Проклятье

Н.Маркелова

ПРОКЛЯТЬЕ

И Боги прокляли его. А Он смеялся, глядя им в глаза, Он был смел и не боялся проклятий.

Тогда они послали ему ненависть, и своя кровь смешивалась на Его теле с чужой и Он смеялся.

А Боги создали Его нищим, и Он стал философом.

И Боги наслали Ему болезни и тогда Он сделался святым.

И подумав, Боги даровали Ему любовь. И вот тогда упав на колени, Он заплакал.

Другие книги автора Наталья Евгеньевна Маркелова

Кто-то думает, что любовь – только результат химических процессов в мозгу. Кто-то считает, что она – самая большая загадка Вселенной… Ну а авторы этого сборника уверены, что Любовь – это настоящая Магия. И хотя вам предстоит прочесть про эльфов, драконов и колдунов, про невероятные приключения и удивительные события, знайте, что на самом деле в каждом рассказе этой книги речь идет о Любви.

И самое главное! В состав сборника «Любовь и Магия» вошли произведения не только признанных авторов, таких как Елена Звездная, Анна Гаврилова, Кира Стрельникова и Карина Пьянкова, но и начинающих литераторов. Их рассказы заняли первые места на литературном конкурсе портала «Фан-бук», где более двухсот участников боролись за победу. Так что, прочитав рассказ, вы можете зайти на сайт fan-book.ru и поделиться впечатлениями – авторы их очень ждут.

Сборник «Миры Ника Перумова. Мельин и другие места» составлен из рассказов победителей литературного конкурса «Изумрудный дракон. Незаконченные сказания», проводившегося на интернет-портале «Цитадель Олмера» при участии журнала «Мир фантастики».

Н.Маркелова

ЯРКИЕ ПЯТНА

Я иду по ночному городу. Вдоль дороги тянутся коробки домов, окутанные темнотой, под моими ногами зима, грязный снег. Вся моя жизнь похожа на эту зиму, которая никогда не кончится. Бесконечная русская зима, в которой присутствует лишь один цвет серый - и от этого тупеет мозг. Моя родина, что это? Это тощие березки, тянущие к тёмному небу свои голые тонкие ручки в мольбе о помощи? Не дождётесь! Так же как и не дождусь её и я. Наверное, Богу тоже неприятно смотреть на эту серую бескровную землю. Вот это и есть моя жизнь - вечное ожидание весны. Это и есть моя родина. Родина, в которой хорошо живётся только таким же серым людям - легче маскироваться, а остальным приходиться выживать, утопая в этом грязном снегу. И иметь лишь одну возможность разукрасить его, сделать ярким, так чтобы Господь Бог, оглядывая утром землю, заметил это яркое пятно и задержал свой взгляд на России, разукрасить его своей кровью.

Н.Маркелова

А В О С Ь !!!

Разыскивается!

Тремя королевствами и советом магов,

Разыскивается особо опасная

шпийонка, убийца и ведьма

Натали!

За доставление оной в исключительно

живом состоянии будет выплачено

5000

золотом или одно магическое

желание.

Далее шли три королевских печати и печать магистра объединённого общества семи королевств. А так же рисунок девушки в мужской одежде.

Н.Маркелова

ПОДАРОК

Этой ночи Будимир ждал всю свою долгую жизнь. По крайней мере, большую её часть.

И эта ночь пришла именно теперь, когда седина посеребрила его голову и бороду, а зоркость глаз была совсем не та, что в молодости, когда он научился видеть внутреннем взором, взором, который не обманет ни хитрость врага, ни холодность друга.

Он был стар, но ещё крепок, как древний дуб и его мастерство славилось далеко за пределами его кузни. Мечи и кольчуги, ножи и щиты со знаком ворона обрастали легендами. А кони, подкованные им, летали быстрее ветра, спасая хозяина от злой холодной Мораны, и обгоняли её охоту. Он мог бы гордится своей не в пустую прожитой жизнью, но без этой ночи он бы считал её напрасной.

