Производственная травма

Колпаков Антон

Пpoизвoдcтвeннaя тpaвмa

Произошла эта реальная история в стародавние поздне-советские ранне-перестроечные времена (1988 г.) в одном почтовом ящике Ленинграда. Может быть, кто-нибудь помнит про такие ПЭВМ ЕС-1845 -- история касается непосредственно их. Коротко о том, что представляет собой ЕС-1845. Это IBM PC-почти совместимый компьютер на базе процессора Intel 8086 (замечу, что процессор был оригинальный, интеловский, со всеми копирайтами и логотипами), намертво впаянного в системную плату. Системный блок размером с современный big-tower помещался в защитном корпусе из стали и пермаллоя, покрашенном в защитный же цвет. В общем, военное исполнение... Подслеповатый ч/б CGA-монитор с диагональю 10.5 дюймов. Бетономешательная газонокосилка, по недоразумению называемая матричным Epson-совместимым 9-игольчатым принтером, весила 19 (!) кг. В корпусе системного блока имелось прямоугольное отверстие, в котором при особом желании можно было найти два 5-дюймовых флоповода на 360 КБ каждый. Отверстие, разумеется, во избежание утечки суперсекретной военной информации, закрывалось откидной крышечкой с защелкой, а для обеспечения электрического контакта сие отверстие было обрамлено каймой из подпружиненных лепестков. Эти лепестки являлись причиной непрерывных легких производственных травм. Вероятно, в спецификации на эти лепестки и значилось "после сборки обработать напильником", но кто ж у нас хоть раз озадачивался этим? В результате края вырубленных из стального листа лепестков не только нещадно царапали и резали нежные операторские ручки и шаловливые (или кривые) руки местных программеров, но и оставляли неизгладимые следы на конвертиках дискет. Кстати, попасть дискетой в нужный дисковод было неимоверно трудно. Дело в том, что щель _между_ панелями дисководов была раза в два шире, чем щелочки самих дисководов, в результате чего вероятность закинуть дискету внутрь компьютера вместо нужного дисковода была очень велика. Один мой коллега даже имел гешефт, регулярно разбирая корпус своей ЕС-1845 и выгребая оттуда накопившиеся дискеты. Отдельного слова заслуживает МГИ (манипулятор графической информацией) типа "мышь". С такой "мышью" в военном исполнении, больше похожей на крысу-переростка в камуфляже, можно было смело ходить в атаку против танков. Я имею в виду, в психическую атаку -- понятное дело, броню мышой не прошибешь, но вызвать парализующий истерический смех у противника вполне даже очень... Стальной (или пермаллоевый -- хрен разберешь) корпус размером почти в пол-кирпича содержал в себе СТАЛЬHОЙ необрезиненый шарик от, вероятно, танкового, подшипника и весил почти 400 граммов! К чести конструкторов отечественного тяжелого мышиностроения следует заметить, что на лобовой броне сей девайс имел аж целых три кнопки, и все они работали. Все вышеперечисленное хозяйство соединялось между собой специальными бронированными (а не просто экранированными) шнурами. Hапример, шнур от принтера, будучи аккуратно выпрямленным, вполне даже стоял вертикально, не складываясь. А вот двухметровый бронированный шнур от бронированной мышки имел такую жесткость, что, будучи сложенным и разгибаясь под действием сил упругости, он был способен привести в движение даже свою собственную 400-граммовую крысу! И вот однажды один мой коллега зашел к другому моему коллеге в рабочее время, чтобы получить солюшн к какой-то бродильно-квестовой игрухе. Пока второй что-то показывал на экране, первый стоял и внимал, полностью отключившись от реального мира. А в реальном мире он машинально отталкивал мышь-1845, которая мешала опереться рукой на стол. А мышь уступать место не хотела, поскольку ее шнур не давал ей покоя. То есть, товарищ толкает мышь, она отъезжает, он ставит руку на стол, мышь приезжает обратно и бьет его по руке. В конце концов, раздосадованный таким мерзким поведением непослушного животного, товарищ так сильно толкает мышь, что она, ударившись о принтер (весом, как вы помните, 19 кг) и полностью использовав накопленную в шнуре от толчка потенциальную энергию, доезжает до края стола, переваливает через край, вытягивая за собой шнур длиной 2 метра, и лихо (хотел сказать "со злобным визгом") падает ребром на большой палец ноги стоящего товарища. Понятное дело, ему уже не до солюшена -- он прыгает на одной ноге и с максимально возможной громкостью использует ненормативную лексику. Hемного успокоившись, товарищ все-таки решает прямо сейчас дохромать до травмпункта. Утром на работу он не приходит, на звонок домой говорит, что у него больничный. Выписавшись через месяц или около того, товарищ, все еще немного прихрамывая, приносит голубую бумаженцию "о временной нетрудоспособности" в профсоюзный стол. Дама, принимающая больничные, долго вчитывается в диагноз, а потом ее начинает корчить и бить в судорогах -"Произв.травма: мышь на ногу упала". Весь HИИ рыдал... Знай наших мышей! :)

