Прошепчи его имя

Кто бы мог подумать, что любовь к книгам способна привести к беде! Только не Абигайл Вейл, которую друзья за глаза называют «синим чулком». И тем не менее именно из-за книги, случайно попавшей ей в руки, девушка оказалась втянутой в опасную интригу, закрученную одним из самых коварных шпионов Бонапарта. Абигайл пытается сама выпутаться из смертельной ловушки, но неожиданно в игру вступает ее друг Хью Темплар, которого Абигайл до сих пор считала не приспособленным к жизни чудаком-ученым… Как же она ошибалась!

Отрывок из произведения:

Преследовавший ее мужчина вовсе не походил на убийцу. Статный гвардеец в голубой форме личной охраны короля Людовика невольно привлекал внимание дам, совершавших покупки в галереях Пале-Рояль.

Никто не знал настоящего имени этого человека. Он в совершенстве говорил на нескольких языках, так что невозможно было определить его национальность. Все, кого сталкивала с ним жизнь, с ужасом произносили странное имя — Немо. Немо — самый коварный и жестокий, самый удачливый и дерзкий агент Наполеона. Немо был мастером камуфляжа. Человек без лица и без имени — всякий раз он представал перед своей очередной жертвой в новом облике. Никому не удавалось уйти от него.

Рекомендуем почитать

Начало X века. Изгнанный с родной земли дерзкий викинг Ролло имеет, казалось бы, безумную цель – он решается захватить земли северной Франции, чтобы основать там свое королевство.

Во время одного из своих набегов пленницей этого неукротимого воина становится юная Эмма, рыжеволосая красавица. Грубый язычник Ролло не мог и предположить, что отныне вокруг этой стройной девушки закружится его жизнь, а дорога, на которую направит его судьба, приведет к вожделенному трону.

Рыжеволосая красавица Эмма, принцесса из рода Робертинов, не по своей воле становится женой герцога Лотарингии. Превратности судьбы и козни недругов обрекают ее на годы лишений. Но и в бедной хижине, и в герцогском дворце она по-прежнему верна себе и своей любви, не подозревая, что судьба вновь готовит ей встречу с тем единственным мужчиной, который стал проклятием и счастьем всей ее жизни.

Действие романа разворачивается в X веке на севере Франции, где воинственный викинг Ролло создает новую державу, тесня франкских властителей.

Его пленница Эмма, живая и очаровательная, – единственная наследница царствовавших династий. Вот почему могучий и всесильный Ролло хочет сделать ее женой своего младшего брата. Но его планы терпят крах, Ролло понимает, что эта рыжеволосая красавица вошла не только в его суровую жестокую жизнь, но и в его не знающее жалости и сострадания сердце…

Леди Элен — последняя из славного кельтского рола воинов была захвачена в плен сэром Ричардом Кентом. Чтобы отомстить ненавистному Кентскому Волку, гордая девушка готова пожертвовать честью и даже жизнью. Ее враг грозен и неумолим, но и он не в силах устоять перед чарами уэльской красавицы. И там, где оказывается бессилен кинжал, победу одерживает любовь.

Встретив на балу смуглого незнакомца, берберского принца, наследника герцога Мальборо, красавица Криста поняла, что отныне ее жизнь уже не будет прежней. «Вы станете моей, это кисмет — судьба!» — сказал он ей. Однако эта судьба приготовила ей тяжкие испытания. Захваченная пиратами, проданная в гарем, вынужденная притворяться и лгать, лишь бы не стать игрушкой могущественных восточных правителей, красавица англичанка сохранила в своем сердце страстную любовь к своему возлюбленному. Но окажется ли он достоин ее преданности?

Нормандский рыцарь Люк Луве, посланный королем усмирить восставших саксов, уверен в своей легкой победе. Но, встретившись на поле битвы со своим врагом, он был сражен... не мечом, а красотой и отвагой саксонской принцессы Коры де Бэльфур. Девушка поклялась, что никогда не уступит надменному рыцарю. Но что больше ее тревожит – вероломные планы ее врага или жар его страсти?

Отель «Санта-Флорес» будто создан, чтобы соединять любящие сердца. Его владелец, Стив Джейсон, опекун Дженни, влюблен в свою подопечную, но, все еще видя в ней маленькую девочку, сдерживает страсть, не ведая, что в сердце прелестной Дженни бушуют не менее пылкие желания.