Н.Маркелова

ДЕРЕВНЯ

Снежное поле тянулось до самого белёсого изорванного облаками горизонта. Изъеденное язвами желтой травы, с редкой шерстью кустов и голыми душами берёзок, за что-то брошенных под ветер. Оно походило на юродивого, зачем-то боровшегося за свою никому не нужную причиняющею ему самому только боль жизнь. И во всём этом было столько всего противоестественного, что вызывало лишь отвращение.

По полю шла серая лошадь, кое-где она проваливалась в снег и с трудом вытаскивала дрожащие окровавленные ноги, очевидно содранные об острый как зубы чудовища наст. Когда позёмка запутывалась в её копытах, лошадь останавливалась и начинала жалобно ржать. В абсолютной гнетущей снежной тишине её голос походил на звон колокола, на разрушенной колокольне, над пустым заброшенном кладбищем.

Н.Маркелова

ЗДРАВСТВУЙ!

(Из цикла "Воспоминания, которых нет")

Для Наденьки Шубинской.

С низких сводов подземелья падали время от времени крупные грязные капли воды, впрочем, может быть и крови, потому как прямо где-то надомной высоко над этой конурой находилась пыточная камера, из которой меня только что и привели. А точнее сказать притащили, идти я не могла, и грубо бросили на грязный каменный пол, потом со скрежетом затворилась дверь и наступила тишина. Полной тишины вообще-то не бывает, если только там, откуда нет возврата и где как говориться все мы будем, но вот я там должна была оказаться следующим утром. Только, честно говоря, я не знала грустить мне или радоваться, если вам когда-нибудь, конечно не дай Бог, придётся повисеть на дыбе, вы меня поймёте, и теперь я лежала и размышляла о том, как же всё глупо было в моей никчёмной жизни, да впрочем, ничего и не было ни любви не друзей хороших, лишь книги, книги, книги, да поиски чего-то между строк, вот эти поиски и довели до подземелья Святой Инквизиции дочку благороднейшего человека красавицу за руку, которой устраивались целые бои. Где же вы теперь-то господа благородные рыцари?

Н.Маркелова

Р Е К А

Ночь охватывала всю вселенную, и только река была настоящей в непроглядной пустоте. Вода шумела, вздыхала и плакала. Она походила на дорогу, дорогу куда-то далеко, далеко в иные неведомые и пугающие миры.

Да река была настоящей, а ещё девочка. Вернее девушка одиноко сидящая у реки.

И не было ничего кроме них ни земли, ни неба, ни людей, ни животных.

И тогда девушка создала песню и слёзы, а река волны и ветер.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Лунца разбудило гудение зуммера. Открыв глаза, он покосился на экран видеофона и нахмурился. Его вызывала ходовая рубка. Опять, наверное, какой-нибудь пустяк. Надо будет собрать начальников вахт и серьезно поговорить. Пора им учиться самостоятельности. Не вечно же они будут иметь за спиной командира! А Дмитрий Сергеевич Лунц был именно командиром пассажирского лайнера, совершающего регулярные рейсы по маршруту Земля—Марс—Титан и обратно.

— Слушаю, — коротко бросил Лунц.

Вместо погружения в анабиоз космических путешественников лиофилизуют: удаляют из их организма всю воду, не повреждая структуру ткани. Обратное насыщение водой возвращает организм в нормальное состояние. Во время полёта космический корабль попал в аварию и лишился всего запаса воды. Что делать экипажу?

Он не был первым человеком, которому довелось с точностью до секунды знать момент своей смерти, а также какой она будет, с горечью подумал Клифф Лейлэнд; бесчисленное количество преступников, приговоренных к смертной казни, ждали своего последнего рассвета. Однако до последнего смертного часа они все-таки могли надеяться на помилование; от людей можно было ждать милосердия, однако ничто не могло изменить непоколебимых законов природы.

