Промежуточный человек

Действие романа Е. Будинаса «Промежуточный человек» происходит в большом городе и в маленькой деревушке Уть, где один преуспевающий молодой человек строит себе дачу-поместье. Делает он это, мастерски используя особенности и слабости нашей хозяйственно-бюрократической системы. Им движет не столько материальный интерес, сколько азарт своеобразного художника, решившего доказать друзьям-скептикам, что прочная система может обеспечить человеку благополучие, если жить по ее законам. «Если есть забор, — говорит этот персонаж, — то в условиях реального социализма должна быть и дырка в заборе». В конце концов он потерпел поражение, потому что не учел, что эта система может так же надежно сработать и против него.

Отрывок из произведения:

Все началось с того, что мой приятель — потомственный горожанин и доцент от кибернетики Геннадий Евгеньевич Дубровин — решил купить недвижимость.

Как-то заявляется и говорит:

— Знаешь, если у тебя есть друзья, готовые дать взаймы крупную сумму денег под любые проценты, — моего недоумения он демонстративно не замечал, — бери немедленно и покупай дом. Цены на дом в деревне будут расти, перекрывая любые проценты, даже если запросы твоих ростовщиков будут непомерно высоки. Свободные средства надо вкладывать в недвижимость.

Другие книги автора Евгений Доминикович Будинас

Все лица и события, описанные в этой книге, подлинные. Любые несовпадения имен, названий, фактов - случайность или оплошность автора, за что он приносит свои извинения читателю.

Эта удивительная книга появилась на свет благодаря талантливым авторам, художникам, фотографам, издателям, настоящим и преданным друзьям. В том числе отдельное спасибо. Г Вячеславу Лукашику за профессиональные рекомендации; Марии Тамазаевой (Павловой), Алексею Литвинову, Александру Гукину — за финансовую поддержку проекта; Александру Осокину — за неповторимую энергию истинного «шестидесятника», которая в ходе работы над книгой воодушевляла ее создателей и вселяла в них веру в абсолютную правильность начинаний.

Книга, как эта, делается просто. Человек вступает в жизнь и горячо влюбляется. Он тут же берется за перо – спешит поведать миру об этих «знаменательных» событиях. Периодически отвлекаясь, он проживает бурную жизнь, последний раз влюбляется и едва успевает завершить начатое в юности повествование, попытавшись сказать о Любви так, как еще никто никогда об этом не говорил.

Популярные книги в жанре Современная проза

У него длинные ниже ягодиц волосы, он слегка горбат, то есть он до такой степени сутул, что кажется горбатым; при ходьбе он припадает на левую ногу, у него два карих глаза и горбатый нос, руки у него длинные, на вид нерабочие, уши у него оттопыренные, а губы пухлые, лицо наподобие дыни, лежащей на боку, хотя сзади голова кажется нормальной формы; когда-то у него была пропорциональная фигура, теперь же это мешок, подвешенный к голове, а жилы шеи напоминают завязку, перетягивающую горловину этого мешка. Припадая на левую ногу, он загребает ногами, кажется со стороны, что, если он по этой дороге вернется назад, то дорогу эту он соскребет до самого основания, два раза пройдет и дороги не станет. Когда он купается, не стесняясь своей наготы, очень хорошо видно, что жилы перепоясывают его тело, и поверхность тела можно сравнить с костюмом космонавтов «Пингвин», который предназначен для пребывания космонавтов долгое время в условиях невесомости. От какой же невесомости спасается Отшельник? В его глазах есть искорки, которые начинаются и заканчиваются в желтых точках, которые плавают на окраинах зрачков. Над его левой грудью черная отметина родинки, весь пах у него облит чернью родимого пятна – «Бог шельму метит».

Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана…

К концу восьмидесятых стало ясно, что месяц вот-вот выйдет, и я, пока его ждал, только и делал, что ходил по городу — день за днём, как заведённый. По одному и тому же маршруту, без всякой цели. Одни и те же улицы. Витрины. Лица.

Продавцы смотрели на прохожих из магазинов, как звери в зоопарке смотрят на посетителей.

По сравнению с ними я чувствовал себя на свободе. Но свободен я был только для безделья.

«100 ГРАММ КУЛЬТУРЫ, ПОЖАЛУЙСТА…»

Повесть о приключениях в Лев-Граде.

ДЕНЬ ЧЕТВЁРТЫЙ.

Часть 1. ДОПРОС

- Вы написали в своём блоге на FaceBook, что:

«Культурное общество может жить по законам Культуры, а не по законам Денег и Политики»

- Что вы имели в виду?

Он сыпал вопросами, как игровой автомат сыплет монетки, отдавая выигрыш удачливому игроку. Ну а в чём моя удача?

Я размышлял, и не торопился отвечать. Если бы ЭТО, было что-то серьёзное, то и тон и окружающая обстановка были бы совсем другими. К чему торопиться?

У нас в институте был парень из Киева - Вадим В-в, очень милый, легкий в общении человек, лет на пять-шесть старше меня. Между прочим, большая умница, математик, точнее программист по 1-й профессии. Принадлежа к столь академической специальности, этот Вадим любил выпить, любил шумные компании, любил посидеть в этих компаниях, и потому мы с ним общались довольно мало - я-то, несмотря на свое геологическое прошлое, как всегда сидел в своей берлоге и вылезал в институт лишь от случая к случаю. Поэтому пересекались мы редко.

«Может быть, это один из способов узнать по-настоящему одиноких людей... они всегда могут придумать, чем заняться в дождливые дни. И вы всегда можете позвать их. Они всегда дома. Всегда».

