Прокладка сети Дионом и Густавом

Kosta Lakokrasovsky

П Р О В О Д К А С Е Т И Д И О H О М И Г У С Т А В О М

Дион шел по лестнице вверх, держа в руках плотоядницкий набор и 500 метров сетевых шлангов. Сзади, неся непосильную ношу, шел курилка Густав. В руках его был также сетевой шланг. Тут Дион повернулся и прочамкал своими половинками двойного жирного подбородка: 'Присфсфсф-ли узфзфзф-э, фсффсфсфс-крывай чердак!'. Густав бросил бамбуковую самокрутку и стал колотить в дверь, от чего она незамедлила с храпом открыться. Они вошли на крышу. Проводка сети обещала скоро начаться, но тут Диону невыносимо захотелось кушать. Он тут же бросился на сидящую на краю крыши ворону, ощипал ее плотоядницким набором и сьел. Затем от размотал рукав сетевого шланга и попытался перекинуть его на следующее здание, но промахнулся и попал аккурат по лицу слона , который в составе цирковой труппы передвигался нечеткими шажками по белесой как ладонь негра мостовой Яхромки. Сетевой шланг аккуратно снял слону часть скальпа и он неистово заревел, махая бивнями и брызжа крэмом во все 4 стороны света. Дион с Густавом побелели от ужаса и забрались на буковку 'Х' огромной люминесцентной вывески 'ХОЗЯЙСТВЕHHЫЙ МАГАЗИH'. Слон орал матом и прыгал внизу, пытаясь уцепиться хоботом за стену и отомстить негодникам за оголенный череп. От страха Дион все больше дрожал мелкой сыпью, после чего с ним неожиданно случился спрун. Глядя на ошметки сьеденной вороны, вылетавшие у него из носа и из щели в двойном подбородке, Густаву стало плохо его вырвало. Вывеска дернулась, покачнулась и вся честная конструкция стала падать вниз. Густава и Диона продолжало в полете выворачивать наизнанку, они летели на одном уровне с рвотой. Опешивший слон полсекунды смотрел на падающую на него вывеску вытаращенными глазами размером с коленку жирной бабки. Он не успел среагировать - многотонная масса стекла, железа, сетевых шлангов, крэма, спрунозной массы упала на него и подавила. Прыснул во все стороны слоновий крэм и все успокоилось. Густав и Дион вылезли из-под клокочущей массы и ,охая, побрели домой, где после совещания отказались от кидания сетевых шлангов.

Популярные книги в жанре Контркультура

Ситуация столько раз описывалась в разных фантастических рассказах, а до того в сказках и легендах, что, право же, скучно повторяться. Где-то в далеком и диком краю имеется место, называемое Хранилищем. Внутри Хранилища находится легендарное Сокровище, а снаружи — разнообразные средства, призванные не допустить к Сокровищу посторонних. Эти средства не имеют никакого понятия о гуманизме и праве человека на жизнь (или хотя бы на безболезненную смерть), что, впрочем, не останавливает отчаянных авантюристов-кладоискателей.

Деньги, успех, наркотики, мода — новые боги поколения! И поколение это уже не назовешь потерянным — потому что оно потеряло само себя. Любовь? Секс? Взаимное использование! Дружба? Приятельство? Деловое сотрудничество! Смерть? А кто о ней думает!

Вы когда-нибудь задумывались о том, почему в Поднебесной до сих пор не знают — чего у них больше: иероглифов или людей, или о том, почему в Китае 4 500 000 человек писателей (включая поэтов) — и ни больше ни меньше, или почему китайцы считают, что мудрец должен быть ниже всех. Одним словом, вопросов много. И почти на все известные «китайские» вопросы дает ответ автор «Правдивой истории китайцев» Виктор Перельман.

Кто знает, может быть и вы задумаетесь над другими «вопросами», прочитав истории о жизни веселого народа — китайцев!