Популярные книги в жанре Околокомпьютерная литература

Боярко Константин

А была ли ЭВМ?

Домашний компьютер для многих людей

Повернув голову на 180 градусов и на 10 лет назад, пристально вглядываясь, можно заметить большое количество одинаковых компьютеров стоящих на столах в кабинетах и в исследовательских лабораториях, это компьютеры ДВК. Рассмотрение данной модели интересно не потому, что они стояли на столах, а именно эти машины стояли на рубеже перехода к IBM PC 286, и именно эти машины не умерли своей смертью, но пали в неравном бою с командиром Нортоном. Еще интерес вызывает тот факт, что все больше и больше признаков ДВК я обнаруживаю на современных IBM PC. Хотелось бы вкратце остановится на принципах и архитектуре ДВК, но сделать это лучше в описании некоторых "новшеств" современной PC и проведения параллелей в прошлое, дабы разумеется, унизить последние достижения в области персональных компьютеров. Пришедший на домашний ПК стандарт SCSI - читается СКАЗИ, значит Системный Интерфейс Малых ЭВМ, работает следующим образом: на материнской плате стоит контроллер, с которым соединяется любое внешнее или внутреннее устройство SCSI, это устройство, в свою очередь, имеет разъем для подключения следующего устройства, и так до семи штук. Иными словами каждое устройство принимает и передает данные по общей для всех линии, идентификация происходит по индивидуальному адресу присвоенному каждому устройству с помощью перемычек. Если в процессе работы выводится графический файл с диска SCSI, на принтер SCSI - центральный процессор в это время может заниматься своими делами, особенно, если сканер SCSI копирует в это время файл на диск SCSI, и так далее. Удобно, не правда ли. Существуют материнские SCSI платы, но когда я заикнулся о ней, в компьютерной фирме решили что у меня наверно очень много лишних денег. Потому что дорого. Но очень удобно, тем более что все SCSI устройства являются истинно Plug&Play. На ДВК не было специальных названий для интерфейса, не было там и Main Board, вместо нее использовалась кросс плата, встроенная в специальный констракшн, называемый корзиной. В корзину вставлялся модуль центрального процессора, контроллер дисплея и все остальные железяки. Принцип был тот же: на одной шине сидели все устройства, адресация устанавливалась автоматически по адресу используемого разъема, микроскопические драйвера включались и выключались в стартовом файле как лампочка, например SET SL=ON, и сами разбирались с векторами прерываний. Самое интересное заключается в том что эту ЭВМ можно было соединить по системной шине, с другой ЭВМ получив увеличение ресурсов и производительности в два раза, а не звонить по компьютерным магазинам, повергая их в ужас вопросом о двухпроцессорной Main Board. Контроллер Цветного Графического Дисплея - также устанавливался в стандартный разъём и от него шел кабель на принтер,(разумно не правда ли, и там картинка и там картинка), и имел 45 Кбайт памяти предназначенной для размещения в ней ПО. Таким образом программа работающая с графикой, могла загрузить туда собственное ПО, не заботясь о совместимости с железом, а предыдущее ПО находящееся там, выгрузить на диск для последующего восстановления. Прорисовка линий, геометрии, заливка цветом, градиентом, осуществлялись одной командой процессора с указанием исполняемой функции и переменными. Не напоминает ли вам этот принцип некоторые современные видеоплаты поддерживающие различные стандарты типа OpenGL, QuickDraw, DirectX и прочие сомнительные вещи, работающие с одной программой, но игнорирующий другую. При этом следует помнить что размер памяти видеоконтроллера 45 Кбайт, имел отношение к 256 Кбайт всей памяти ДВК. Разумеется еще много можно рассказать занимательного по поводу этой ЭВМ, хотя бы то что на диске можно было иметь сколько угодно операционных систем, и загружать любую при необходимости, указав в стартовом файле STARTS.COM какую вам именно хочется. Можно рассказать о том что можно было загрузится с виртуального диска предварительно скопировав туда систему, что удаленный файл можно было восстановить просто имея ранее напечатанный директорий, восстановить, просто указав машине в каком месте винчестера нужно его создать, что драйвер для любого устройства мог написать на Паскале, или Си, школьник отличающий вектор прерывания от стека.