Стивен Кинг, «Кристина»

Картонные фигуры, танцующие под грустные вальсы Шопена. Странным человеком был этот Шопен - его вальсы не были предназначены для танцев. Наверное, он не любил танцы. Может, долго сидел и наблюдал, как его избранница танцует с разными кавалерами, а сам не осмеливался подойти к ней, потому что в один миг разучился танцевать. Может, когда-то и в его голове картонные кавалеры в старомодных фраках и цилиндрах крутили свой вечный танец, держа за руки своих картонных дам в пышных, вычурных платьях.

Сергей Тимофеевич Григорьев (1875–1953) — выдающийся мастер детской книги. В сборник входят рассказы о гражданской воине, о военно-морском флоте и славном военном прошлом нашей Родины.

Есть поговорка такая: «везет, как утопленнику». Смешно вроде, но если с тобой происходит нечто подобное, желание веселиться мигом пропадает. Как сейчас. Это надо очень сильно постараться, чтобы сломать ногу на третий день каникул, во время долгожданного переезда на новую квартиру!

Почти два месяца Настена моталась по многочисленным московским родственникам, присматривая по газетам и фонарным столбам приемлемый вариант. Наконец, нашла: цена сходная, до метро не очень далеко – пять остановок; дом, правда, новый, телефона нет, да и целиком заселить его пока не успели, потому и мелких недоделок с вагон. Ковролин на полу пошел волнами, кран на кухне закрыть под силу лишь культуристу, а график работы лифта известен только ему самому. Ну и что? Жить можно, а большего пока и не надо. К третьему курсу можно будет себе позволить что-нибудь поприличнее.

Лотта Бёк – женщина средних лет, которая абсолютно довольна своей жизнью. Она преподает в Академии искусств в Осло, ее лекции отличаются продуманностью и экспрессией.

Когда студент-выпускник режиссерского факультета Таге Баст просит Лотту принять участие в его художественном проекте, Лотта соглашается, хотя ее терзают сомнения (шутка ли, но Таге Баст ею как будто увлечен).

Съемки меняют мировосприятие Лотты. Она впервые видит себя со стороны. И это ей не слишком нравится.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

1907 год. Восточная граница Российской империи. Нечто странное пришло в прежде тихий провинциальный город об руку с затяжной метелью. Внезапно стали исчезать люди. Они пропадали неожиданно и бесследно. Даже те, кто был надежно защищен, не могли избежать этой участи. Вместе с падающими с неба хлопьями снега улицы засыпал страх. Больше никто не чувствовал себя в безопасности. Ведь город, где все знали друг друга в лицо, а наступающий день не отличался от ушедшего, на самом деле лишь притворялся. Он надежно спрятал свои секреты… Но снег растает. Все, что он скрыл, окажется на поверхности. Рецензия Андрея Леру

Пережив глобальную катастрофу, которая привела к гибели почти всю цивилизацию, мир изменился навсегда. Человек, кого все называли пророком и кому поклонялись словно живому богу, поднял умирающее человечество из руин и построил новый мир. Эволюция – стала их религией. На смену привычным государствам пришел союз разнообразных поселений и городов с теократическим режимом во главе. Вместо военных блоков и корпораций появились Великие дома и Гильдии. Природа претерпела значительные изменения: климат стал более суровым, вода отравленной, небо серым. На земле наступил период «вечной осени», а место прежних людей и животных заняли новые формы жизни. Но даже в этом, измененном навсегда мире, его обитатели ищут для себя лучшей доли, не смиряясь с тем положением, что они занимают сейчас. Ведь каждый из них, хочет изменить свою судьбу. И становиться уже не так важно, человек ты или машина, или что-то еще.

Пришло время начать Игру. Мир уже не будет прежним. Планета превратилась в один большой игровой сервер. Каждый крупный город – отдельная локация, где большинство людей, животных и насекомых всего лишь марионетки коллективного разума древнейших бактерий, которые превращают в мутантов всё живое. Но есть ещё Игроки, способные противостоять глобальному заражению. Живая Игра – проклятье, или последняя надежда человечества?

Леон Дегрель (фр. Léon Degrelle) (1906, Буйон, Бельгия — 1994, Малага, Испания) — бельгийский военный и политический деятель ультраправого толка. Один из основателей и лидер Рексистской партии Бельгии. Под влиянием гитлеровского национал-социализма, стал ведущим идеологом не только бельгийского, но и европейского коллаборационизма. Обосновывал сотрудничество с немцами необходимостью создания нового, национал-социалистического порядка в объединённой Европе. Инициатор создания в составе Вермахта добровольческого корпуса «Валлония», преобразованного затем в 28-ю добровольческую дивизию Ваффен СС «Валлония», которой командовал на Восточном фронте, Померании, а в конце войны — на Западном фронте. В мае 1945 года бежал в Норвегию, откуда вылетел в испанский Сан-Себастьян. При посадке самолёт потерпел аварию, но Дегрель выжил, несмотря на полученные им тяжёлые ранения. Бельгийские власти добивались от Испании выдачи Дегреля, который в декабре 1945 года заочно был приговорён бельгийским судом к смертной казни за измену. Правивший в Испании правый режим Франсиско Франко отказался депортировать Дегреля, ссылаясь на необходимость его лечения после авиакатастрофы. Дегрель нашёл убежище в монастыре монашеского ордена доминиканцев, где скрывался до 1955 года; по другим данным якобы скрывался в Аргентине. После усыновления испанской аристократкой, получил новое имя (Леон Хосе Рамирес Рейна) и испанское гражданство. До конца жизни не уставал оправдывать своё участие во Второй мировой войне на стороне Германии. В эмиграции опубликовал в общей сложности 15 книг. Скончался от инфаркта в 1994 году в испанском городе Малага. Léon Degrelle. Hitler pour mille ans. Paris: La Table Ronde.1969. Перевод с французского Виктории Ванюшкиной