Проигранное пари

Чтобы попасть на пляж, надо было пересечь «Бродвей». «Бродвей» — это набережная и самая оживленная и освещенная часть поселка Дивноморск. Пляж относился к территории студенческого лагеря. Вокруг лежали, сидели, загорали, смеялись, пили и закусывали люди одного возраста — моложе Наташи. Студенты. Девочки походили на инопланетянок: высокие, коротко стриженные, в солнечных очках с разноцветными стеклами — синими, желтыми, красными. Праздная круговерть зонтиков, панам, купальников, мячей.

Другие книги автора Светлана Новокрещенова

От любви до ненависти один шаг. Это знают все. Я тоже об этом слышала, но не понимала. После несчастий, случившихся с моей лучшей подругой, поняла. А еще до меня дошло, что от ненависти до любви тоже один шаг. Обратная дорога тоже коротка, но посильна не каждому. А некоторые просто не знают о ней.

Все началось в тот день, когда Жерафля отправилась знакомиться с родителями своего любимого мальчика Димы. Стоп. Все по порядку. Как говорят ученые люди, уточним терминологию. Жерафля — это моя подруга Лилия Филяровская. Странное прозвище, да? На весенних каникулах нас водили смотреть кукольный спектакль, где одну из героинь, барышню-жеманницу, так и звали — Жерафля. Моя подруга тогда очень напоминала театральную куклу длинными, гнущимися где попало руками-ногами. И все в ней ходило ходуном. Разговаривала она препротивным дискантом, растягивая последнее слово в предложении. Никто не дружил с капризной, вредной кривлякой. И у меня желания не было. Привязанность к Жерафле возникла из жалости.

— Привет, Лизавета! Кофе будешь? — не отрываясь от монитора, спросил Иван.

Я вошла в офис тихо, как привидение, и Силин сидел спиной к двери, но все равно услышал и узнал.

— Бродскому после инфаркта запретили утренний кофе. Тогда он спросил: «А стоит ли просыпаться?» — сумничала я.

— Прав был покойник, — кивнул Иван и протянул через плечо яркий пакетик «3 в 1»: кофе, сахар, сливки.

Чтобы встать, плеснуть кипятку, высыпать смесь и протянуть чашечку ароматизированной полухимической смеси, у него и в мыслях не было. Но я не в обиде. Во-первых, мой первый и последний муж приучил меня к мысли, что женщина должна уметь сама: а) потереть себе спинку, а также похлопать по ней, если кусок поперек горла встал; б) удалить себе аппендицит или зуб мудрости; в) достать в июле билеты на поезд «Воркута — Адлер» (желательно купе, нижние полки); г) на зарплату, равняющуюся 1 МРОТ (минимальный размер оплаты труда), кормить семейство и выглядеть как Мисс Мира (не Миссис, а Мисс) и так далее до скончания алфавита. Короче, выполнять любую неудобную работу и рассчитывать при этом только на себя. Во-вторых, Иван был занят таким делом, от которого его мог отвлечь разве что атомный гриб за окном. И то махнул бы рукой, сказал: «Поздняк метаться!» и продолжал бы пялиться на экран. По монитору бегали всякие кубики, за которыми открывались соблазнительные места секс-дивы. Тут уж не до меня. Но про кофе он все-таки вспомнил. За что ему спасибо до земли.

Популярные книги в жанре Короткие любовные романы

Тишина радовала слух и одновременно настораживала, даже напрягала своим всеобъемлющим охватом. Настоящая деревенская глушь. Промелькнул заяц, задержался на мгновение на дорожке, бросил на Сергея свой заячий трусливый взгляд и кинулся наутек. Сергей приходил сюда, в этот парк, каждый уикенд. Он уже выработал некую рутину, как проводить свободное время, и неукоснительно следовал ей: сначала пробежать несколько кругов по дорожкам парка, потом выйти на берег озера, сесть на знакомую выцветшую скамейку, на которой они сидели с Тамарой, смотреть на серо-синюю бесконечную рябь воды, смотреть и думать, думать… Он вспоминал свою жизнь последних лет, взвешивал все «за» и «против» и каждый раз решал, что все сделано правильно. Ничего другого и быть не могло, иначе это был бы не он, Сергей, а совершенно иной человек. Не лучше и не хуже, а просто другой.

Что важнее для женщины — работа или семья? Героиня романа предпочитает делать карьеру. И не отдает себе отчета, что, потерпев неудачу в личной жизни, идет по пути наименьшего сопротивления, прячется за придуманным ею имиджем деловой женщины. Судьба сталкивает ее с человеком, также разочарованным в жизни и не верящим в любовь. Но именно это чувство помогает героям новыми глазами взглянуть на мир и найти в нем свое место.