Отважный индейский воин спас от неминуемой смерти красавицу англичанку. Он не в силах расстаться с ней, но, повинуясь чувству долга, пытается противиться охватившей его страсти. А Тэсс, став его пленницей, не сразу понимает, что он держит в плену и ее сердце. Они принадлежат к разным мирам, и перед ними стоит нелегкий выбор – последовать голосу разума или зову сердца.

Другие книги автора Элизабет Торнтон

Дочь герцога Ромси, прелестная Розамунда, отвергла наследника престола, но влюбилась в беглого преступника, похитившего ее в качестве заложницы при побеге из тюрьмы. Впрочем, Ричард Мэйтленд, бывший шеф Особого отдела, не похож на обыкновенного убийцу, стальной взгляд, гордость, отвага — все привлекает в нем Розамунду. Чем больше она узнает его, тем больше крепнет ее решимость доказать невиновность возлюбленного. И она не отступится от своего решения, даже зная, что ей грозит смертельная опасность.

Их считали идеальной парой, но перед самой свадьбой Фэйт сбежала. Джеймс так и не узнал причину ее поступка… Спустя восемь лет они встретятся и забытые чувства вновь вспыхнут с необычайной силой. Но Фэйт угрожает опасность: таинственный преступник охотится за дневником ее матери. Джеймс — единственный, кто может ей помочь, и ради спасения любимой он готов на все, но поверит ли она человеку, который однажды разбил ее сердце?

Герой битвы при Ватерлоо и знаменитый дуэлянт Джек Ригг, граф Роли, не раз попадал в опасные переделки.

Однако величайшей опасностью, подстерегавшей его, оказалась встреча с прелестной Авророй, вынужденной зарабатывать на жизнь карточной игрой. Авроре грозит тюремное заключение — и в отчаянии девушка выдает себя за любовницу Джека. Теперь граф Роли, скрывающий под маской легкомыслия и цинизма великодушие и благородство истинного джентльмена, обязан жениться на скомпрометированной девушке.

Что ожидает его?

Ад вынужденного брака — или рай разделенной страстной любви?..

Хью Монтгомери, маркиз Рейвенсворт, мог при желании соблазнить любую женщину, потому что светские львицы Лондона не слишком-то сопротивлялись ухаживаниям блестящего ловеласа...

Однако на сей раз Хью проучила САМА СУДЬБА. Он... ВЛЮБИЛСЯ. Позорно. Страстно. До безумия! А предмет его страсти, между прочим, – самая язвительная, самая острая на язык и самая неприступная «старая дева» высшего света – Брайони Лэнгленд!

Обольстить обычную женщину несложно... Но как обольстить желанную женщину, не верящую ни одному мужчине в мире?..

Тэсса Лоример, своенравная наследница парижского банкира, мечтает о страстной любви. Но ее мечты рушатся, когда ее опекун, высокомерный красавец Росс Тревенан, увозит девушку в Англию. У Росса есть тайные причины находиться всегда рядом со своей подопечной — он намерен использовать ее как приманку, чтобы выйти на след убийцы своей жены. Но юная красавица завладела всеми его помыслами. Он готов охранять ее от любых опасностей, но как уберечь любимую от самого себя?

Однажды на темной лондонской улице граф Ротем, беспутный повеса и баловень женщин, встретил девушку, очень похожую на его давно пропавшую жену. Но рыжеволосая, острая на язычок Кэтрин никак не могла быть знойной красавицей испанкой Каталиной, с которой он когда-то сочетался браком при самых странных обстоятельствах Преследуя свои тайные цели, он попросил девушку сыграть роль его жены. Кэтрин согласилась, но на это у нее были свои собственные причины.

