Проклятие смерти

Давным-давно на заре мира, когда еще обитали во мраке ночи древние существа, и по цветущей земле бродили пришедшие с далеких огненных звезд боги и демоны, а предки человека прятались в холодных сырых пещерах, едва познав силу огня, кутаясь в одежды из шкур хищных зверей, и только научились говорить — тогда и произошло страшное.

Всегда такое ясное небо вдруг покрылось морщинами суровых черных туч, скрывших свет полуденного солнца, погрузив все вокруг в непроглядную тьму. Дико засвистел обезумевший ветер, сметая все на своем пути — вырывая с корнем вековые деревья, обрушивая в океан высокие скалы, истязая тех, кто не успел найти себе убежище в норах и пещерах, чтобы переждать буйство стихий. Над землей разверзся Хаос.

Другие книги автора Роман Викторович Дремичев

Свободное написание истории о рождении одного из самых знаменитых варваров мира фентези.

Тьма, густая и непроглядная тьма вокруг. Тьма и тишина. И больше нет ничего - только пустота, вакуум мрака и покоя. Но нет, где-то на самой границе сознания вдруг возник далекий странный звук. В тот же миг во тьме что-то проснулось, она оживилась и, словно разбуженный неосторожно после долгой спячки дикий зверь, взметнулась, сгустилась и рассыпалась мириадами огненных искр, кружащихся в веселом хороводе...

Сколько Он так провел времени - неизвестно, но грохот усиливался, медленно приближаясь, все ближе и ближе. Пока не возник полностью, затопив собой пустоту. И тут на Него обрушилась боль, странный голос возник в темноте и что-то шептал ему, но Он еще не мог понять что же.

Тяжелые, обитые толстыми листами железа створки ворот с тихим стуком закрылись за его спиной, словно отгородив раз и навсегда от привычного мира. В стальные скобы лег большой брус-засов, и невозмутимый гипербореец-охранник с копьем в руке замер у дверей караулки, хмуро поглядывая на новоприбывших.

Юный Конан, варвар из горной страны Киммерия, вновь вернулся в Халогу. Теперь уже не тайно в предрассветный час, как было всего лишь день назад, когда он спасал из плена колдунов Ранн, дочь вождя асиров, а открыто, почти ночью, но со связанными руками и ярмом раба на шее. Вместе с ним во внутренний двор древней мрачной крепости ввели десятка два израненных уставших асиров — все, что осталось от грозной банды Ниала, наводившей трепет на приграничные земли Асгарда и Гипербореи.

Темная ночь, наполненная ароматами разгулявшегося лета, медленно опустилась на цветущую землю, окунув леса и горы в непроницаемый мрак. Яркие точки-звездочки вспыхнули искрами на черном покрывале неба, а из-за горных вершин медленно всплыла большая луна. Теплый, почти невесомый ветерок лениво парил над недвижимой гладью лесного озера, едва касаясь темной воды своим дыханием. Вокруг на много лиг раскинулся дикий лес, мрачным воинством выставив ряды высоких крепких деревьев, едва шевелящих пышными кронами.

Тихая ясная ночь. Окруженный легкой синеватой дымкой диск луны блестит в безоблачном небе, украшенном яркими огоньками звезд, поливая своим призрачным светом раскинувшийся внизу темный лес. Тишина парит над высокими могучими деревьями. Лишь листва что-то шепчет под дуновением теплого ленивого ветерка. Вот где-то вдали раздался протяжный тоскливый крик ночной птицы, сорвавшейся с места. И вновь ни один звук не тревожит лесную темноту. Не слышно даже шелеста трав или треска сломанной сухой ветки, что выдало бы присутствие ночного зверья. Гигантские тени опутывают мрачный лес, лучи луны пробиваются сквозь пышные кроны, наполняя бликами таящийся у корней мрак.