А ведь всего шесть часов назад он, весело насвистывая, упаковывал десять килограммов своего багажа, готовясь в далекий путь. Даже сейчас, после всего происшедшего, он все еще помнил о том, как мечтал обнять Майру, отправиться с Брайаном и Сью в путешествие по Нилу, которое он обещал им уже давно. Через несколько минут, когда Земля поднимется из-за горизонта, ему, возможно, удастся снова увидеть Нил; но лица жены и детей он сможет увидеть только в своем воображении. И все потому, что он попытался сэкономить девятьсот пятьдесят долларов, отправившись домой в грузовой капсуле, вместо того чтобы вернуться на пассажирской ракете.

Идея родилась у Зорича после того, как он прочел в одной из работ академика Д.С.Лихачева о том, что старые деревья в Михайловском еще помнят Пушкина… Помнят… Случайно прочтенная строка, как семя, упала на хорошо вздобренную почву поисков Зорича и тех дел, которыми он повседневно занимался, – он разговаривал с растениями: посылал им сигналы, ожидая их реагирования. И вот эта идея, что деревья помнят Пушкина, что у деревьев может быть какой-то механизм памяти, какая-то фиксация происходившего вокруг них, молнией пронзила существо Зорича, и он подумал, что, возможно, это главное дело его жизни. Озарение, открытие, видимо, чаще всего приходят неожиданно, внезапно. Об этом Зорич прочел немало. Открытие теперь нередко делается не на путях прямого поиска, не тогда, когда непрерывно думаешь и ищешь: что? где? как? почему?.. И Зорич решил искать.

Странный сон…

Странный и слишком четкий…

Уютно свернувшись, словно котенок, лениво приоткрыла глаза, потом, вновь закрыв, повернулась на другой бок… Ощущения были слишком реальны. Бред какой-то! Неужели головные боли завели уже так далеко? Собравшись с духом села, и осмотрелась: небольшое помещение, кровать в нише, напротив — два кресла, разделенные столом…

Они будто ждали за дверью. В комнату вошли трое.

— Надеюсь, Вы хорошо отдохнули? — Светловолосый мужчина, сев рядом, осторожно взял за руку.

Наступило время прощаться, а Званцев не знал, как это делается. Да и не хотел он прощаться. Привык к техноморфам, очень привык. - Ты не грусти, - подбодрил его Дом. - Ты ведь даже состариться не успеешь. Одиннадцать лет туда, столько же обратно. Годик или полтора поболтаемся в системе. Надо же двигать науку вперед? Сколько тебе исполнится, когда мы вернемся? - Пятьдесят один год, - грустно сказал Званцев.

– Вот видишь, - вздохнул Дом.

– Званцев, я твоим именем планету назову, - пообещал Митрошка.

У меня износились туфли, а я как раз проходил мимо магазина «Гудуилл» [Сеть магазинов, куда можно сдать на продажу или просто отдать ненужную вещь. (Прим. перев.)], поэтому и зашел посмотреть, не найдется ли у них чего-нибудь, подходящего для меня. Ассортимент товаров в таких местах вряд ли удовлетворит покупателя с изысканным вкусом. А обувь у них таких размеров, что не налезает на нормальную ногу вроде моей. Но на сей раз мне повезло. Пара отличных прочных туфель из цветной дубленой кожи. Таким сносу не будет. И на вид совсем новенькие, только у одной на носке глубокая царапина, из-за которой от туфель наверняка и избавились. Наружный слой кожи просто соскоблили - наверное, поработал бедняк вроде меня, которого столь дорогие туфли привели в ярость. Не исключено, что я и сам на такое способен, когда обувь подворачивается под горячую руку.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н.Маркелова

ПТИЧЬЕ МОРЕ

Он лежал в зарослях высоких трав, раскинув руки и отбросив в сторону автомат. Просто лежал и смотрел в небо. Небо полное птиц. Стояла осень и уже чувствовался лёгкий морозец, исходящий из земли, готовой отвергнуть всё живое и уснуть под тёплым белым покрывалом. Но сейчас осень лишь усиливала запахи воздуха и травы. И человек лежащий среди поля был рад этому, хотя даже горьковатый запах полыни не заглушал пропитавшей его вони пожарищ и смерти.

