Прощай, сентябрь!

Эдуард Геворкян

Прощай, сентябрь!..

Каждое утро в мое окно стучится нечто.

Здесь очень богатая фауна. Я пока не разобрался, что именно летает, а что ползает. Живность мелкая и для меня безобидная, жуют непрестанно трубчатые мхи и время от времени для разнообразия - друг друга.

Нечто у моего окна - желтый пушистый шар с клювом. Лежбище этих шаров я недавно обнаружил у излучины реки. Они ворочались, закапываясь в песок, елозили клювами по гальке и забавно покрякивали. Большие цыплята, размером с футбольный мяч. То ли прыгают, то ли летают. Крыльев и ног не заметил. Впрочем, не приглядывался. Биологические исследования не входят в мои обязанности.

Другие книги автора Эдуард Вачаганович Геворкян

Начало третьего тысячелетия… Эпидемии пронеслись по планете, тающие полярные льды затопили немалую часть суши. Людям приходится заново строить жизнь, восстанавливать государство.

История повторяется… Вновь московские правители собирают земли, опятьвозвращаются времена мечей и арбалетов, закон и порядок приходится насаждать силою.

Остросюжетный роман «Времена негодяев» — это начало своего рода фантастической саги, эпопеи, в которой причудливо переплетаются судьбы героев, приключения и битвы, дворцовые заговоры и интриги, поражения и победы, противоборство.

Эго — лучшие повести и рассказы Эдуарда Геворкяна Фантастические донельзя. Парадоксальные — и парадоксально интересные. Произведения, которые читаются на одном дыхании и — ЗАСТАВЛЯЮТ — возможно, не сразу, — снова и снова ЗАДУМЫВАТЬСЯ О ПРОЧИТАННОМ. Потому что это — «Черный стерх». И осатаневшее от жестокости бытие разрушает для мальчишки мир обычный — и топит его в водовороте мира иного… Потому что это — «До зимы еще полгода». Иной и странный взгляд на историю «Черного стерха». Потому что это — «Правила игры без правил». И кто-то — ЗАЧЕМ-ТО — похищает подростков, успевших научиться жить без жалости. Ибо молодые и безжалостные воины — всегда в цене… И — многое, многое еще.  

Это — лучшие повести и рассказы Эдуарда Геворкяна. Фантастические донельзя. Парадоксальные — и парадоксально интересные. Произведения, которые читаются на одном дыхании и — заставляют — возможно, не сразу, — снова и снова задумываться о прочитанном. Потому что это — `Черный стерх`. И осатаневшее от жестокости бытие разрушает для мальчишки мир обычный — и топит его в водовороте мира иного… Потому что это — `До зимы еще полгода`. Иной и странный взгляд на историю `Черного стерха`. Потому что это — `Правила игры без правил`. И кто-то — зачем-то — похищает подростков, успевших научиться жить без жалости. Ибо молодые и безжалостные воины — всегда в цене… И — многое, многое еще.

В сборнике представлены повести и рассказы мэтра отечественной фантастики, выходившие ранее только в журналах и альманахах.

Жил-был однажды Аршак Змрян, и было ему четырнадцать лет. И сел он в летний день на самокат и прилетел из Еревана в Москву. Когда-нибудь он вспомнит, что из этого вышло, а пока его историю расскажу вам я...

РОДНЯ

Аршак объявился у своего московского дяди в разгар очередной семейной свары. Явление племянника, которому по всем резонам полагалось быть далеко за Кавказским хребтом, придало разговору между дядей и тетей дополнительную остроту.

Эдуард ГЕВОРКЯН

ЧТО-ТО СТРАННОЕ ГРЯДЕТ...

В каком состоянии находился книжный рынок во втором полугодии 1997 года? Традиционный обзор фантастической литературы приводит обозревателя к неожиданным заключениям, которые могут послужить темой для дискуссии о судьбах отечественной и мировой фантастики.

