Профессиональная гордость

Рекс Стаут

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ГОРДОСТЬ

Совершенно неожиданно они встретились "У Куинби" - это случилось впервые за три месяца - и после традиционных рукопожатий направились к своему любимому столику в углу.

- Ну, как дела? - поинтересовался Бенди, усаживаясь.

- Бенди, - начал Дадд Бронсон, проигнорировав вопрос. - Я величайший человек в мире. Сам я предпочитаю ветчину и капусту, эта пища, как и прежде, доставляет мне удовольствие, но если ты желаешь павлинье сердце под мармеладом - пожалуйста, я угощаю.

Другие книги автора Рекс Стаут

Когда он обосновался в красном кожаном кресле, я подошел к своему столу, развернул стул, чтобы оказаться прямо напротив посетителя, сел и вежливо, но без особого воодушевления воззрился на него. Отсутствие воодушевления объяснялось отчасти тем, что костюм пришельца, стоимостью в 39 долларов и 95 центов, сидел плохо и нуждался в утюжке, а трехдолларовую рубаху он таскал уже второй или третий день подряд. Но в основном — обликом самого гостя. С длинным костлявым лицом и широким лбом его все было в порядке, но он никак не производил впечатления человека, способного существенно увеличить банковский счет Ниро Вульфа, счет, который на сегодняшний день (начало мая, понедельник) составлял всего 14 тысяч 194 доллара и 62 цента. Такая сумма могла бы показаться достойной уважения, если б не еженедельная плата Теодору Хорстману, человеку, который присматривает у нас за орхидеями, Фрицу Бреннеру, повару и эконому, и мне, мальчику на побегушках. Да еще счета от бакалейщика (свежая черная икра, которую Вульф любит добавлять в вареные яйца за завтраком), всякие там штуки, необходимые орхидеям, что растут в оранжерее на крыше нашего старого многоэтажного дома, не говоря уж о новых цветочных приобретениях, то да се… Словом, за месяц на все это вылетит еще минимум тысяч пять. А пятнадцатого июля, через каких-то пять недель, — очередной налоговый взнос. Так что, если на горизонте не замаячит какой-нибудь солидный гонорар, придется, глядишь, отправляться в банк и потрошить свой сейф в самом скором времени.

Наследник английского лорда Джордж Роули, пребывая в США, был спасен от виселицы группой искателей приключений в обмен на обещание передать им часть наследства после принятия титула. Несколько десятков лет спустя под именем лорда Клайверса он возвращается в Америку в качестве посла. Те из его спасителей, кто дожил до этого дня, а также дети остальных, решают потребовать от него обещанную плату. Представлять свои интересы они нанимают знаменитого частного сыщика Ниро Вульфа. Однако кто-то методично начинает выслеживать и убивать их. Основные подозрения падают на лорда Клайверса, высокопоставленную особу с дипломатическим иммунитетом. Полиция делает все возможное, чтобы избежать международного скандала и замять дело. Однако Вульф твердо намерен довести расследование до конца.

Ранние романы знаменитого американского писателя Рекса Стаута, давно вошедшие в золотой фонд мировой детективной литературы, повествуют о первых совместных делах частного детектива Ниро Вульфа и его помощника Арчи Гудвина.

Преступник, совершающий ошибки, может невероятно запутать следствие и одновременно сделать его необыкновенно увлекательным. Именно так и случается с загадочными убийствами женщин, желающих развестись, из романа П. Квентина «Шесть дней в Рено», необъяснимой смертью директора университета из произведения Р. Стаута «Гремучая змея» и удивительной гибелью глухого симпатичного старика, путешествующего вокруг света, в романе Э. Д. Биггерса «Чарли Чан ведет следствие».

Рекс Стаут

БЕЙБА

Приглашение гостей в загородный дом - мероприятие, которое придумано и устраивается исключительно ради удобства писателей и сводников, потому что пригодно оно только для того, чтобы означенные полезные члены общества имели возможность заниматься своим делом.