Н.Маркелова

ТУМАННЫЙ ДОМ

Порою, когда я думаю, что будет завтра, мне становится страшно. Жизнь кажется мне банальной, как неудавшийся роман. Там в впереди либо одиночество, состоящее из работы, дома и книг, редких писем друзей и старых фотографий, напоминающих о безумной молодости. Либо семейное счастье, тоже одиночество плюс дети думающие, что они умнее и свободней своих родителей, и муж, которого даже на свадьбе ненавидишь, а тем более сейчас с отвисшим брюшком и бычьим сопением, собака, счастье которой состоит знать, что лежит на столе, и отрада долгих ночей, когда муж, насытившись, храпит тебе в бок, воспоминание той первой и последней любви. И мысли, что было бы, если не закрылись двери Туманного дома, а они обязательно, когда ни будь, закроются. Это случится не сразу, а тогда когда я предам в себе все, что так ценят там. Любовь, фантазию, безрассудность и умение бросить все. Но пока этот дом открыт для меня, и я могу войти в него прямо сейчас. Пробраться сквозь заросли давно неухоженного сада, на чьих ветвях клоками собачей шерсти висит серебристый туман и оказаться у крыльца ведущего на веранду, на которую, из открытой двери гостиной, текут звуки рояля. Мелодия кажется знакомой и в тоже время я не могу ее узнать. Я иду по белым ступеням тишины состоящей из этой нежной таящей в себе грусть музыки. Дом пуст и одновременно наполнен тенями и обрывками голосов. Если оглянуться, можно увидеть туманные образы, шарахавшиеся в сторону, но я гляжу только вперед. Гостиная - большая комната, тонущая в свете, что выливается из огромных окон. Она пуста, лишь по середине стоит рояль, за которым никого нет, но музыка продолжает искриться и два глубоких кресла у стены, в одном из них сидит мужчина Его всегда можно найти тут. Кто он хозяин этого дома, или его слуга, впрочем, разве это важно? Он отрывается от созерцания чего-то в саду и поворачивает голову, лежащий у его ног дог тоже поднимает голову и зевает во всю пасть, демонстрируя два ряда превосходнейших зубов. Мужчина жестом предлагает занять кресло напротив, я послушно опускаюсь в его глубины, собака перемещается к моим ногам. Мы молча смотрим в окно на сад, который ни когда не меняется, здесь не бывает лета и зимы, сюда не заходит весна, тут вечно царит осень. Я знаю, что раньше было иначе. Гостиная наполняется прозрачными вальсирующими парами, на мгновение лицо моего "собеседника" оживает, он с надеждой глядит на меня, словно ожидая чего-то, но пары растворяются в воздухе и он вновь погружается в себя.

Габриэль Гарсия Маркес

Другая сторона смерти

Неизвестно почему он вдруг проснулся, словно от толчка. Терпкий запах фиалок и формальдегида шел из соседней комнаты широкой волной, смешиваясь с ароматом только что раскрывшихся цветов, который посылал утренний сад. Он попытался успокоиться и обрести присутствие духа, которого сон лишил его. Должно быть, было уже раннее утро, потому что было слышно, как поливают грядки огорода, а в открытое окно смотрело синее небо. Он оглядел полутемную комнату, пытаясь как-то объяснить это резкое, тревожное пробуждение. У него было ощущение, физическая уверенность, что кто-то вошел в комнату, пока он спал. Однако он был один, и дверь, запертая изнутри, не была взломана. Сквозь окно пролилось сияние. Какое-то время он лежал неподвижно, стараясь унять нервное напряжение, которое возвращало его к пережитому во сне, и, закрыв глаза, лежа на спине, пытался восстановить прерванную нить спокойных размышлений. Ток крови резкими толчками отзывался в горле, а дальше, в груди, отчаянно и сильно колотилось сердце, все отмеряя и отмеряя отрывистые и короткие удары, как после изнурительного бега. Он заново мысленно пережил прошедшие несколько минут. Возможно, ему приснился какой-то странный сон. Должно быть, кошмар. Да нет, ничего особенного не было, никакого повода для такого состояни.

