Променянный рай

Карл Левитин

Променянный рай

Нэт кончала пропалывать грядки, когда к дому подкатил фургон, вдоль и поперек разрисованный кричаще яркими буквами ВБО. Как и все, что касалось Всемирного Бюро Обмена, он выглядел нелепым и смешным - неестественного, какого-то химического голубого цвета, призванного, очевидно, символизировать собой надежду, с приплюснутым капотом и горбатой крышей. Из машины выбрался немолодой и полноватый мужчина, втиснутый в костюм, столь же аляповатый, как и его экипаж, и, разумеется, все того же безвкусного небесного оттенка.

Другие книги автора Карл Ефимович Левитин

Карл Левитин

Инспектор по кадрам

Мы с Джули вернулись домой полные надежд и планов. Она энергично проследовала на кухню, я целеустремленно направился в тот угол, который именовался моим рабочим местом, решительно вставил в машинку два чистых листа с копиркой между ними и, не давая себе растратить накопленную за утреннюю прогулку инерцию на пустяки, всеми десятью пальцами застучал по клавишам:

ПЛАН ОТДЕЛА НА ДЕКАБРЬ

Но тут Джули ворвалась в комнату и с диким лаем бросилась куда-то у меня за спиной. Я обернулся. Прислонясь к стене, между книжных полок стоял человек. Первая моя мысль была, конечно, как бы он с перепугу не сделал чего собаке. Но он даже не шевельнулся.

Карл ЛЕВИТИН

ЖИЗНЬ НЕВОЗМОЖНО ПОВЕРНУТЬ НАЗАД

ПУТЬ ВНЕШНИЙ

ПЕРВЫЙ ПИЛОТ

Экспедицию Разрешенных Экспериментов именовали этим громыхающим словосочетанием только в официальных документах. В просторечии на любой дальней космической трассе её называли не иначе как "брачной конторой", случаи, когда пилоты ЭРЭ не женились бы друг на друге, можно было пересчитать на кнопках скафандра. Знаменитый параграф 26, составленный безвестным бюрократом в незапамятные времена, соблюдался неукоснительно, а он требовал "гетерогенного в половом отношении состава экипажа при сохранении фертильного возраста всех его членов вплоть до конца планируемого эксперимента с целью обеспечения возможности воспроизводства популяции при экстремальных условиях". Эта дикая тарабарщина означала всего-навсего, что в случае аварии, когда вернуться домой не удастся, инструкция требует, чтобы звездолетчики обзаводились потомством, которое впоследствии разрастется и каким-то образом сумеет связаться с Землей. Ответственность за выполнение этого, как и других бесконечных пунктов "Наставления по осуществлению экспериментального полета", лежала на первом пилоте.

Карл Левитин

С вами ничего не случится

Более обаятельного бездельника, чем генерал Гомес Умберто Льялос, не было не только в Астрофлоте, но и на всей Гамма-Дельте. Вызов к нему не мог предвещать ничего хорошего. Полковнику показалось даже, что электронный часовой слишком уж почтительно взял на караул, когда его скутер причалил к штабу. Не в пасть же к дракону он направляется, черт побери!

Прямо у входа в бункер стоял огромный армейский трайлер. Из-под чехла топорщилось очередное сверхсекретное оборудование, о чем, кроме устрашающего оранжевого цвета, в который было выкрашено это шестиосное чудовище, свидетельствовали и многочисленные предостерегающие надписи: "Собственность Астрофлота. Не приближаться!" Вдоль брезентового бока трайлера прохаживался сержант-негр и от нечего делать подставлял нежаркому солнцу свою и без того вполне достаточно темную физиономию.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Его предвестником был холодный ветер, закруживший мусор на опустевших улочках древнего города.

Он вошел в этот город через Северные ворота.

Точнее, появился прямо в них из зыбкого марева Небытия.

Он выглядел светловолосым юношей с карими глазами, одетым в серебристое трико. В глазах его блестели искорки веселья.

Он выглядел совсем как человек, и все же был демоном.

Неторопливо он начал свой путь по брусчатой мостовой.

На белом песке под жарким солнцем лежали два смуглых тела, утомленных любовью. Ничто не нарушало одиночества этой пары на берегу безымянного островка. Даже спутникам-шпионам, пролетающим где-то далеко в черной выси, не дано было видеть их.

Девушка села и устремила свой взор в синюю даль океана.

— Я хочу ребенка, — задумчиво сказала она.