Вторая новелла из сборника A Knight's Vow/Клятва рыцаря.

Молодая учительница английского языка приезжает к отцу, которого, некоторое время спустя, постигает нелепая смерть. Неожиданная встреча с молодым человеком уносит девушку в водоворот трагических событий. Только в конце книги читатель узнает, как раскручивается этот страшный клубок и, конечно, как развиваются отношения героев.

Я отражалась в черных глазах. Видела себя в них — разгоряченную, бешеную и смеющуюся. Мои пальцы и губы впивались в гладкую мужскую кожу, пропитанную соленой влагой. Замечательный вкус! Я не могла насытиться. Умирала от извечного женского голода.

Я слышала слова, что шептал мне ангел. Но они проходили по краю пылающего сознания, почти не касаясь. И только одно сумело задеть и запомниться — «моя»…

Сюзи Бьюконен и Нолан Доул встречаются при драматических обстоятельствах. Между ними вспыхивает чувство, с которым они пытаются бороться. За плечами у обоих груз прошлых ошибок и разочарований, оба боятся поверить и не верят в возможность совместного счастья. Но любви – если это любовь – подвластно все, и в конце концов она сметает на своем пути все преграды, все уловки и ухищрения разума и побеждает…

Лори решила участвовать в сафари, несмотря ни на какие препятствия. Но препятствие в лице Райана Холта не учла: мало того, что он насмешничает и относится к ней, как к ребенку, так еще и свято соблюдает дурацкое правило — не брать в экспедицию женщин. Но один из приезжих охотников-американцев обещал похлопотать за нее и… она получила разрешение. Счастью девушки не было предела. Она не знала, что обязана этим не американцу, а самому Райану, который влюбился в юную красавицу с первого взгляда…

Еще вчера Лукас проводил время в обществе роковой красавицы Майи, а сегодня обнимает Филиппу и говорит ей ласковые слова, не зная, что для нее он – идеал мужчины. Ревность и подозрение терзают недоверчивое сердце Филиппы. Как же быть, если всей душой хочется ответить на страстное признание любимого, а рассудок и прошлый опыт напоминают о невыносимой боли разочарования?..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Третий том собрания сочинений американского писателя Трумена Капоте представляет читателю Капоте-новеллиста: в него включены избранные рассказы из авторских сборников 1949-1966 годов, а также последняя книга автора - сборник рассказов „Музыка для хамелеонов“ (1980). Страницы итогового шедевра писателя населяют загадочный убийца, рассылающий своим жертвам письма с известием об их скорой кончине, примерный семьянин, одержимый губительной страстью к двенадцатилетней девочке, которую никогда не видел, наконец, сам Капоте, который в любых ситуациях и обстоятельствах остается утонченным, злым и одновременно сострадающим наблюдателем человеческого „зверинца“…

Пока я разглядывала заголовки газет, смутно белеющих в темном, еще не рабочем киоске, улица успела измениться. Стекло перед глазами поплыло, качнулось. В нем попеременно отразились разноцветные пятна окон дома на противоположной стороне улицы, а потом — белая театральная маска. Она криво улыбнулась и… подмигнула! А над ухом раздался зловещий шепот: «Ма-ас-с-ски!»

Резко обернувшись, я наткнулась на пустоту. Никого! Странно… Невольно посмотрела на киоск. Но стекло успело принять первоначальный вид. И за ним — ряды газет и журналов…

Шел 3333 год. Леса на планете остались только в Заповедниках, книги — в Хранилищах, называемых в народе просто Библиотеками.

— РБ-4, ты случайно не знаешь, куда подевалась книга Майн Рида «Белая перчатка» с 600-й полки приключений? — РБ-5 задумчиво потер стальной лоб манипулятором, продолжая перебирать картонные карточки в деревянном ящике.

Робот-библиотекарь с выгравированным на плече номером «4», выкатился из прохода между стеллажами:

У соседки под нами была болонка мужского рода по имени Тимка. Пес так лаял порой, что можно было запросто заработать головную боль (слышимость, к сожалению, в наших домах превосходная). Как-то ночью, разбуженная его визгливым лаем, я села и от отчаяния написала вот такую маленькую повесть…

От автора

Наверное, все началось с того, что я, сильно разозлившись, замахнулся на Микки… Или это случилось еще раньше? Да, скорее всего, это произошло в мой день рождения.