С л а в е н т и й Б о н д а p е н к о

МУРАВЬИ

В нашем миpе, особенно в пpиpоде, все очень взаимосвязано. И стоит чему-нибудь одному измениться, как сpазу все, словно деpнутое за одну ниточку, начнет сыпаться вниз на землю.

Муpавьи занимают в пpиpоде, однако, очень важную pоль, хотя и незаметную, так как лазают внизу по самой земле. И если нагнуться очень низко, чтобы тpавинки тыкали вам в моpду, то можно увидеть, как эти невидимые волки насекомого миpа исполняют свое гpязное, но благоpодное дело.

«Отец умер. Нет слов, как я счастлив» — так начинается эта история.

После смерти отца Лукас Клетти становится сказочно богат и к тому же получает то единственное, чего жаждал всю жизнь, — здание старой Печатни на берегу Темзы. Со временем в Печатню стекаются те, «кому нужно быть здесь», — те, кого Лукас объявляет своей семьей. Люди находят у него приют и утешение — и со временем Печатня превращается в новый остров Утопия, в неприступную крепость, где, быть может, наступит конец страданиям.

Но никакая Утопия не вечна — и мрачные предвестники грядущего ужаса и боли уже шныряют по углам. Угрюмое семейство неизменно присутствует при нескончаемом празднике жизни. Отвратительный бродяга наблюдает за обитателями Печатни. Человеческое счастье хрупко, но едва оно разлетается дождем осколков, начинается великая литература. «Отпечатки» Джозефа Коннолли, история загадочного магната, величественного здания и горстки неприкаянных душ, — впервые на русском языке.

Книга Марка Дери, известного американского публициста, "Скорость убегания: киберкультура на рубеже веков" посвящена широкому спектру явлений киберкультуры. Автор рассказывает о связи киберкультуры 90-х годов с контркультурой 60-х, о влиянии компьютерных технологий на становление целых направлений искусства - электронной музыки и роботокультуры. Отдельные главы книги посвящены компьютерному боди-арту, проблеме сексуальных отношения в Интернете и перспективе появления киборга. Анализируя отдельные книги, картины, инсталляции и практики, автор пытается разобраться с тем, какими путями современная кнберкультура приведет человечество к управлению эволюцией человеческой природы.

Наверное, я плохой человек. Меня легко обидеть.

Вчера мне исполнилось девятнадцать лет. Да, девятнадцать — это не восемнадцать. Это… другое? Не знаю пока. Родаки (или лучше сказать — предки?) подарили мне всякой шняги. Думают, я счастливей буду, и посчастливев, забуду всю эту пижню, называемую панк-рок.

Радуют тока подаренные полунищими друзьями Зелый Баяц и Мрасный Кедведь. Я и не хотела идти пить с ними… но вроде положено, встала и пошла. А накануне в одиночестве так надралась на своей личной хате, что блевала кровью, и ползала, думая, что вот он, конец мне и пришел. Но ничего, отоспалась, кое-как поднялась от звонка Русого — помнит, оказывается, что я Деньрожденец. И поехала в лесок на МВД, там не пила, сидела тихо. Друзья нажирались активно, а я не могла никак, тока пивасика чуть-чуть, и крохотный кусочек торта… торт раскрошили, насвинячились, измазались по уши в зелёном творожном креме. Ржали и валялись по земле никакие. А когда надумала позвать кого-нибудь на ночевку, чувствуя, что снова пить смогла бы, никто уже не согласился — кто слишком бухой, кто поднадзорный у предков. Ну и пес с ними. Докупила пива себе на дорожку, пока ехала, нарушала закон, распивая в общественном месте, и улыбаясь в растаманской шапке, свежеподаренной, черных джинсовых шортах поверх фантазийных колготок с малиновыми цветочками и в косухе. Из нагрудных карманов смотрели Мрасный Кедведь (красный медведь) и Зелый Баяц (белый заяц, соответственно). Вот и всех радостей…