Вот и еще полгода пролетели: пришла пора дежурного обзора. Оценить этот период, на первый взгляд, дело простое. Все мрачные прогнозы вроде бы сбылись, заклинания о том, что все будет хорошо, кажется, так и остались благими пожеланиями. Книжный фронт фантастики на глазах распадается, случаи дезертирства уже не редкость, а о мародерах и говорить не приходится - грабят живых и мертвых, не стесняясь в открытую передирать сюжеты. Издатели один за другим покидают поле битвы, открывая фланги дружному натиску надушенной кавалерии дамских романов, чернопиджачной пехоте политических триллеров и ржавым латникам исторической прозы.

Игарка - вольный город. О таможенных кордонах и контроле воздушного пространства знают лишь проводники…

Текст взят из сборника: Правила игры без правил, Эдуард Геворкян, М. АСТ, 2001

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Именно это богатство действительной жизни все чаще привлекает к себе внимание советских писателей-фантастов. Все меньше интересуют их лишь внешне необычные космические приключения, кибернетические роботы, машины времени. Все чаще и чаще они убеждаются в том, что удивительное и необычное можно найти не только в космических далях, в математических дебрях кибернетики, в таинственных просторах пространства — времени, но и в песчинке под нашими ногами, в капле воды, а главное, в нас самих.

В этом отношении, бесспорно, самым сложным и интересным произведением сборника следует считать удивительно изящную, остроумную повесть братьев Стругацких “Суета вокруг дивана”. Основную идею этой вещи в двух словах можно было бы выразить так: “Удивительное рядом”. Несмотря на всю необычность, сказочную фантастичность этой повести, она самым тесным образом связана с проблемами нашей сегодняшней жизни.

В самом деле, быстрые успехи современной науки, головокружительный прогресс техники с каждым днем опережают все больше и больше нашу способность осмысливать научные и технические достижения. Мы привычно крутим настройку радиоприемника, не подозревая о тех удивительных и таинственных процессах и силах, которыми управляем. Мы входим в салон воздушного лайнера, занятые мыслью лишь о том, кто будет нас встречать на аэродроме. Мы привыкаем к необычному, не вдумываясь в его суть и не осмысливая его. Конечно, один человек не может понимать и знать всего. Какими-то вещами мы все равно вынуждены пользоваться, принимая их такими, как они есть. Но главное в другом: мы привыкли быстро привыкать, не интересоваться, не удивляться тем чудесам, которые нас окружают.

Г. Смирнов

Рассказ из сборника "Не сотвори себе врага".

Василис просто находка для своей компании – он без труда рождает идеи новых изделий, которые неизменно пользуются популярностью у покупателей. Но есть у Василиса и существенный недостаток – он невероятно неорганизован и прийти на работу к 11 часам утра для него просто невыполнимая задача. Но, может быть, способ избавиться от назойливых утренних звонков с работы по поводу опозданий?

Меня купили мертвым и вывезли к Удроппу из морга. В этом нет ничего удивительного, как нет ничего странного и в том, как я попал в морг. Просто перерезал себе вены в ванной комнате гостиницы «Новый свет». Если бы не долги за номер, меня не нашли бы так скоро, вернее, нашли бы слишком поздно.

Но долги были, и частично из-за них я сделал неудачную попытку отправиться в лучший мир. Мне очень хотелось встретиться там с моими недальновидными родителями и сказать им, что я думаю про них и вообще про всех тех, кто плодит детей для нашего цивилизованного государства.

Радиус камеры – двадцать метров, радиус камеры сто семьдесят метров… Триста пятьдесят метров, тысяча четыреста метров…

Ну и чудовища!

А сколько времени и кропотливого труда нужно было потратить, чтобы построить такие ускорители-динозавры. Я рассматривал схемы и фотографии старых ускорителей ядерных частиц, и меня охватывало чувство жалости и сочувствия к тем, кто шел к познанию структуры вещества таким тернистым путем.

Впрочем, в науке всегда так: мы снисходительно улыбаемся при виде первого неуклюжего радиоприемника, не думая о том, что без этого первенца не возможна была бы миниатюрная крошка в корпусе часов на молекулярных деталях, которая сейчас поет у меня на руке.

