочайшего класса, в его книгах нарядусо сложной и необычной фабулой детально выписана психология героев.Вечная тема в фантастике: люди и чужаки, земляне и инопланетяне. Кто они для нас и кто мы для них?

Властитель гигантской планеты Маджипур был лишен власти не в результате захвата трона, а весьма необычным способом: его сознание (душу) заговорщики переместили в тело какого-то погибшего несчастного, а в его «пустую скорлупу трансплантировали душу» узурпатора — таков основной конфликт романа «Замок Лорда Валентина», полного фантастических приключений и мистических загадок.

Фантастические романы Роберта Силверберга не однажды удостаивались в США самых престижных литературных премий. Сам автор долгое время был президентом ассоциации американских писателей-фантастов. В его романах уживаются представители всех миров и рас, образуя особую цивилизацию, которую нам даже трудно представить. Путешествие по такой стране-планете Маджипуру предстает в своеобразном сплаве реальности, фантастики и волшебства. Это мир ни на что не похожий и все-таки пронизанный в итоге человеческими чувствами — любовью, страхами, сомнениями, властолюбием. Это занимательное и вместе с тем познавательное и поучительное чтение, надолго остающееся в памяти.

Некоторые разночтения в именах и названиях в первом и втором романах объясняются разными переводами.

Роман известного американского мастера фантастики Чарлза де Линта, лауреата многочисленных литературных премий, переносит читателя в загадочный, волшебный мир сновидений, в котором странствуют души спящих людей. Повесть американского писателя Роберта Силверберга, одного из мэтров современной научной фантастики, рассказывает о путешествии во времени в легендарную Атлантиду.

Имя классика современной фантастики Роберта Сильверберга стоит в одном ряду с такими знаменитыми именами, как Клиффорд Саймак, Генри Катгнер, Роджер Желязны, и другими прославленными мастерами жанра. Неоднократный лауреат престижных фантастических премий, включая Хьюго и Небьюла, писатель отметился мастерством во многих направлениях фантастики — от твердой НФ до больших фэнтезийных циклов, самый известный из которых, Маджипурский, стал подлинной жемчужиной в его творчестве. Многие рассказы, вошедшие в настоящий том, впервые переведены на русский язык.

XXV век. Человечество разбросано среди звезд и разобщено. Земля погибла в результате космической катастрофы. На далеком Гидросе жизнь людей сложна и полна опасностей. Они ютятся на крошечных островах, разбросанных в океане, покрывающем всю планету. Но есть легенда о земле обетованной — Лике Вод, на поиски которой отправилось немало смельчаков, но ни один из них не вернулся. И все же люди снаряжают новую экспедицию.

@fantlab.ru

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Александр Силецкий

Утечка информации

Чертовы Кулички, 13.

Дражайший Черт! Я недоволен вашим, мягко выражаясь, непристойным поведением. Надеюсь, вы ладите незамедлительное объяснение своим поступкам.

Относящийся к вам пока по-божески САВАОФ.

Чертовы Кулички, 13.

Дражайший Черт! Когда вы кончите свои безобразия?!

Я шутить не намерен САВАОФ.

Молния

Чертовы Кулички, 13.

Почему молчите? Накручу хвост!

Роберт Силверберг: об авторе

Роберт СИЛВЕРБЕРГ родился в 1936 году. Одни из самых популярных и плодовитых американских писателей-фантастов. Его перу принадлежат около 70 романов и 200 рассказов. Помимо того, Силверберг - автор более 60 научно-популярных книг. Повесть "Праздник Святого Дионисия" в 1973 году получила прению Юпитера, присуждаемую Американской ассоциацией преподавателей научной фантастики в высших учебных заведениях; повесть "Ночные Крылья" в 1976 году - французский "Приз Аполлона". Силверберг также многократный лауреат других премий. У нас в стране известен по ряду рассказов.

Thelma Silverhand

Приговоренный к бессмертию

Он шел по бесконечно длинным коридорам и переходам Города. Стражи на перекрестках застывали в немом почтительном ужасе, но он никогда не удостаивал их даже взглядом. Зачем здесь столько стражи? Считалось, что они охраняют божественную особу Императора от покушений на его священную жизнь. Ха, "священная" жизнь! Он бы многое дал тому смельчаку, который нашел бы способ убить бессмертного. В действительности роль стражи сводилась к охране Императора от своры его лизоблюдов, порой развлекавших, но по большей части ужасно докучавших ему.

Синякин Сергей Николаевич

Меч для Кащея или три дороги к Поклон-горе

Фанто-фольклорная повесть

I. ЗАЩИТНИКИ

От опавшего яблоневого цвета казалось, что земля в саду покрыта снегом.