В электричке было душно, жарко и тряско. Я сидел в уголочке, придавленный толстой бабкой с сумкой на коленях, из которой торчала брезгливая кошачья голова, ноги прижимала огромная коробка черт-те с чем. Эта «соседка» громко болтала с другой такой же бабулей, только в старых джинсах жутких размеров. Вот и представьте теперь себе, каково это — ютиться в уголочке на скользкой скамье электрички, придавленным двумя нехилыми бабами, в жару 32 гр., а вокруг такая вонь, шум, духота-а-а… Блин, и даже окно открыть нельзя — разорвут, у них же котик простудится, или еще чего нибудь отморозится. Две хорошенькие длинноногие девчонки лет 13–15, рыженькая и беленькая, перешептываются напротив меня, стреляют глазками, хихикают над моими драными джинсами и покоцаной футболкой. Облизывают с интересом пара синих и пара зеленых глаз мой пыльный джинсовый «бэг» с пиратской нашивкой, цепак с анархией, 3 булавки в ухе под драным хайром, тертые кеды. Ухмыляются, поспешно отворачиваются, поймав мой ответный взгляд. Смешно малолетним кискам, что «Punks not dead»! Наконец мне надоедают эти гляделки, и я достаю видавший виды плеер, затыкаю уши «Сектором Газа». Захлопываю веки и тащу-у-у-сь! И в прямом и в переносном смысле. Да сколько же мне еще ехать?! Час назад я влез в этот долбаный электровоз, значит, свои тощие ноги я вытащу на воздух только через 40 минут. Ох, дожить бы! Может, покурить пойти? И пить так охото, горло скребет прогорклый, влажный, липкий так называемый, воздух… Начинает подташнивать, спину и то, что ниже ломит:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лалита

На пути к счастью

Суть данной книги - рассказать об основных ошибках в религиозной практике. Сейчас в мире существует огромное множество интерпретаций священных писаний, на основе этих интерпретаций возникает огромное множество религиозных организаций, к примеру, на основе только одной Библии существует огромное множество религиозных организаций, которые занимаются разной обрядовой деятельностью. Как правило, жизнь тех людей, которые обращаются к религии, не меняется коренным образом в лучшую сторону, люди продолжают ощущать себя несчастными, неудовлетворенными, часто их страшит будущее. Большую ценность имеет опыт людей, которые обратясь к Господу получили особую Его милость, такие люди способны помочь другим. Автор книги прошла через тяжелые суровые испытания благополучным образом благодаря вере в Господа.

Лаллеман Фердинан

Пифей. Бортовой дневник античного мореплавателя

Книга французского археолога и писателя Фердинана Лаллемана "Пифей. Бортовой дневник античного мореплавателя" посвящена описанию путешествия в страны "олова и янтаря" выдающегося греческого ученого - математика, астронома, географа и этнографа - Пифея из Массалии (Марселя), который был современником Аристотеля, Демосфена и Александра. Известно, что Пифей оставил записи о своих приключениях, погибшие после захвата его родного города римлянами.

Нина ЛАМБЕРТ

ИСТОРИЯ СОФИ

Анонс

Макс Тайрон - знаменитый писатель, Софи настоящая красавица, но молода, неопытна и чересчур амбициозна. Неожиданная ситуация сводит их вместе, однако Макс слишком ценит свой уклад жизни, а Софи не желает сдаваться без боя. Поможет ли страсть победить амбиции? Об этом вы узнаете из увлекательной истории любви юной англичанки.

Глава 1

Завтрак в пансионе благородных девиц Хайматсдорф всегда был скучным занятием. Невыспавшиеся воспитанницы зевали и оживлялись только тогда, когда им вручали прибывшую почту. Именно в этот момент Софи обычно вставала из-за стола и незаметно покидала комнату.

Он единственный, кто способен разговаривать с мертвыми. И мертвые, ушедшие в вечную тишину, охотно отвечают ему, ибо считают своим другом. Его зовут Гарри Киф, и он некроскоп. Однако с востока является сила, способная уничтожить весь мир. С помощью бессмертного вампира, покоющегося в холмах Румынии, Борис Дрогашани обретает жуткий дар некроманта, человека, который под пытками вытягивает из мертвых правду...