ОглавлениеКолумнисты

Василий Щепетнёв: Тайная математика Автор: Василий Щепетнев

Кафедра Ваннаха: Конец ворожбы? Автор: Михаил Ваннах

Кафедра Ваннаха: Вирус зовётся «Пламя» Автор: Михаил Ваннах

Дмитрий Шабанов: «Инстинкт сохранения вида»? Автор: Дмитрий Шабанов

Дмитрий Вибе: Когда тайное станет явным Автор: Дмитрий Вибе

Голубятня-Онлайн

Голубятня: Рубежи и перспективы PPS Автор: Сергей Голубицкий

Голубятня: Ледокол Мыльникова Автор: Сергей Голубицкий

ОглавлениеИнтервью

Билл Хэсселл (IBM) о «социальном бизнесе» Автор: Юрий Ильин

Терралаб

Обзор средства защиты сетей WatchGuard XTM 505 Автор: Ника Парамонова

Обзор Pegasus R4, компактного RAID-массива с Thunderbolt Автор: Фёдор Кустов

Колумнисты

Василий Щепетнёв: Атрибут вождя Автор: Василий Щепетнев

Дмитрий Шабанов: Конкуренция или контроль? Автор: Дмитрий Шабанов

Дмитрий Вибе: Откуда ждать неприятностей Автор: Дмитрий Вибе

Голубятня-Онлайн

Голубятня: Суздальская идея Автор: Сергей Голубицкий

Голубятня: Наша Горбушка Автор: Сергей Голубицкий

ОГЛАВЛЕНИЕ

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Доктрина Дуэ и кибервойна

Юрий Ильин: Поймать "Искомого Зверя" современной физики

Сергей Голубицкий: Голубятня: Коллбэчим!

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Переезд

Сергей Голубицкий: Голубятня: Писителом задарма

Дмитрий Вибе: Мало металла

ОГЛАВЛЕНИЕ

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Экономика священных камней

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Место для рынка

Сергей Голубицкий: Голубятня: Чудо Compreno

Андрей Письменный: Что показывают на Mobile World Congress 2012

Дмитрий Шабанов: Чудеса полового размножения

Киви Берд: Кивино гнездо: Ключевые слабости

Дмитрий Вибе: Я б в астрономы пошёл

ОГЛАВЛЕНИЕ

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Электрозависимость

Сергей Голубицкий: Голубятня: Вымывание традиции

Юрий Ильин: Крис Каспрзак (Siemens PLM Software) о PLM

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Забыть Макнамару?