Во время Французской революции на глазах у Кэма Колбурна, герцога Дайсона, погибла его семья – мачеха и младшая сестра. На смерть их обрекли действия Габриель де Бриенн – дочери французского дипломата. Теперь, десять лет спустя, пришло время отомстить. Герцог Дайсон похищает Габриель, и она становится пленницей в его корнуоллском замке… Всесильный похититель не может запугать ее угрозами, но его властный поцелуй заставляет девушку дрожать от страха и желания…

Несчастный случай лишил Джессику Хэйворд памяти. Три года она провела в монастыре, прежде чем узнала, кто она такая. Девушка возвращается домой, но ее продолжают окружать все новые тайны. Пытаясь выяснить правду об убийстве своего отца, Джессика оказывается втянута в опасную интригу. Она не может никому верить, даже своему прежнему возлюбленному, в которого вновь влюбляется со всей пылкостью своей страстной натуры. Именно его она подозревает в убийстве… вот только сердце отказывается этому верить. И еще она чувствует — убийца готов нанести новый удар.

Популярные книги в жанре Исторические любовные романы

Совсем юной Катриона Бэлфур лишилась родителей и была отправлена в дом родственников. Дерзкий характер Катрионы, а также мысль о предстоящей передаче ей родового поместья не дают покоя суровому дяде, который способствует похищению племянницы морскими разбойниками. Девушка и влюбленный в нее морской офицер после кораблекрушения оказываются на необитаемом острове, где переживают множество приключений. Перед командой спасшего их парусника они предстают женихом и невестой, но долгожданное счастье так легко не дается, впереди еще много интриг, ведь избранник Катрионы — наследник лорда.

Официально Маркус Максвелл, граф Уэстон, отправляется в свое сельское имение, чтобы вылечить раны, полученные на войне. Однако в действительности он — агент британской секретной службы, и его задание — найти и отдать в руки закона банду контрабандистов, главарь которых поддерживает Наполеона.

Под пристальное наблюдение графа Уэстона немедленно попадает семья Тисдейл. Однако дочь основного подозреваемого, Сара, вызывает в Маркусе совершенно иные чувства. Эта обворожительная красавица, остроумная и отважная, заставляет его забыть обо всем и с головой броситься в омут пылкой страсти…

Англия XIX век. Оливия, дочь графа дэ Брэдфорда, сбегает из-под замка, куда её посадил до нежеланного ей замужества с ненавистным ей Уильямом Сэнфордом, её отец. В пути она встречает благородного Ричарда и надеется найти с ним настоящую любовь. Но, подлец Уильям, её несостоявшийся жених, мерзавец и негодяй, продолжает преследовать её. Как сложится судьба Оливии и остальных героев романа. Сумеют ли влюблённые обрести своё счастье?

Чем реже встречаются влюбленные, тем сильнее они любят друг друга?

А если они никогда не встретились — что тогда? Их никто не принуж­дал - они сделали выбор самостоятельно. Только переписывались, перепи­сывались, переписывались...

Их письма — зеркало истории того времени. Баронесса и композитор де­лились друг с другом всем, что волновало их сердца и интересовало их умы…

Император Николай Первый, которого обвиняли в жестокосердии, считали тираном и солдафоном, был прежде всего любящим мужем и отцом. Его супруга Александра Федоровна считала себя счастливейшей из женщин – муж, называвший ее «маленькой птичкой», был к ней неизменно внимателен и сердечен, с готовностью исполнял любой ее каприз.

Да, в его жизни были и другие женщины, но любил он по-настоящему лишь одну, ту, с которой был обвенчан и которая стала матерью его детям.

Не потому ли, поняв, что не равнодушен к молодой талантливой актрисе Варваре Асенковой, он не позволил себе дать волю чувствам, сделав несчастной и ее, и – как знать? – возможно, и самого себя…

У Счастливчика Уинслоу был лишь год в запасе, чтобы устроить свои дела в Калифорнии, иначе многомиллионное наследство деда должно перейти к его завистливым кузенам — братьям Роквелл. Но, чтобы дела пошли на лад, ему нужно сделать многое, а главное — найти верных и надежных помощников.

У Молли Кеннеди было именно то, что он искал. Энергичная, схватывающая все на лету, она была готова сразу же приступить к своей работе. К своей настоящей работе. Талантливая актриса, не обремененная излишними моральными принципами, она была завербована исходящими завистью Роквеллами, чтобы, пробравшись в постель Счастливчика, выведать его подлинные замыслы.