Габриэль Гарсия Маркес

Ева внутри своей кошки

Она вдруг заметила, что красота разрушает ее, что красота вызывает физическую боль, будто какая-нибудь опухоль, возможно даже раковая. Она ни на миг не забывала всю тяжесть своего совершенства, которая обрушилась на нее еще в отрочестве и от которой она теперь готова была упасть без сил кто знает куда, - в усталом смирении дернувшись всем телом, словно загнанное животное. Невозможно было дальше тащить такой груз. Надо было избавиться от этого бесполезного признака личности, от части, которая была ее именем и которая так сильно выделялась, что стала лишней. Да, надо сбросить свою красоту где-нибудь за углом или в отдаленном закоулке предместья. Или забыть в гардеробе какого-нибудь второсортного ресторана, как старое ненужное пальто. Она устала везде быть в центре внимания, осаждаемой долгими взглядами мужчин. По ночам, когда бессонница втыкала иголки в веки, ей хотелось быть обычной, ничем не привлекательной женщиной. Ей, заключенной в четырех стенах комнаты, все казалось враждебным. В отчаянии она чувствовала, как бессонница проникает под кожу, в мозг, подталкивает лихорадку к корням волос. Будто в ее артериях поселились крошечные теплокровные насекомые, которые с приближением утра просыпаются и перебирают подвижными лапками, бегая у нее под кожей туда-сюда, - вот что такое был этот кусок плодоносной глины, принявшей обличье прекрасного плода, вот какой была ее природная красота. Напрасно она боролась, пытаясь прогнать этих мерзких тварей. Ей это не удавалось. Они были частью ее собственного организма. Они жили в ней задолго до ее физического существования. Они перешли к ней из сердца ее отца, который, мучась, кормил их ночами безутешного одиночества. А может быть, они попали в ее артерии через пуповину, связывавшую ее с матерью со дня основания мира. Несомненно, эти насекомые не могли зародиться только в ее теле. Она знала: они пришли из далекого прошлого и все, кто носил ее фамилию, вынуждены были их терпеть и так же, как она, страдали от них, когда до самого рассвета их одолевала бессонница. Именно из-за этих тварей у всех ее предков было горькое и грустное выражение лица. Они глядели на нее из ушедшей жизни, со старинных портретов, с выражением одинаково мучительной тоски. Она вспоминала беспокойное выражение лица своей прабабки, которая, глядя со старого холста, просила минуту покоя, покоя от этих насекомых, которые сновали в ее кровеносных сосудах, немилосердно муча и создавая ее красоту. Нет, это были насекомые, что зародились не в ней. Они переходили из поколения в поколение, поддерживая своей микроскопической конструкцией избранную касту, обреченную на мучения. Эти насекомые родились во чреве первой из матерей, которая родила красавицу дочь. Однако надо было срочно разрушить такой порядок наследования. Кто-то должен был отказаться передавать эту искусственную красоту. Грош цена женщинам ее рода, которые восхищались собой, глядя в зеркало, если по ночам твари, населяющие их кровеносные сосуды, продолжали свою медленную и вредоносную работу - без устали, на протяжении веков. Это была не красота, а болезнь, которую надо было остановить, оборвать этот процесс решительно и по существу.