Прорицание

Раиса Крапп

Прорицание

Есть у сна свой мир

Обширный мир

действительности странной

Байрон "Сон"

- Мой господин...

Испуганный, но настойчивый голос звал, проникая в сознание. Феррах повел глазами, прежде чем осознал, где находится. Он тряхнул головой, недоумевая, сколь далеко отлетел мыслями. И еще удивился непонятной радости, которую доставил ему знакомый вид ковровых стен шатра, оберегающих его от ночной стужи. Феррах с неудовольствием бросил взгляд на шиссита, преклонившего колени у входа - низкородный прервал течение его мыслей. Но попытайся феррах вернуться к своим размышлениям, он бы удивился в третий раз: надсмотрщик за погонщиками не только помешал размышлениям своего господина, он спугнул его мысли так, что они улетучились, не оставив даже теней своих.

Другие книги автора Раиса Крапп

Раиса Крапп

Утолю твои печали

Глава первая

Ксения проснулась рано. Она лежала тихонько, будто боялась расплескать свое удивительное состояние - из сна. Снилось что-то странное. Что? Она попыталась вспомнить, но воспоминание, словно золотая рыбка, ускользало из сознания. Лишь отблеском его осталось ощущение радости, нежности, чего-то очень хорошего...

Ксюша с удовольствием потянулась, по-кошачьи выгнувшись всем телом, засмеялась собственному прекрасному настроению, откинула одеяло и выпрыгнула из постели. Набросив теплый халат, она подошла к окну взглянуть, ясным ли обещает быть день. В это время внизу застрекотал мотор "Бурана" и, помедлив, Ксюша прямо в тапочках и халате вышла на веранду.

Раиса Крапп

Подземелье

Атака

Часть первая

- Ох, и влетит за моноплан! Теперь наверняка к бабушке отправят! подумал Тимка, когда кувыркание прекратилось, и он растянулся на траве.

Наверно, в голове у него немножко стряхнулось, иначе он подумал бы совсем другое. А именно, - что был бы самым счастливым человеком, окажись он сейчас у бабушки. И пусть ему даже влетело бы по первое число. И даже по второе или по третье, - он согласен. Но бабушка, как и поселок, где Тимка жил с мамой и папой, были сейчас одинаково далеко от него. Какая разница, что до бабушки лететь сотни парсеков, а поселок тут, километрах в десяти, главное, отпустит ли его Город?

Раиса Крапп

Изгнание дьявола

"Частица черта в нас заключена подчас..."

(из оперетты "Сильва" Имре Кальмана

- Ведьма! - услышала она и обернулась.

У обочины стояли старухи, с которыми она только что учтиво поздоровалась. Теперь они с ненавистью смотрели на нее. Она растерянно улыбнулась, как будто услышала неудачную, недобрую шутку. Но это была не шутка. Кто-то из них плюнул в ее сторону, кто-то замахнулся узловатой палкой. Она попятилась от них, потом повернулась и почти побежала прочь, а камни-слова летели ей в спину, и она вздрагивала, как от болезненных ударов.

Раиса Крапп

Прикосновение звёзд

любовный роман

Книга первая

Глава первая

о том, как горько несчастливое замужество,

о маленьких радостях и о цене, которую за них приходится платить

Новое утро возвестило наступление еще одного дня в бесконечной череде однообразных будней. Веселое солнце било в щель неплотно задернутой тяжелой шторы. Яркий луч упал на юную баронессу Ланниган, и она заслонилась рукой она не любила яркого солнца, от него болела голова.

Раиса Крапп

Исполнение желаний

Флото с трепетом ждала этого дня. И он наступил, день Большого Королевского Бала, на котором присутствовали самые знатные фамилии. Ожидали, что король выйдет для приветствия, но на возвышении, которое должен был занимать король, сидел юный принц.

Гости проходили перед ним, и Флото вглядывалась в лица, отыскивая малейшую тень снисходительности. Во взглядах, обращенных к принцу, было разное. И любопытство - особенно со стороны иноземцем, и сочувствие, и, разумеется - гордость и любование. А снисходительности не было - Ант-Райн доказал, что достоин уважения. Он не играл в короля, он стал им в тот час, когда отца привезли с охоты тяжело раненого.

