Проходящие сквозь

А. Аливердиев

Проходящие сквозь

Знакомство.

Вот новый поворот,

И мотор ревет.

Что он нам несет?

"Машина времени"

Началось все как-то просто и обыденно. Оттарабанив свои занятия в университете, я как обычно заглянул на аллейку к книжникам, узнать, нет ли чего-нибудь новенького. Как почти у всякого мыслящего человека иногда у меня возникали приступы поиска смысла жизни. И как раз тогда был такой приступ. А аллейка являлась, пожалуй, единственным местом, где можно было найти собеседников практически по всем вопросам. Эти книжники - весьма занятный народ. Да и покупатели иногда попадаются те еще. И порой на аллейке возникали диспуты, достойные Государственной Думы, или, скорее, Колизея. Конечно, я прекрасно знал о существовании множества групп, занимающихся по различным методикам, но войти в группу - всегда означило бы потерю свободы. Аллейка же для покупателей была местом, где все свободны и все мысли дозволены, как в Лондонском Гайд-парке.

Другие книги автора Абутраб Александрович Аливердиев

Я стоял на автобусной остановке возле главного корпуса Университета. Боже, как давно это было! Учеба была окончена, и теперь можно было отдохнуть. Солнце светило ярко, но темные очки, полностью скрывающие глаза, создавали ощущение надвигающихся сумерек. Какая же это хорошая штука — темные очки. Они позволяют нам смотреть куда угодно, не думая, как со стороны выглядят наши бесстыжие глаза. Вот и тогда я нагло рассматривал выходящую из парка девушку. Зеленоглазая брюнетка в белом платье. Случайно увидев ее боковым зрением, я уже не мог оторвать от нее глаз. Сама по себе бесспорная ослепительная красота усиливалась некоторой странностью наряда. Хотя я так и не мог уяснить, в чем же все-таки состояла эта странность. Вроде платье — как платье, туфли — как туфли. Ан нет же. Что-то в них было странным.

А. Аливердиев

Инспектор из горгаза

Не творите дела злого.

Мстят жестоко мертвецы.

Н. Гумелев

Второй звонок в дверь все же заставил его подняться. После того, как один за другим ушли из жизни трое его старых школьных друзей, он, в свои сорок с небольшим, чувствовал себя следующим. Однако, какое это имело отношение к сему звонку? Никакого. И спросив традиционное "Кто там?", он не дожидаясь ответа отворил дверь.

А. Аливердиев

Колдун

- Осторожней, когда будешь идти домой, - сказала она одеваясь, - Отец говорит, что колдун ходит где-то поблизости. Собаки поэтому нехорошо воют.

- Говорят, перед смертью колдун ищет, кому передать силу.

- Да, и горе тому, кого он встретит.

- Почему же горе? Ведь именно в это время он не отбирает, а дает. А быть колдуном совсем не плохо.

Захотел кушать - съешь кого хочешь. Захотел женщину, - Гойко посмотрел на Иванку, - приди к ней в виде ее друга, и она тебе сама все отдаст.

А. Аливердиев

Скиталец

Знакомство

Мы познакомились в самолете Венеция-Москва. "Рыбак рыбака видит издалека," - гласит народная мудрость. Так и эти ребята, лишь краем глаза увидев мой путевой дневник, сразу узрели во мне родственную душу, и вскоре между нами завязался презанимательнейший разговор, которому как нельзя лучше способствовал трехчасовой полет.

Парня звали Витя, девушку - Алиса. Они были молодоженами и возвращались из почти свадебного путешествия.

А. Аливердиев

Чёрт читатель

Жил был мальчик. Ему было 7 лет, и он очень любил читать.

Но почему-то он часто забывал прочитанное, и ему приходилось перечитывать и перечитывать книжки по многу раз.

- Не оставляй книжки открытыми, - как-то сказала ему бабушка. - Оставленную без присмотра открытую книгу читает чёрт, и ты потом забываешь, что там написано.

Мальчик призадумался.

"Вот оно что! - подумал он. - Теперь никогда не буду оставлять книжки открытыми!"

Жаркое полуденное Солнце освещало горную поляну с ее выжженной травой, причудливыми, похожими на работы авангардного скульптора скалистыми образованьями и мелким, но густым кустарником, щупальца которого словно стремились прибрать к себе это открытое место.

Мы не сводили друг с друга глаз. Ее тело сжалось подобно пружине, и распрямилось бешеным броском добрых ста двадцати фунтов тугих мышц. Сам не знаю, как мне удалось поймать ее на апперкот. Удар пришелся прямо в солнечное сплетение, и, изменив направление, пума, а речь шла именно о ней, грохнулась на землю.