Сергей Голубицкий: Голубятня: Дело русских "медведей": fiat lux!

Олег Нечай: Отзывчивые экраны: гаптические технологии в дисплеях

Дмитрий Вибе: Уси-пуси, Вселенная

ОГЛАВЛЕНИЕ

Сергей Голубицкий: Голубятня: Свежесть первой любви? SSD!

Василий Щепетнев: Василий Щепетнёв: Закон для Терминатора

Евгений Крестников: Как приложение из России заставило всех говорить об извращенцах, Facebook и тайне частной жизни

Михаил Ваннах: Кафедра Ваннаха: Неизбежность

Дмитрий Шабанов: Стратегия пациента

Сергей Голубицкий: Голубятня: No trespassing?

«Я твёрдо убеждён в том, что мы сильно недооцениваем культурное значение компьютеров, судя о них в первую очередь как об инструментах, поскольку я ожидаю от них гораздо большего влияния на их способность интеллектуального вызова.»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Алексей КОЛПИКОВ

ЖИТЬ В ЛЕГЕНДЕ

Миф как первоначальная форма духовной жизни

человека представляет природу и саму общественную

форму, уже переработанную бессознательным, но

художественным образом народной фантазии...

К.Маркс, Ф.Энгельс

...Я храню это в тайне не потому, что боюсь ее разглашения. Напротив, я бы с радостью поделился ею со всеми. Но увы, мне никто не поверит. Я боюсь, что меня сочтут сумасшедшим.

Виктор Колупаев

Билет в детство

Этот вокзал не был похож на все другие. Здесь никто никого не встречал и не провожал. Никто не суетился, не спешил и не опаздывал. Здесь не было камер хранения и носильщиков, потому что никто из пассажиров даже на одно мгновение не захотел бы расстаться со своим багажом, состоящим из воспоминаний о прошлом и мыслей о будущем.

Сюда приходили после глубоких раздумий. Одни - предчувствуя приближающуюся смерть; другие перед тем, как навсегда улететь с Земли; третьи - чтобы полнее осознать сущность своего "Я", сравнить себя с эталоном, на который еще не налипли комья сомнений, страха, зависти, пошлости и себялюбия, который еще не согнулся под тяжестью повседневных забот и волнений.

Виктор Колупаев

Два взгляда

На скамейке Лагерного сада сидел человек средних лет и курил сигарету. Человек чувствовал себя уютно, чему немало способствовала солнечная и теплая погода начинающегося "бабьего" лета. По аллеям и дорожкам сада неспешно прогуливались люди. Да и то сказать... Куда здесь было спешить? Разве что к обрыву, который когда-то опасно срезал берег Маны, а с недавнего времени стал объектом раскопок и стесываний согласно генеральному плану городского архитектора. В скором времени обрыв должен был превратиться в плавно спускающиеся к реке террасы, облицованные гранитом.

Виктор Колупаев

Две летящих стрелы

В почтовом ящике лежало письмо. На конверте были написаны моя фамилия, имя и отчество. Ни моего, ни обратного адреса. Странно, как могло попасть это письмо в почтовый ящик? Я хотел разорвать конверт, но он был из плотной и эластичной бумаги. Тогда я вернулся к себе в квартиру и надрезал конверт ножницами. На стол выпал сложенный вдвое лист бумаги. Я развернул его. В верхнем левом углу были оттиснуты две летящих навстречу друг другу стрелы. На листе четким почерком написано: "Здравствуй, Олег! Вот я и пишу тебе, как ты хотел. Я ждала целую неделю, надеясь, что ты зайдешь ко мне. Но ты, наверное, очень занятой человек. Выбери время. Зайди или хотя бы напиши. Мне без тебя скучно. Анжелика".