Близкое будущее. Половину мира заняла коммунистическая империя, другая половина мира находится под властью тоталитарной партии, где и происходит действие рассказа. Чтобы лучше следить за своим населением и подавлять в зародыше любые повстанческие мысли, все сны были взяты под наблюдение. Существовал каталог снов, из которого можно было выбирать понравившийся сон или смотреть свои сны, но тогда наблюдение за сном будет намного тщательнее и основательнее. Главный герой как раз и начал работать в учреждении за контролем снов, и чем дальше он работал, тем больше он стал сомневаться в правильности контроля.

Дверь отворилась, и никто не вошел. Профессор очень боялся сквозняка, но попытка закрыть дверь не удалась.

– Войдите, – сказал он Невидимке и уселся за стол.

Минуту оба помолчали. Затем профессор спросил:

– Вы читали, что о вас написал Уэллс!

Невидимка хмыкнул.

– Эти ваши штучки могут плохо кончиться.

– Не удержался, – виновато пробормотал Невидимка. – Новый метод.

– Какой такой новый!

– Проглотил вещество, которое искривляет ход световых лучей.

– Одну минутку.

– Я вас слушаю.

– Вы прошли на красный свет.

– Простите, дальтоник. Цвета не различаю.

– Но вообще-то вы свет видите?

– Конечно.

– В таком случае вы не могли не заметить, что горел верхний свет, а это значит красный.

– Это логично. Но…

– Что?

– Дело в том, что я, как бы вам объяснить, часто путаю верхний свет с нижним…

– Вы что-то крутите.

Регулировщик достал квитанционную книжку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эдуард Геворкян.

Путешествие к Северному пределу. 2032 год

ПРОЛОГ

Восходящие потоки разъели проплешину в плотной облачной ткани, и мутное белесое пятно Луны глянуло вниз, туда, где волны накатывали на изрезанную протоками землю. Две большие птицы, парящие в ночной выси, углядели огромную темную тушу, медленно плывущую вдоль берега. Сложив крылья, они спикировали на нее, но длинное тело оказалось не дохлым китом, а несъедобной громадой, от которой несло кислой вонючей гарью, а внутри, в гулком чреве, что-то гремело, стучало, изрыгало непонятные и страшные звуки.

Эдуард Геворкян

Сосед

Долгожданное переселение на новую квартиру обернулось сущим кошмаром: грузчики с перекошенными лицами остервенело волокли ящики с книгами, люстра норовила то и дело разбиться, под ноги непрестанно лезла трухлявая и трижды проклятая кушетка - подарок доброхотливой тетушки, ежемесячно справляющейся о наличии сего реликта; заплаканная жена кричала сквозь истерический смех, что едет к матери и немедленно посылалась к ней; дочурка с кровожадной улыбкой запихивала орущего кота в портфель с документами; альтруистически настроенные соседи пытались внести посильный вклад в этот бедлам, чем довели меня до форменного помешательства... Уф-ф! Обстановочка!

Э. ГЕВОРКЯН

В ГОСТЯХ У МИДАСА

- Слух, многократно умноженный, обращается в миф, а миф - это знание в кривом зеркале предрассудков, - произнес хозяин, отрезая от холодной телятины небольшой ломоть.

- Слух всегда основывается на факте, даже если факт вымышлен, - ответил гость.

Мидас отложил нож, отпил из кратера вина и посмотрел на Филократа. Гость был юн, но учтив, а слава о нем опережала его передвижения.

- Мое богатство всегда не давало покоя соседям и завистникам, - сказал царь, - они пытаются очернить мое имя, но тем самым приносят мне известность. А это залог успеха в торговых мероприятиях.

Гибсон, Джон Фредерик

Над нами темные воды

Пер. с англ. А. Т. Делавера

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательства: Книга Д.Ф. Гибсона - это яркий и увлекательный рассказ очевидца об огромном вкладе британского подводного флота в общее дело победы во Второй мировой войне. Автор описывает подготовку молодых моряков и повседневную жизнь экипажа субмарины, на которой ему довелось служить, боевые патрулирования, атаки и контратаки, участником которых он был, а также радости и поражения, морские будни и праздники от первых дней войны до полной капитуляции Германии.