У белокаменной стены прогуливался уныло напевающий стражник. Стражник маялся от жары, вольно распустил кафтан и все пытался найти какую-либо тень.

В резной беседке кидали кости богатыри. Могучий чернобородый богатырь зажал кости для броска в широкой ладони. Другой полулежал на скамье, оглаживая окладистую русую бороду. Светлые волосы его были перевязаны кожаным ремешком. Глаза третьего - юного и стройного, одетого в роскошный кафтан и щегольские штаны, заправленные в красные сафьяновые сапоги, горели нетерпеливым азартом.

Сергей Синякин

ПАРТАКТИВ В ИУДЕЕ

Анонс

Невероятные события в славном городе Бузулуцке продолжаются...

Местный партактив, оказавшись в Иудее две тысячи лет назад, пытается решить мировые проблемы бузулуцкими методами и изменить ход истории. Как вы думаете, что из этого выйдет?

Нечто странное и уму непостижимое произошло вдруг ни с того ни с сего в районном центре Михайловка. Опустилась с неба сфера и закрыла весь город... Что это? Козни нечистой силы, происки спецслужб, а может - долгожданный первый контакт с инопланетной расой? И каково это - испытать на собственной шкуре злую ласку звездной руки?..

Сергей Синякин

ПОЛЕ БРАНИ ДЛЯ ПАВШИХ

Глава первая

1

Иванов встал рано и долго не мог найти себе места. Причина тому была объективной - боль снова проснулась и принялась медленно жевать правую ногу. Делала она это неспешно, как беззубая старуха, обгрызающая вываренную куриную косточку. Некоторое время Александр лежал, пытаясь найти для ноги нужное положение, надеялся, что нога пригреется и боль затихнет, но через полчаса понял, что надеялся напрасно - боль поползла от исполосованного шрамами колена по бедру, укусила его за пах и свернулась холодным змеиным кольцом в нижней части живота, еще безопасная, но уже готовая в любой момент ужалить тело больнее, чем прежде.

Константин СИТНИКОВ

БЕС ОПЕЧАТОК

- Надеюсь, ты понимаешь, Алексей Алексеевич, что больше так продолжаться не может? Посмотри, что ты тут понаписал, - редактор выбросил на стол пачечку испещренных на машинке листков, которые веером легли по толстому оргстеклу, и брезгливо поддел их ногтем.

Переминаясь на длинных ногах и проклиная все на свете, молодой журналист потупил томные взоры на убористые строчки, жирно подчеркнутые красным фломастером, но ничего не смог разобрать: строчки наскакивали одна на другую, буквы, как букашки, бестолково мельтешили в глазах.