Молли начала опасаться за свою жизнь, ощутив слежку. И самое удивительное заключалось в том, что спокойно ощущать себя она могла лишь в объятиях человека, счастье и дело жизни которого ей было поручено разрушить.

Прекрасная, отчаянная, ожесточенная судьбой Сторм О’Малли избрала своим уделом опасный жребий пиратского капитана, чьи лихие набеги наводили ужас на самых бесстрашных моряков. Но никто и никогда не дерзнул увидеть в ней женщину… пока на ее корабле не появился Саймон Йорк. Мужественный плантатор-южанин должен был бы ненавидеть и презирать молодую преступницу… Однако вместо ненависти в сердце его неожиданно разгорелась пламенная страсть. Отныне он мечтал лишь об одном — покорить Сторм любой ценой…

Третий роман из цикла «Гроза двенадцатого года» о семье Черкасских.

Долли Черкасская, которую в семье зовут Лисичкой не столько за цвет волос, сколько за веселый, живой характер, мечтает разводить скаковых лошадей. Она не сомневается в успехе. Только как объяснить родным, что ее желания разумны? Русские войска взяли Париж, духом свободы пронизан воздух, но эта свобода — только для мужчин. Как Долли доказать, что женщина тоже может жить самостоятельно, полагаясь на свои силы? Однажды она уже втянула семью в страшную историю, приняв ухаживания красивого соседа по имению, оказавшегося убийцей и насильником. Им с сестрой даже пришлось уехать в Англию, чтобы скрыться от мести несостоявшегося жениха.

Но и в Лондоне неугомонной характер светлейшей княжны навлек на нее неожиданные неприятности. Попав в безвыходную ситуацию, она вынуждена принять предложение хозяина соседнего дома и стать герцогиней Гленорг. Девушка рассчитывает на фиктивный брак, который должен продлиться год. Герцог — человек чести, он обязательно сдержит данное слово. Только нужно ли это самой Долли?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сара Кастерс, обвиняемая в убийстве своего любовника Уильяма Невилла, оправдана, поскольку тело жертвы так и не было найдено. Журналист Макс Уорт, освещающий для своей газеты ход процесса, заинтригован личностью подсудимой и намерен провести собственное расследование. Три года он безрезультатно преследует Сару, надеясь распутать загадочное преступление И вдруг Сара начинает получать записки, написанные рукой Уильяма.

