Прогулка по висячему мостику

Главный персонаж сказки «Прогулка по висячему мостику» — дизайнер Ирина Палладина. В ранней ей прочили большое будущее как художнику, но из-за семейных неурядиц она бросила учебу и вернулась в родной город. Ее образ жизни и взгляды еще с детства далеко не у всех и не во всем встречали понимание и одобрение, но с определенного момента некоторые события и собственные переживания начинают вызывать вопросы и у нее самой. Знаменитое изречение Сократа «Я знаю, что ничего не знаю» имеет неизмеримо глубокий смысл для людей, несмотря на все их достижения.

Отрывок из произведения:

— Мама! Снег!!!

Наташа аж подпрыгнула в постели спросонья. Взглянула на часы: «Кошмар! Уже девять…». Кровь застучала в висках. И вдруг — мягкая, до боли приятная волна облегчения: «Фух… выходной…».

Дашунька, радостно визжа, носилась по комнате.

— Дашка! Чего орешь? Выспаться дай! Истязатель…

— Мама! Мамочка!! Мамулечка!!! Там снег!!!!!

Только теперь до Наташиного сознания дошла информационная часть эмоциональных воплей дочери. Она одним прыжком оказалась у окна. А за окном…

Популярные книги в жанре Эзотерика

Эммануил Сведенборг

Учение жизни для Нового Иерусалима из заповедей десятословия

(Перевод с Латинского подлинника)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Способ выражений, употребляемый Сочинителем, может казаться странным пока читатель не убедится в том, что великие и новые истины, в его творениях открываемые, не выразились бы иным образом с той отчетливостью и определенностью, от которых он не отступает ни в одном из своих писаний.

Точности перевода дано преимущество над красотою и легкостью слога, из опасения, чтобы не опустить какого-либо оттенка и не представить превратно подлинника.

Зенин Игорь

Запредельное осмысление

Книга не рекомендована без предварительного прочтения и осмысления предыдущих книг: "Луч Анастасии", "Вихри неба", "Глупый Ангел", "Душа Анастасии", "Ошибка Нострадамуса", цикла книг "Археология души". Так же я не советую читать ее людям с неустойчивой психикой.

На деревню девушке

Алеся... Я не могу сказать абсолютно уверенно, что ты прочитаешь эту книгу. Но я пишу только для тебя. Алеся, эту книгу я пишу только для тебя. Только для тебя. Судя по всему, этот замысел совпадает с твоим желанием. Эта книга - самая первая моя осмысленная книга мною самим. Если быть точным, то не первая. Так осмысленно я думал только над двумя прежними своими книгами "Синклит Новосибирска" и трактат "Любовь. Цивилизация. Всевышний". Но только этой книгой я ставлю реальные цели и задачи - я хочу быть счастливым. Счастливым с тобой. Нет, я не описался. Эта книга продиктована только моими собственными желаниями, моей собственной необходимостью. Я переосмыслил за последние дни очень многое. Пришлось нырнуть так глубоко, на сколько это было возможно. Я не понимаю, как я смог "прорваться" через заградительные мысленные заслоны глубинного подсознательного зомбирования. Тем не менее, то, что понято, так важно и очевидно для меня, что я хочу тебе это поведать. Я хочу это поведать только тебе. Поскольку это - книга, его прочтут многие. Прежде всего, разные всякие мудрецы из Института чертей, из НИИ-13. Да и хрен с ними. Даже лучше. Может, все-таки станут умнее.

О негодующая добродетель, рокочущая буря, разыгравшаяся в чутких душах британских и американских филантропов, до которых донеслись слухи о том, что российские власти в Сибири не столь заботливо относятся к политическим заключенным, как это следовало бы делать! Какой жуткий гвалт громких возмущений на "массовых митингах протеста", на грандиозных собраниях, осуждающих своих соседей, в то время как аналогичные злодеяния у себя на родине благоразумно замалчиваются.

Игорь Зенин

Любовь.Цивиллизация.Всевышний

Введение.

Поводом для размышления над этой книгой послужило одно обстоятельство. Написав книгу "Синклит Новосибирска, или Забытые боги", я задумался: "Неужели у нас в городе хорошие только мужики?". Мне стало обидно за прекрасную половину. Но написать "дубликат", говоря о женщинах, - это значит все опошлить. В итоге, проработав несколько вариантов, включая и такой, как "А мне это надо?", я остановился именно на этом варианте. Эта книга посвящена, практически женщинам. В этой книге я буду говорить, прежде всего, о Женщине нашей планеты.

Каждый год Клуб Охотников поднимался в горы Монтаны. Члены клуба тянули жребий, кому из них готовить, и договаривались, что первый, кто пожалуется на еду, автоматически заменит неудачливого повара.