Узкая тропка, припорошенная свежим снежком, огибая черные валуны, резво виляла по краю обрыва и выводила на небольшой выступ-карниз. С него дальше путь шел меж редких небольших елочек в ущелье, затерянное в этих суровых северных горах, на границе мрачной Гипербореи и Бритунии. Высокие черные пики, редко обласканные солнечным светом, украшенные шапками вечных снегов и ледниками, вздымались высоко в серое небо, касаясь острыми вершинами тяжелых облаков. Часто сыпал пушистый снег, иногда сменяясь ледяной порошью, ветер ярился в разломах скал и щелях, и по утрам здесь бывало достаточно холодно. Страна снегов и темных гор, сокровищница древних тайн и скрытого колдовства. Зима хоть уже и подходила к концу, но дыхание весны еще не достигло этих суровых мест, да и будет это не скоро, и то, если так велят северные боги. Бывало в этих землях и летом не отступали холода, так что до смерти замерзали путники, не нашедшие себе на ночь хоть какого-нибудь укромного ночлега. Одинокая фигура медленно брела по еле видной тропинке, кутаясь в шерстяную накидку. Взгляд внимательных синих глаз зорко осматривал окрестности, скользил по вершинам скал и сугробам. Путник всегда был начеку. Под мышкой он нес скатку плохо выделанных шкур мехом внутрь.

Великие Древние – явились в этот мир на заре его рождения.

Великий Бог Глубин – слуга Ктулху.

Гол-Горот – чернокрылый бог Изначальной Тьмы. В Хайбории его помнят лишь в Дарфаре.

Зогту – демон-червь, его культ уничтожен первыми людьми-валузийцами.

Иог-Саррог – хозяин мира Смерти.

Йог-Саггот – древнейший кровавый бог, Отец Тьмы, Великий Змей. Слуга Ктулху.

Йог-Сотот – весь в одном, единый во всем.

Каркадан – демон-воин, слуга Ктулху.

Буря налетела внезапно с востока. Тяжелые черные тучи, подсвеченные фиолетовым заревом, словно вестники Рока поднялись над горизонтом и вскоре скрыли от людских глаз синее небо. Мрак окутал воды Западного океана, над которыми вмиг взъярился сильный холодный ветер, взбивая воду в пену, закачав на высоких водяных валах узкое суденышко — стремительную стройную галеру, где в спешном порядке люди заканчивали последние приготовления к схватке с разбушевавшейся стихией. Парус был свернут и укреплен, бочки с водой спущены в трюм, весла убраны. Лишь на мачте обреченно болтался пурпурный флаг, терзаемый бешеным ветром. На не большой кормовой надстройке замер воин-гигант — мускулистый огромный негр в одной набедренной повязке, лихо управляя громадным кормовым веслом, пытаясь удержать судно против волн. Вот раздался далекий треск молнии, прочертившей темные небеса, а следом пронесся над бурной водой недовольный рокот набирающего силу грома. Но дождя все еще не было. Только соленые брызги разлетались окрест, срываемые ветром с вершин водяных гор. На носу галеры, украшенном вырезанной из крепкого дерева и позолоченной головой оскалившегося тигра, маячила одинокая фигура.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михайлова Наталья

Оловянное царство

Антимир противостоит святости - поэтому он богохулен, он противостоит богатству - поэтому он беден, противостоит церемониальности и этикету - поэтому он раздет, наг и бос; антигерой этого мира противостоит родовитому - поэтому он безроден, противостоит степенному -поэтому скачет, прыгает, поет веселые, отнюдь не степенные песни.

(Д. С. Лихачев "Смех как мировоззрение")

Гуслями, сурнами, бубнами, гудками, дудами, цимбалами, лирами, балалайками, домрами нагрузили три воза. Стрельцы повели эти возы по льду на другой берег Москва-реки. Позади них на безопасном расстоянии держалась толпа пестрых людей. Это были мужчины и женщины так называемого дурного сословья: медвежьи поводчики, фокусники, борцы, плясуны, игрецы и потешники. Отныне царским указом их запретили. За занятие скоморошеством отныне полагалось "наказание без пощады", "наказание и опала великая", "битье кнутом" и "битье батогами".

Рассказ из цикла «Невероятно Жуткие Сказки».

Сказки всегда рождаются в боли. Оберегая от этой боли других.

Древний ящер был благодушен. Он вытянулся на камне, подставив солнцу заметно округлившийся после обеда живот, слишком сытый, чтобы шевелиться. Но от комментариев не удержался.