В этот вечер я чувствовал себя невероятно уставшим и, опустившись на диван, быстро погрузился в легкую дремоту, откуда меня вывело громкое мяуканье. Спросонья оно вызвало легкое недоумение: с тех пор как у сестры обнаружили аллергию, у нас дома не было представителей славного семейства кошачьих. Однако, открыв глаза, я сразу понял, откуда взялся этот гость. Конечно же, это был посыльный моего старого приятеля — Кота Ученого, что живет у Лукоморья. Моя комната была залита необычным светом, и все предметы выглядели неестественно яркими и красивыми, как на цветном плакате или в мультфильмах, с той лишь разницей, что объемность вещей была так же неестественно подчеркнутой. Впрочем, приход засланцев из Лукоморья всегда сопровождается такими эффектами, а мне это было, как говорится, не впервой.

А.Аливердиев, М.Хуршилова

Жизнь за жизнь

Он подошел к трюмо. Из зеркала на него смотрел преуспевающий сорокалетний мужчина с умными и немного насмешливыми глазами. "Пожалуй в жизни я выгляжу много лучше", - с удовлетворением отметил он, сравнив свое отражение с фотографией во вчерашней субботней газете, где вовсю пелись дифирамбы ему, президенту довольно солидного благотворительного фонда.

Он чувствовал, что важен и нужен многим людям, и это весьма приятно. Как и то, что если каждому человеку действительно держать ответ перед Богом, то ему будет что сказать... Но об этом еще рано думать. Впереди его ждут золотые горы: светские приемы, шикарные курорты, любимая работа, счастливая семейная жизнь с молодой и красивой женой... Он добился всего, о чем мечтал.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Книга состоит из повестей и отдельных рассказов, среди которых особое место занимает повесть «Далекая Атлантида» — романтическое произведение о легендарной земле, спор о которой ведется уже более двух тысячелетий. Обращение автора к этой теме отнюдь не случайно, он давно занимается изысканиями в этой области и достаточно известен среди атлантологов.

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Щербаков Владимир Иванович — писатель, сценарист, член Союза писателей СССР. В прошлом специалист в области электронных систем и математической лингвистики, много лет работает в научной журналистике. Автор научно-фантастических романов «Семь стихий», «Чаша бурь», военной повести «Летучие зарницы» и других произведений.

***

Художник Г. Басыров.

В начале было плохо.

Затем — еще хуже. На похороны Вадим не пошел. Что там делать? Кого звать из могилы? Стоять на краю, сжимая в кулаке землю, которая пухом?

И так выворачивало.

И так не давало ни есть, ни пить. Ни спать.

Странные это были дни. Странные ночи.

Алькины родители, наверное, еще звонили, может, с упреками, может, с проклятьями. Не мог оценить. Он выключил мобильник сразу — выдавил квадратик аккумулятора, разложил — вот зверь-телефон, вот его внутренности.

Фантастическое допущение в рассказе Олеси Чертовой «Точки пресечения» мягко говоря совсем не ново, но яркие романтические краски заставляют об этом забыть. Любовь может все, и человек ради любви способен на все.

Джон Маверик в рассказе «Зеркало» поднимает молодежные темы и рассматривает их в необычном ракурсе.

Кафкианский рассказ «Цукаты» Наталии Гиляровой несомненно доставит удовольствие гурманам.

Рассказ-притча Кирилла Луковкина «Зов небес» радует неожиданной концовкой.

Если в прошлом номере Леонид Шифман доказывал, что в Израиле жить весело, то в рассказе «Легенда» он утверждает, что и в Америке жить не скучно.

Несомненно, привлечет внимание готический рассказ Лукаса Фоули «Шейдисайд» в превосходном переводе Татьяны Адаменко.

Фантастический рассказ Кори Доктороу «Старьевщик» рассматривает тему взаимопонимания различных разумов.

Рассказ Этьена Лаграва «Аллах акбар» является своеобразным предупреждением Франции и другим странам Запада.

В великолепном рассказе «Активация»  Марцин Вольский насмехается над ролью личности в истории.

От судьбы не уйдешь, утверждает Чарльз Де Вет в рассказе «Обезьяна на шее».

Как всегда блестяще эссе Станислава Лема «Прошлое будущего».

Эссе Владимира Борисова  «Принцип неопределенности...» посвящено некоторым аспектам творчества братьев Стругацких.

Юрий Лебедев в статье «Тот самый Пенроуз!» делится своими впечатлениями о лекции сэра Роджера Пенроуза. Ссылка на видеозапись самой лекции приведена.

Любителей поэзии ожидает знакомство с группой поэтов Санкт-Петербурга.

Семь стихий: Научно-фантастический роман. / Худ. Р. Авотин. — Москва: Молодая гвардия, 1980. — 336 с. — (Библиотека советской фантастики). — 1 р. 10 к. 100 000 экз. (п).

Журналист Глеб, оказавшись участником тихоокеанской экспедиции, неожиданно для себя встречается с инопланетной жизнью, с представителями иной цивилизации, которые интересуются освоением энергии Солнца и звезд.