Раиса Крапп

Пересекающий время

Часть первая

КНИГА ПЕРВАЯ

Андрей Граф, хронотрансатор.

...в мире мало по настоящему страшного и вытерпеть можно почти все. Каждому посылается по силам, а слабому даруется избавление - смерть.

Библия

Внизу стремительно уносилось назад зеленое буйство перелесков, разноцветные цветочные поляны, белопенная кипень гроздьев агадуса. Его вездесущий горьковатый аромат, струящийся из крупных, снежно-белых чаш, проникал даже сюда, в глейсер.

Раиса Крапп

Фея Круглого Озера

Алёша проснулся рано. Бабушка только подоила Зорьку и теперь тихонько звякала подойником - процеживала молоко сквозь белую тряпицу и разливала его по банкам.

- Да что ты в такую рань поднялся, Алёшенька?! - всплеснула бабушка руками. - Школа опять начнётся - не поспишь.

- Я выспался, бабуля, - Алёша присел к столу на прохладную лавку.

- Ну, коль выспался, тоже хорошо, - согласилась бабушка. - Утро-то нынче какое! Попей-ка молочка парного, дитятко.

Раиса Крапп

Хорошо иметь знакомого дракона

Обняв коленки, Эд сидел перед маленьким костром, слегка отгонявшим ночь. Он думал о том, что утратил внезапно и потрясающе просто. Ах, если бы можно было вернуть все с такой же легкостью, с какой мысли возвращали его домой, к папе и маме, к Томи, в день, который казался самым обычным, пока Эд не сделал тот, последний шаг... И в тысячный раз Эда казнили вопросы: "Почему ты не поверил Тому?! Почему его страх не остановил тебя?!" Один только шаг, всего один опрометчивый шаг сделал Эд! Теперь он открыл для себя очень простую истину - за каждый свой шаг и поступок надо отвечать, ведь может случиться, что отменить его или переходить заново будет нельзя, некуда.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Едва не пережив финансовый крах, Лоуренс решает сосредоточиться на поиски древней родины Хоро на Севере. Но как долго может бродячий торговец позволить себе бродить из деревни в деревню ища ту, что - как он подозревает - перестала существовать многие века назад? А когда соперник-торговец нацелится на прекрасную спутницу Лоуренса, может ли он действительно быть уверен, что Хоро оставаться с ним? Не наступил ли час, когда Лоуренс должен спросить себя - являются его отношения с Волчицей деловыми или личными?

Версия текста от 03.10.10. Последнюю версию можно найти на http://ushwood.narod.ru/saw/saw.html

Ветер, по всей земле гуляет ветер, и в этом мире места нету ни для тебя, ни для меня…

Этот год был не слишком-то удачным для мау-мау[1].

Англичане ввели в страну войска, и то, что поначалу казалось битвой с горсткой белых поселенцев, перешло в нечто несравнимо более тяжелое. Англичане бросили тысячи повстанцев в лагеря для пленных, построенные вдоль дороги в Лангату. Тысячи других отвезли в пустыню, в неистово жаркую Северную пограничную провинцию, и посадили в тюрьмы. Большинство уцелевших засели на хребте Абердар, и англичане по три раза на дню бомбили эту местность, убивая и повстанцев-кикуйю, и своих верноподданных из людей кикуйю, и слонов, и носорогов, и буйволов — всех с одинаковой легкостью.

Империя, которая объединяет людей, эльфов, орков, подверглась нападению орд варваров-кентавров. Бронированный поезд, который тащат могучие тролли, приближается к станции, обороняемой гарнизоном орков. С другой стороны к станции подходят эскадроны кентавров. В это время около станции орки задержали троих сомнительных типов без документов, подозревая в них лазутчиков…

Две разные личности, но у каждого из них одна судьба — оба становятся изгоями и отверженцами своего времени, оба сражаются за место под солнцем. Один — потерял все и пытается вернуться в Империю. А второй, полукровка-получеловек — отщепенец, ничтожество, но с железным сердцем в груди, проходит Школу Круга и становится профессиональным магом — эльфаром…

Олег Чувакин

Королевское великодушие

До Белого замка было еще прилично. Павлин устал. Он опустился на траву, прислонил спину к ножке громадного гриба. Мясистая шляпка укрыла его, как гигантский зонтик. Мальчика не поразил необычайный размер этого гриба. Что такое гриб-переросток, не умеющий даже разговаривать?