— Благородная дама, — сделал вывод дракон, глядя, как я упорно лезу на скалу. И душевно так, с намёком, заметил, — Люблю дам! Особенно тех, которые в обморок вовремя падают, чтобы бегать за завтраком долго не приходилось…

Судя по тону, он ожидал, что это заявление меня обескуражит. Встав на краю скалы, я серьёзно обдумала услышанное, пытаясь понять, где в фразе пряталась ирония. Если судить по интонации, где-то она запрятана. А вот по содержанию комментарий был вполне логичен, и требовал подобающе вдумчивого отношения.

Конан-киммериец по праву назывался самым великим героем Хайборийского мира. Он сражался с ужасными демонами Ада, с самыми могущественными волшебниками – и всегда побеждал. Но никогда еще на его пути не встречался смертный, сумевший освободить свою душу из человеческого тела и овладеть Великим Знанием.

     Древние Боги умыли руки, могучие чародеи дрожали от страха, подданные отвернулись от своего короля – в Хайбории появился новый бог – Великая Душа. Созданная им империя не знала границ.

     Казалось, что это навсегда. Но прошло совсем немного времени, и в решающей схватке сошлись Конан-варвар и пребывающий на вершине могущества гениальный карлик, именовавший себя не иначе, как НЕПОДВЛАСТНЫЙ БОГАМ.

Второй роман цикла «Великая Душа».

Этот рассказ – начальный сокращённый вариант повести «Нам баньши пела песенку»

Мир жесток, жизнь несправедлива, а один в поле не воин. Но будь ты хоть тролль в одном шаге от пенсии, хоть бродячая полуэльфа посреди мира, который рухнет, если его не спасти, хоть инспектор один на один с ревущей толпой в день разрешенного насилия. Ты должен делать то, что велят тебе совесть и сердце. А они не ищут легких путей, иначе ничего не изменится.

"Ночь я провожу в Секторах. День — в своем мире. Все не так уж плохо, если учесть, что земная ночь здесь длится месяц. А день в своем мире — одна ночь Секторов."

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

2067 год. Весь мир содрогнулся от Хаоса атомной войны. Сотни тысяч смертоносных ракет беспощадно жалили землю, опаляя ее поверхность своим разрушительным дыханьем, выжигая поля, леса и плодородные долины, разрушая почти до основания огромные каменные города и более мелкие поселения, превращая реки, озера и моря в пар. Огненный ад разверзся под небом, наполненным горьким пеплом, и ничто живое не в силах было выжить в нем; органическая плоть таяла, словно воск, в этой пламенной бездне, и не было от дьявольского жара никакого спасения. Миллиарды невинно убиенных душ с дикими криками и протяжным воем скользнули по краю тени в ад, чтобы исчезнуть там навсегда, напитав оплавленную землю своим прахом.

Огромный огненный шар солнца высоко висел в ясном небе над головой. Его раскаленные лучи безжалостно терзали одинокого путника, устало бредущего по горячим пескам. Осунувшееся лицо, порванные пропыленные одежды, истертые сандалии — человек проделал уже довольно долгий путь и не знал, сколько еще ему брести в этом раскаленном аду. Еды — нет, вода закончилась несколько часов назад, а на горизонте, как назло, не видно ни единого укромного места, где можно отыскать хоть каплю живительной влаги для высохшего горла, не говоря уж о пристанище для уставшего тела. Куда ни кинь взгляд лишь безжалостные, пышущие жаром пески, медленно из века в век ползущие по сухой земле с места на место по воле горячих ветров. Одни барханы кругом, а за ними еще одни, и так до самого горизонта.

…Зовут меня Джонатан Эрис, я врач, работаю в одном из центральных отделений клиники «Фэллия» в Таннере, провинциальном городке на юге Англии. На этом поприще я уже тружусь более 40 лет. Моим пациентам не за что корить меня, ибо в моем кабинете на Остин-роуд бывали не только богатые и обеспеченные люди города, но и более бедные пациенты, у которых не то что за прием, даже на ужин не хватало денег. Я работаю со всеми и никому не отказываю в помощи.

Эта серая планета, подернутая дымкой пепла сотен действующих вулканов, носила название Тхангха, сектор J-13, и была расположена на самых задворках исследованных систем. Прямо за ней начинались Дикие и Мрачные земли не обследованного космоса, где еще находилось достаточное количество миров, что жили своей собственной жизнью и даже не подозревали ни о какой бы то ни было другой, и даже слыхом не слыхивали о Великой Империи, поработившей множество звездных систем.