Роман ставит проблемы полного раскрытия творческих возможностей человека на Земле.

Рассказы Сергея Григорьева «Московские факиры», «Новая страна» и «Гибель Британии» были напечатаны в начале 1926 года в журнале «Всемирный следопыт». В том же году в издательстве «ЗиФ» тексты этих рассказов объединили в повесть, которую издали отдельной книгой под названием «Гибель Британии».

...Конец XX века. Капиталистический мир задыхается в тисках жесточайшего экономического кризиса. Британия стоит на грани социальной революции. Американский репортер Бэрд Ли и британец Лонг Ро отправляются в Москву, чтобы своими глазами увидеть чудеса коммунистической Новой Страны..

В этом мире уже давно нет смерти и живые существуют долго. Так долго, что они забыли начало своей жизни. Теперь меняются не поколения, а сами существа — кто-то пустил корни и оброс листвой, а кто-то покрылся шерстью и переселился на дерево.

Аргустал всё время своего существования путешествует, собирая уникальные камни для гигантской картины-мозаики. Она должна дать ответы на самые сокровенные вопросы, чей смысл тоже начал забываться.

© Ny

Круглоголовые улетели на своих "небесных кулу" и венериане из племени старого и хитрого Хц стали забывать о загадочных пришельцах. Только Лоо часто думал о них и ждал, когда небесные куо вернуться...

Продолжение рассказа Сапарина "Небесная кулу". Журнальный вариант с иллюстрациями П. Кирпичева.

Охота была сегодня удачной, и соплеменники после сытной трапезы мирно спали. Лобастый, повернув голову к закату солнца, тоже лежал. Но ему не спалось. Он смотрел на кроваво-красный шар, коснувшийся краем леса, — шар всегда будил в нем любопытство.

Лобастому приходилось сталкиваться с огнем при лесных пожарах. Его соплеменники метались в ужасе, а он не сводил с огня завороженных глаз, замирал на месте. Опытный вожак не терялся и всегда выводил в безопасное место, но сперва находил Лобастого и, крепко тряхнув за загривок, вел за собой. Звериным чутьем чувствовал вожак, что молодой самец в чем-то превосходит всех. Поэтому берег вожак Лобастого, видел в нем достойную себе замену.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А.А.Аливердиев

Сказка о Подземной Царице и Богатыре

Сию историю поведал

Мне как-то раз Ученый Кот,

В гостях у коего обедал

Однажды я под Новый Год.

Преданья старины глубокой,

Дела давно минувших дней

Пришли из тьмы веков далекой,

Чтобы поведать нам о ней.

***

В степи привольной и широкой

Среди нехоженых дорог

Увидел путник одинокий

Прекрасный каменный цветок.

А. Аливердиев

Замерзшая девочка

Страшная быль нового времени

Маленькая девочка заплакала. Молодая женщина высвободилась из лапающих ее рук и подошла к дочке. "Мне все равно не прокормить ее, - думала она сквозь пары алкоголя. Отвезу-ка ее за город. В деревню. Там, может быть, кто-нибудь подберет.

***

Молодая женщина вывела полуодетую дочку на дорогу. Дверь захлопнулась, и машина умчалась прочь.

- Мама, мама! - кричала ей вслед девочка.

Аллаев Денис

МОЯ ЛЮБОВЬ

Впервые я, наверное, увидела его во сне. Видимо, очень давно: может быть еще в детстве? е знаю случая, когда он и в самом деле появился у нас, я ничуть не удивилась. Это как-то само собой разумелось, что он, наконец, появится.

Его голос сразу наполнил прихожую, зазвенел, летая между стеклянными шарами люстры, и выплеснул на кухню. Смуглая тонкая рука с длинными пальцами и узким запястьем, увитая синими тенями дверной ручки, выключателей и вешалки гардероба. Он был худ, на лице выделялся только длинный нос и бездонные оконца глаз, скрытые бликами стекол очков. Свободный свитер скрадывал очертания тела, тоже худого и жилистого. И, видимо, это его слегка смущало - глупые мужчины почему-то так переживают из-за своей мускулатуры, не понимая, что это как раз и не очень важно. Конечно, кому как, но у нас в семье всегда предпочитали эстетику и изящество мускульной силе - и хоть я небольшой знаток красоты мужских ног, но эти... Как нетерпеливо и легко они двигались, в них чувствовались тонкость кости и скрытая сила, неожиданное и точное движение позволяло даже торопясь ступать непринужденно, и это, право, трудно выразить словами. Кажется, что они живут своей, отдельной жизнью, и он при всем желании не смог бы заставить их сделать что-либо дурное или некрасивое...

Джейку поручено ответственное задание: помочь молодой женщине, типичной городской жительнице, освоиться на ранчо. Задача — научить ее обращаться с коровами и лошадьми — непроста, но куда сложнее управиться со своенравным и упрямым ковбоем, которого она наняла…