Осознав через несколько дней, что никто, кажется, не решится заговорить, Сандерсон отважился на отчаянный план. Вечером он нашел немного лосиного помета и добавил в рагу. В начале ужина вокруг костра можно было заметить несколько брезгливых гримас, но никто не сказал ни слова. В конце концов, один из членов клуба нарушил молчание.

«Сага о вечности» — научно-популярное произведение. В основу книги положены знания, полученные на основе личного восприятия. Здесь живым и легким языком изложен один из самых загадочных вопросов существования нашей Солнечной системы — жизнь планет. Автор, пожалуй, впервые в истории изучения столь сложного космогонического процесса, сумел проследить и донести взаимосвязь физического и тонко-энерегетического аспекта жизни планет Солнечной системы. Данная книга прежде всего будет интересна тем, кто способен воспринять уникальные по своей новизне и актуальности знания. Особенно хочется обратить внимание читателя на так называемые «вирши», которые в первую очередь призваны задать особое состояние перед прочтением очередной главы. Окунитесь в увлекательное чтение о прошлом и будущем планет Солнечной системы и, конечно, нашей Земли.

Глубина истории

Функция каменного топора: расколоть, расщепить, размозжить чего-либо. Принцип его действия: динамичный удар, который эффективнее статического надавливания. Техническое решение, оно же конструкция, всем известно: привязать продолговатый, заостренный камень веревкой крест на крест к палке. Но и это до предела, кажется, примитивное орудие - лишь следствие совершенствования принципа действия, удара. Удар вместо надавливания - вот где исток каменного топора, но не с топора он начался. Он начался, грубо говоря, от попытки расколоть орех и дошел до раскалывания черепов, а потом и до отсечения голов, когда лезвие как следует наточили.

Эта книга создана ведущими российскими астрологами, основателями школы Астропсихологии Ириной и Михаилом Кош. В ней вы найдете ежедневные рекомендации для каждого знака Зодиака, а также подробный прогноз на наступающий 2017 год. В книгу включены графики, с помощью которых вам будет легко определить благоприятные и неблагоприятные фазы для вашего знака. Берите звезды в помощники и претворяйте в реальность свои самые заветные мечты.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Священные реликвии христианства…

За право обладания ими ведут войны короли средневековой Европы.

Но как отличить подлинные мощи от подделки?

Как распознать истинное сокровище среди сотен фальшивых?

И если уж посчастливится завладеть настоящей реликвией, как сохранить и ее, и собственную жизнь?

Вот лишь немногие вопросы, на которые вынужден искать ответы брат Петрок — юный монах из провинциальной английской обители, волей случая ставший учеником и помощником легендарного «охотника за реликвиями» де Монтальяка…

В центре романа «Одеты камнем» (1924–1925) — трагическая судьба «таинственного узника» Петропавловской крепости, русского революционера Михаила Степановича Бейдемана. По распоряжению Александра II без суда, по подложному манифесту, который призывал народ уничтожить самодержавие, он содержался в одиночном заключении в Алексеевском равелине 20 лет.

После побега из Логова Белой Волчицы[2], Соня затаилась в лесу, ожидая, что вот-вот услышит звуки погони, однако ночную тишину нарушал только слабый ветерок, нежно теребивший медные пряди ее волос. «Ветер свободы»,— невольно подумалось ей, и от этой сладкой мысли сердце забилось чуть сильнее. Она бездумно растерла пальцами несколько иголок и с наслаждением вдохнула горьковатый, терпкий аромат хвои.

Понимая, что расслабляться нельзя, девушка быстро взяла себя в руки и внимательно посмотрела на звездное небо, проглядывавшее сквозь ветви деревьев: серп молодой луны завис прямо над головой, словно указывая путь. Ее дорога лежала на закат, к выходу из долины, а затем на север, в Ханумар, где ее ждали Сурхан и Альво.

На мрачном сером граните стен лениво зашевелились густые тени. Древние каменотесы грубо оббили самые крупные выступы, не утруждая себя окончательной отделкой, когда создавали в толще горы глубоко под Логовом огромную пещеру с высоким сводом. Сейчас она тонула в почти непроницаемой мгле, и лишь ярко-алое пятно рдело посередине казавшегося безграничным пространства. Однако даже этого слабого света хватало, чтобы обрисовать некую темную массу, застывшую на самой границе видимости. Гулкая тишина наполняла тьму, и только изредка слышалось слабое потрескивание, которое издавал, разогреваясь, подернутый зловещей кровавой мутью камень, кольцом окружавший алое пятно. Повисшее в воздухе напряжение постепенно сгущалось, словно жар, источаемый пятном, накапливался, не желая покидать Ритуальный Зал через невидимые сейчас отверстия проходов подземного лабиринта.