— Не начинай, — буркнул юноша, не оборачиваясь. — Тебе же объяснили. Ты же знаешь, что это невозможно.

С изумлением и ужасом я наблюдал, как темноволосая магиня в черном одеянии рассыпалась стаей птиц над замерзшей сиреневой пустыней.

Умом я понимал, что это всего лишь видеотрюк.

По-настоящему удивительным было само превращение белобрысой попрыгуньи-стрекозы в таинственную повелительницу Ночи.

Непосвященный мог бы принять меня в эти минуты за отсталого фэна, сходящего с ума по своим кумирам. Но мне, в принципе, было все равно — Мадонна там или Алена Апина.

В книгу вошел единственный фантастический роман А. Ульянского «Путь колеса» (1930) — «одно из самых оригинальных произведений советской довоенной фантастики» (И. Халымбаджа), повествование о борьбе с чудовищным, разрушающим Землю «колесом» — изобретением уставшего от европейской бойни ученого. Но главное в романе — не НФ-допущения, а убедительные сатирические и «постапокалиптические» сцены, в самом же «колесе» нетрудно распознать метафору кровавых исторических процессов. В издание также включен предшествовавший роману рассказ «Колесо» (1925), воспоминания об авторе К. Паустовского и Л. Борисова и заметка И. Халымбаджи.

Отрывок из романа «Дороги вглубь» под названием «Покорители земных недр» / Предисл. ред.; Рис. Н.Фридмана. // «Знание — сила», 1948, № 10, с. 23–26

Под прикрытием крупной корпорации идет незаконный вывоз с Марса обитающих там существ — т. н. «эльфов». Международные организации усиливают контроль, и делать прежние дела все труднее. К тому же контрабандисты не ладят между собой…

Население небольшого американского городка взбудоражено сообщениями о появлении могущественных индейцев, способных летать по воздуху и одним взглядом останавливать полицейских. Боясь возмездия, некоторые приобретают чудесную мазь, делающую их похожими на коренных обитателей Америки…

Первая повесть из киберпанк-цикла​ В Городе происходит странное преступление — ограбление в подворотне. Что странного? Жертвой оказался известный ученый, а грабители унесли ноутбук с секретными военными разработками. Дьявольский план террористов или обычный гоп-стоп? Разобраться в этом поручено лучшему следователю.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Левитин Леонид

Узбекистан на историческом повороте

ОГЛАВЛЕНИЕ

Страна, прочитанная заново

Вместо предисловия

К читателю

(Aurea mediocratis)

Глава 1

Страницы политической биографии Президента Каримова

Глава 2

Великая конвергенция культур и цивилизаций

(Трансоксания... Мавераннахр)

Глава 3

На изломе времен

(Российская колонизация и ее советское продолжение)

Михаил Левитин

Брат и благодетель

Роман

1

Когда суда во сне пошли обратно, Михаил Михайлович понял, что все случившееся с ним - правда.

Теперь он стоял у почтового окошка, не в состоянии разглядеть сквозь замутненное стекло лицо делопроизводителя, наблюдая только движение очень тонких, почти масляных пальцев, заполняющих формуляры.

- В Тифлис? - переспросил служащий и повторил фамилию: - Гудович?

- Да, да.

Незаурядный характер, жажда острых ощущений заставляют Маргариту постоянно искать приключения. Она гоняет на мотоцикле, снимается в каскадерских трюках, закрывает собой от пули клиента. Маргарита — телохранительница. Ее работа — постоянное испытание на прочность. Оказавшись в роли главной подозреваемой, загнанная в угол чей-то расчетливой волей, опутанная паутиной обвинений, Маргарита энергично сопротивляется. В одно мгновение все оказалось против нее. Даже влюбленный сыщик Валдаев обвиняет девушку в убийстве, и Маргарита пытается самостоятельно выяснить, кто же хочет ее подставить? Ведь этот таинственный противник совсем рядом!

Девиз юной Кати Антоновой «Все, любой ценой». Первый шаг в карьере девушки – устройство домработницей в семью богатого бизнесмена Олега Берга. Катя становится свидетелем темных делишек Берга и его невольного соучастия в смерти жены Оксаны. Память о дружбе с Оксаной не помешала Кате временно занять ее место рядом с Бергом. Следующий жизненный этап юной красотки – престижная работа в крупной страховой фирме. Но Кате снова не повезло. Ее тайный возлюбленный оказался маньяком, уже задушившим восемь девушек, Катя чуть не стала девятой. Но как награда за все неудачи – карьера фотомодели.