Павлин с наслаждением вытянул ноги и поймал прыгающую синюю травинку. Стоило лизнуть ее шелковистую поверхность, как крупная капля прозрачно-голубой жидкости скатывалась в подставленный рот. На вкус это было, пожалуй, как лизать облако.

Везувиан Ариадна

Поликсена

Аннотация:

Как быть если вдруг выясняется, что твои родители вовсе неродные и даже не приемные, а просто укравшие ребенка? Что делать если получается, что дороже всех на свете тебе запутавшийся полудемон и семья вампиров? Как понять кто ты есть на самом деле, если оказывается что ты на самом деле вовсе не человек, не лягушка, а неведома зверюшка? И сны такие странные снятся…

Тени первая и вторая

Классическая история «попаданца»;) Не спойлер, а, скорее, подробности из жизни одного из героев, которые не могли войти в роман «Дом для Демиурга» по композиционным причинам.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Раиса Крапп

Темный Джо

Томи мог быть счастливым человеком, если бы ни платяной шкаф в его комнате. А ведь Томи так радовался, когда они переезжали в этот красивый, весёлый новый дом! Но в одну из ближайших ночей, кое-что случилось - ночью пришёл страх.

Раньше он не знал, что такое - настоящий страх, когда тело цепенеет, мурашки стягивают кожу, а волосы на голове шевелятся, и весь ты как будто спелёнут этим липким, вязким страхом.

Дмитрий Красавин

Хаос и музыка

Убийство, наркотики, следственный изолятор...Детектив?

Пожалуй, да. Но еще - размышления о вечном и преходящем, о феномене "я" и таинственном "Некто", овладевающем плотью человека...

Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел

Я не чтоб любопытствовал - я по небу летел.

Булат Окуджава "Музыкант"

Стена его построена из ясписа,

а город был чистое золото,

Дмитрий Красавин

...и здесь холодно...

(Опыт свободного мышления)

Повесть написана в восемдесят седьмом году. Моя первая попытка отобразить через сюжет художественного произведения различные взгляды на феномен человеческого существования, на единство внутреннего и внешнего миров.

Глава первая

"Встреча в Кадриорге"

Стоял теплый августовский вечер. Под впечатлением только что закончившегося в Кадриоргском дворце концерта музыки Барокко, я вышел в парк и, миновав ограду дворцового комплекса, свернул на узкую извилистую тропку, взбегавшую вверх по холму. Дрожащие звуки клавесина, возникая в глубине пышных, темно-зеленых крон деревьев, слетали с влажных листьев, кружили над травой, увлекая меня еще чуточку побыть наедине с ними, вдали от шума и суеты большого города. Незаметно для себя я оказался в одном из дальних уголков парка. Два маленьких озера и окружающая их темнота, сползающая вниз по раскидистым ветвям грабов, возникли из небытия внезапно, одновременно с появлением маленького старичка, удалявшегося теперь от меня в сторону центральной аллеи. Несколько секунд назад мы, вероятно, шли навстречу друг другу, разминулись, но только теперь я вдруг ясно увидел его лицо одутловатое, неподвижное, с глубоко запавшими глазницами.

Дмитрий Красавин

Краткие очерки об обычаях и нравах обитателей

Избирательной ойкумены.

Предисловие автора.

Избирательная ойкумена, в отличии от ойкумены Гекатея Милетского*, не имеет фиксированных пространственных границ. Вчера они совпадали с границами Казахстана, завтра переместятся в Россию, а сегодня плотным кольцом опоясали территорию нашей маленькой Эстонии.

Флуктуация Избирательной ойкумены происходит, с небольшими перерывами, уже на протяжении многих сотен лет. Мы постоянно то тут, то там сталкиваемся с ее обитателями. Общаемся с ними, пьем пиво, закусываем одним огурчиком. Но несмотря на это почти совершенно незнакомы с их нравами и обычаями! Возникают взаимные обиды, претензии. Даже до рукоприкладства дело доходит!