К.И.Ситников

ИДЕЖЕ ПОТРЕБЫ ТВОРЯХУ

Я выбрался на шоссе к рассвету. Чахлые елочки расступились передо мной, когда первые лучи солнца, косо срезанные гребнем скалы, озарили верхушки высоких корабельных сосен. Серое полотно дороги, плавно огибавшей беспорядочные нагромождения известняка, было пусто в этот ранний час. Вытряхнув песок из кроссовок, я снова натянул их на ноги и, прихрамывая, побрел по шоссе. Солнце поднялось высоко над горами, когда мимо на большой скорости промчался первый легковой автомобиль. Я запоздало махнул рукой и чертыхнулся ему вдогонку. За ним последовал пустой туристический автобус и еще несколько машин, но ни одна из них не остановилась. Спасительная тень быстро выскальзывала из-под ног, асфальт раскалился, скалы колебались в жарком мареве. Обдав меня волной горячего пыльного воздуха, на обочине тяжело встал мощный магистральный грузовик с обтекателем на кабине - австрийский "Штайр". - Далеко собрался? - спросил водитель. - До Екатеринбурга возьмете? - спросил я, подавляя дурноту, которая волнами накатывала на меня. - Залазь, - он убрал с сиденья кожаную куртку и кивнул, чтобы я садился. Я с трудом вскарабкался на высокое сиденье, со второй попытки захлопнул дверцу и привалился затылком к задней, нагретой солнцем стенке. "Штайр" тяжело тронулся с места и понесся по прямой магистрали, мимо известняковых круч и сосновых лесов. Приятный ветерок обдувал мне лицо через низко опущенное стекло. - Как звать-то? - спросил мужчина, поглядев на меня сбоку. - Руслан. - Редкое имя, - заметил он. Я кивнул. Разговаривать мне не хотелось. Мужчина тоже замолчал, и больше никто из нас не проронил ни слова. Кажется, я задремал. Очнувшись, я обнаружил, что сижу в кабине один, в благословенной тишине, нарушаемой лишь проносящимися мимо машинами. "Штайр" стоял на обочине возле заправочной станции, водителя нигде видно не было. Телефонная будка на углу размеченной асфальтированной площадки напомнила мне о том, что нужно позвонить дяде. Пошатываясь, я вошел в нее и выудил из брючного кармана несколько жетонов. В ушах у меня звенело, и сначала мне показалось, что телефон не работает. Только потом я различил в трубке долгие гудки. Дяди не было дома. Я вытащил жетон из окошечка, снова опустил его в щель и набрал вахтенный номер городского музея естественной истории. Слышимость была такая, будто меня соединили с потусторонним миром. - Владимира Олеговича! - старался я перекричать помехи. - Перминова! Наконец я услышал голос дяди. - Где ты сейчас? - спросил он, когда я обо всем ему рассказал. Не знаю, понял ли он меня: я говорил слишком торопливо и бессвязно, но сквозь обыкновенное спокойствие в его голосе слышалась явная тревога. - Как только окажешься в городе, немедленно ко мне! Он еще продолжал что-то говорить, когда водитель вышел из придорожного магазинчика с длинной французской булкой в руке, и я торопливо бросил трубку. Когда я проходил мимо него, чтобы вернуться на свое место, он поймал меня свободной рукой за плечо, притянул к себе и едва ли не насильно схватил пальцами за веко. - Эй, парень, - сказал он озабоченно, заглядывая мне в самый зрачок - с тобой все в порядке? Голова болит? Ну-ка быстро в кабину! Я не стал с ним спорить. - То-то я гляжу, шаткий ты какой-то, - продолжал он. - Тебя что, машиной сбило? Как ты на дороге-то оказался? Он забрался на свое сиденье и, перегнувшись через мои колени, проверил, хорошо ли я захлопнул дверцу. Должно быть, я и вправду выглядел неважно, если он так заботился обо мне. Мы тяжело тронулись с места, медленно выехали на магистраль и, набирая скорость, помчались мимо все тех же известняковых нагромождений и нескончаемых сосновых лесов. Солнце ударяло прямыми лучами в зеркало заднего обзора. - Далеко еще до города? - спросил я. - Километров тридцать. Куда тебе нужно? - Музей естественной истории. - Это в центре, парень, - сказал он. - А я высажу тебя в пригороде. Дальше тебе придется добираться автобусом или опять попутку ловить. Но мой тебе совет - загляни сперва в ближайший травмпункт. Если сотрясение, могут образоваться кровяные закупорки, а ты еще молодой, зачем тебе лишние головные боли, правильно? Он отпустил руль и, разорвав длинную булку на половинки, протянул одну из них мне. Только теперь я вспомнил, что у меня со вчерашнего дня во рту не было ни крошки.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это история Аруна, молодого индийца, забывшего о своем детстве и своей юности. Арун — вечный чужак в нашем странном мире, мире тем более для него странном, что Арун обладает необычной способностью ощущать души и умы тех, кто рядом. Ощущать их, манипулировать ими, а еще — влюбляться в сам разум, а не в носителя.

В начале книги приведены краткие сведения об авторе.

Нет, Атланты не исчезли в пучине времени. Они дремлют в каждом из нас. Нужно лишь разбудить генетическую память и запустить процесс преобразования человека в могущественного властелина вселенной. Но согласится ли кто-нибудь на такую метаморфозу добровольно?

© Lyolik

В начале книги приведены краткие сведения об авторе.

Новый сенсационный роман-мемуар Вл. Войновича «Автопортрет. Роман моей жизни». Автор легендарной трилогии о солдате Иване Чонкине, талантливый художник-живописец, поэт, драматург, журналист и просто удивительно интересный человек — Вл. Войнович на страницах своей новой книги пишет не только о себе, но и о легендарном времени, в которое ему выпало жить.

Поддавшись чарам коварной соблазнительницы, Клан, брат-близнец могущественного мага Хойта, был навеки превращен в вампира. Он не сумел разглядеть чудовище, скрывавшееся за красотой и обаянием королевы демонов Лилит, и тем самым обрек себя на вечные страдания. Богиня войны Морриган поручает Хойту возглавить борьбу против Лилит, которая вынашивает планы уничтожить человечество и стать владычицей мира. Для этого он должен собрать «круг шести», в который, кроме него, войдут Киан, воин, ученый, оборотень и дерзкая рыжеволосая ведьма, от одного взгляда на которую в сердце мага вспыхивает страсть…

У избранных нет выбора — победа или жизнь, которая хуже смерти.