Виктор ТОРОП

Что рассказал нам Заратуштра

За все время существования человечества на Земле были известны только четыре мировые религии - зороастризм, буддизм, христианство и мусульманство. Название "мировые" они получили за свое распространение по огромным территориям, невзирая на национальные и государственные границы. Самой древней из них был зороастризм, основанный древнеиранским пророком Заратуштрой, которого древние греки называли Зороастр. Согласно преданиям, Заратуштра был единственным в мире ребенком, который при рождении не заплакал, а засмеялся. Таким было и его учение - жизнерадостным, полным любви к окружающему миру. Мудрец страстно призывал к добру и справедливости. Его последователи должны были руководствоваться принципом благих мыслей - благих слов - благих дел. Но кем же был этот удивительный пророк? Аристотель относил эпоху Заратуштры за шесть тысяч лет до кончины Платона (348 год до н. э.). Другие античные авторы говорили о пяти тысячелетиях до Троянской войны, которую традиционно датируют XIII веком до н. э. Третьи в согласии с преданиями последователей пророка вели речь о двух с половиной веках до Александра Македонского. Родина пророка также определялась различно. Древние греки называли его "халдеем", то есть жителем Месопотамии. Зороастрийцы указывали сразу два места - североиранский город Рагу и бассейн некоей реки, которую современные историки отождествляют либо с Хильмендом, либо с Амударьей. Пророческую деятельность же Заратуштры обычно связывают с афганским городом Балхом. Неменьшие споры возникли и по поводу имени. Вторая часть древнегреческой формы имени переводилась как "звезда", а сам его владелец считался мудрейшим из астрологов и звездочетов. Современным историкам такой романтический перевод не понравился. После долгих споров победили сторонники "верблюжьей" теории. Их перевод звучал так - "владелец старых верблюдов". Впрочем, зачем пророку были нужны старые верблюды, установлено не было. Еще при жизни Заратуштры его учение было записано на золотых досках, а по другой версии - золотом на бычьих кожах. Так родилась "Авеста". Было сделано два одинаковых экземпляра великой книги, которые хранились в разных храмах. Когда Александр Македонский захватил Персию, его воины одну книгу сожгли, а другую увезли домой, где она была переведена на греческий язык. Вскоре Александр умирает. Шел ему в эту пору всего тридцать третий год. Зороастрийцы восприняли эту смерть как наказание за святотатство. "Авеста" попала к грекам еще при жизни Аристотеля. Судя по всему, он действительно видел писанную золотом книгу, но не все в ней понял. Историки до сих пор не разобрались в том, куда подевались драгоценные тексты и что из мыслей Заратуштры перекочевало в сочинения античных философов, "забывших" упомянуть о своем предшественнике. Быть может, когда-нибудь археологи обнаружат сокрытые в недрах земли золотые скрижали. Через несколько веков после македонского погрома зороастрийцы попытались восстановить утерянную священную книгу. На основе изустных преданий была составлена новая "Авеста", но она содержала только малую часть былого наследия пророка. Казалось, нет никаких надежд на раскрытие тайн биографии самого загадочного мудреца Земли. Но наша жизнь богата на сюрпризы. Вдруг выяснилось, что главные источники сведений о Заратуштре были выпущены из внимания. Это и неудивительно. Ведь один из источников - поэма "Шах-наме". Она была написана поэтом Фирдоуси на основе более древних иранских преданий более тысячи лет назад. Второй источник не что иное, как сочинение славянских язычников "Патриарси", то есть патриархи, более известное под названием "Влесова книга". "Добропорядочного" историка легче заставить носить гремучую змею вместо галстука, нежели прикоснуться к этому ошельмованному советскими учеными памятнику славянской старины. Для современного иранца поэма Фирдоуси значит не меньше, чем для нас "Слово о полку Игореве". Иранский эпос, вершиной которого стала "Шахнаме", оказал мощное воздействие на культуру многих народов. Например, грузинский классик Шота Руставели в основание своей поэмы "Витязь в барсовой шкуре" положил некую "повесть из Ирана". Главный герой его поэмы Тариэль, одетый в шкуру барса, похож на одного из главных героев "Шах-наме" Ростема, также носившего барсовую шкуру. "Шах-наме" не только шедевр искусства. В поэме содержится множество уникальных исторических сведений. Несмотря на то, что составляющие ее сказания на протяжении поколений многократно переделывались, их древняя подоснова поддается расшифровке. Первоначально иранский эпос состоял из семейных преданий могущественного царского рода, восходящего к Феридуну. Этот родоначальник иранских царей жил в первой половине VIII века до н.э. У него было три сына - Сельм, Иредж и Тур. Часть народа, возглавляемая Седьмом, переселилась. В честь вождя переселенцы получили название "сарматы". Среди сарматских племен известны загадочные роксоланы, которых средневековые писатели называли предками восточных славян. Но тогда, быть может, изучение истории рода Феридуна прольет свет и на наше происхождение? Два младших брата остались на месте. Другим именем Иреджа было имя Ахемен. Ахеменидами, то есть потомками Ахемена, были знаменитые цари Древнего Ирана. Исторический Заратуштра в "Шахнаме" появляется в качестве двух самостоятельных персонажей - мудрого старца Заль-Зера и пророка Зердешта. Это произошло из-за объединения двух разных рассказов. Расшифровка древних известий показала, что пророк принадлежал к потомкам Иреджа и Феридуна, а его дедом был один из великих царей Ирана Гершасп. Первые 30 лет жизни принца Заратуштры протекли на территории Вавилона в бассейне современной реки Диялы (Курдистан). Он получил прекрасное по тем временам образование, и перед ним открывалось блестящее будущее. Но в 594 году до н. э" спасаясь от пожара войны, принц вынужден был бежать ко двору своего дальнего родственника царя Лохраспа, жившего на юге современного Ирана. В "Шах-наме" сохранился рассказ о начале распространения зороастризма в державе Лохраспа:

Виктор Тороп

Дыхание Борея

Как Пушкин и Ершов превратили в сказки древние индоарийские мифы

Бореем древние греки называли северный ветер. Он властвовал над таинственными гипербореями. которые многому научили жителей Древней Эллады. Борея - сына бога звездного неба Астрея и богини утренней зари Эос большинство античных авторов помещало во Фракии на Балканах. Но были и иные мнения. Знаменитый биограф Плутарх жил в начале нашей эры. В своих сочинениях он приводит предание о том, что Кавказ раньше назывался "ложем Борея". У нас есть возможность уточнить местообитание сына богини утренней зари. Вот как античный автор Дионисий рассказывает о некоей местности, где хозяйничает Борей, возле Кавказа и Тананса: - Несчастны те люди, вечно у них холодный снег и холодом веющий лед, когда же настанет от ветров еще большая стужа, тогда можно увидеть своими глазами замерзающих лошадей и мулов... И даже сами люди, живущие там, не остаются невредимыми от холода, но, снарядив телеги (живут там в телегах), перекочевывают в другую страну, оставляя свою землю на произвол неиствующих ветров... Под Танаисом в разное время понимали то Кубань, то Керченский пролив, то Дон. В любом случае мы оказываемся в пределах Северного Причерноморья. Вечно лежащие снега и льды следует отнести к преувеличениям, основанным на образах либо зимней стужи, либо кавказских ледников. В Северном Причерноморье есть только один район, подходящий под описание Дионисия. Неподалеку от Кубани, в Новороссийской бухте, бывает такое впечатляющее природное явление, когда облака начинают поодиночке отрываться от общей массы и падать вниз: порывы ветра усиливаются и достигают вскоре невыразимой жестокости. Особую мощь этот катаклизм набирает зимой. От вздымаемых водяных брызг все покрывается льдом. Под грузом ледяного панциря тонут корабли. Так, в 1848 году погиб тендер "Струя" вместе с командой. На суше лед замуровывает окна, двери, печные трубы. Обычно беда сопровождается сильными морозами. Жители, оказавшиеся в ледяной блокаде, не могут топить печи. О том, что мы не ошиблись в отождествлении древней напасти и новороссийских бурь, говорит их название - "бора". Оно восходит к имени Борей. Наличие боры учитывалось при принятии решения о строительстве Новороссийского порта в конце XIX века. Победило мнение, что из-за нескольких опасных дней в году нельзя оставлять втуне лучшую бухту кавказского побережья. В целях безопасности завели специальную наблюдательную службу. С ее помощью можно было при необходимости заблаговременно выводить корабли в открытое море На будущее положили изыскать и иные способы по укрощению стихии. Ученые предлагали противопоставить ветру самолетные двигатели: пробить в хребте Варанда тоннели и через них спускать холодный воздух: устроить молы и отклонить теплое Босфорское течение в сторону. Но все предложения оказывались либо малоэффективными, либо грозили вывести Новороссийск из числа незамерзающих портов. Стреножить воздушных коней Борея не удалось.

Пресловутая норманская теория становления государственности на Руси внедряется в сознание россиян с XVIII века. Речь идет о норманнском (скандинавском) происхождении варягов-рюриковичей. Вопрос этот до сих пор труден для обсуждения потому, что сторонники норманской теории не позволяли с собой спорить... Схватка длится с 1735 года, когда профессор Байер, приглашенный в Петербург из Германии и не знавший ни единого русского слова, опубликовал трактат на латыни. Иностранный мэтр убеждал просвещенных в классических языках читателей, что древнерусские летописцы под словом "варяги" подразумевали "скандинавы". Подозрительно тут все - не успел приехать в чужую страну, как уже поучает. Видимо, задание такое было... Так или иначе, но норманская теория появилась. Первым вступил в полемику Михаил Ломоносов, хорошо знавший латынь и русские летописи. Он высмеял Байера, что почему-то не помешало Карамзину, Ключевскому и Шахматову придерживаться именно норманской версии. Такую скороспелую теорию некоторые поддерживают и сейчас. Однако ныне времена другие, историческая неправда уже не принимается на веру. В первом из предлагаемых нашим читателям материале показывается, как приглашенные на Русь сородичи Байера не только искажали наше седое прошлое, но и выкрадывали ценнейшие архивные документы, чтобы их шаткая теория не рухнула. Во второй статье приводится известная уже теория славянского происхождения племени варягов.