Ни одна замужняя дама, планирующая устроить прием в своей загородной резиденции, даже не представляет себе, что такое мероприятие может состояться без приглашения на него мужчины, как правило молодого, и девушки, непременно хорошенькой, которых она желает соединить в пару; ни один писатель не обходится без того, чтобы не вставить подобную лирическую историю хотя бы в одну из своих книг. В случае с хозяйкой это неизбежно ведет к приглашению множества не имеющих для нее значения гостей, а в случае с литератором - к описанию множества не представляющих интереса персонажей. Так что вышеозначенное мероприятие является неким искусственным явлением, где все подчинено главной цели, что не спасает от побочных эффектов.

Рекс Стаут

СЛЕЗА ТИРАНА

Так уж вышло, что комнаты, которые сдавала миссис Койт, никогда не пустовали, и объяснить это можно только волей случая, ибо по собственной воле ни одно разумное существо не согласилось бы вверить свою жизнь ее навязчивой опеке. Но дом находился на Восточной Тридцать седьмой улице, а этот район неудержимо притягивал толпы неудачников и горемык Нью-Йорка, поскольку здесь были сосредоточены все возможные блага из тех, что город мог им предложить.

Я не могу всецело поручиться за достоверность описываемых мною событий, так как большинство разговоров, свидетелем которых я был, велись в чужой стране и на чужом языке, в котором я вообще, что говорится, ни уха ни рыла. Поэтому даже при всех моих неоспоримых талантах я не в силах притворяться, что понимал хоть какую-то часть из того, что слышал. Тем не менее, за то, что случилось все именно так, готов поручиться собственной персоной Ниро Вульф, который в свободные минуты помогал мне переводить эту абракадабру на человеческий язык. В тех случаях, когда разговоры велись без его участия, я постарался описать все так добросовестно, как только мог. Возможно, и не стоило во всем этом признаваться, но в противном случае совесть моя была бы не совсем чиста.

В настоящий сборник вошли три романа ("Сочиняйте сами", "Последнее средство", "Окончательное решение") и две повести ("Вместо улики", "Всех, кроме пса в полицию"), в которых английский писатель Рекс Стаут в качестве главного героя выводит частного детектива Ниро Вульфа и его помощника Арчи Гудвина, от имени которого ведется повествование.

Популярные книги в жанре Классический детектив

Пронзительные глаза Пола Прая маленькими буравчиками впились в невозмутимое лицо Рожи Магу. Этот человек славился тем, что, раз встретив кого-то, уже не забывал его никогда. Он как бы делал мгновенную фотографию в своей памяти.

— Стало быть, меня подставили, так, Магу? Магу потянулся за бутылкой — однорукий, небритый, в поношенной одежде, которая, наверное, целую вечность не видела щетки. Взгляд его безжизненных, словно тусклое стекло, глаз ни на минуту не отрывался от лица Прая.

Перри Мейсон отвел взгляд от картонной папки с надписью «Важная корреспонденция, оставшаяся без ответа».

Было раннее утро понедельника. Делла Стрит, доверенная секретарша адвоката, в свеженакрахмаленной белой кофточке напоминающая медсестру, решительно посмотрела на него и сказала:

– Я внимательно все отсортировала, шеф. Тебе необходимо ответить на верхние письма. Те, что были снизу я уже убрала.

– Те, что были снизу? – переспросил Мейсон. – Каким же образом ты определила ненужные?

Сэм Морейн вытащил из колоды пару карт, внимательно вгляделся в них и положил на стол “рубашкой” вверх. Два туза.

Пристально наблюдавший за ним окружной прокурор Фил Дункан, делая безразличный вид, заметил:

— Ограничься ты имевшимися на руках картами — мог бы еще рассчитывать на выигрыш… Дай-ка мне парочку сверху, Барни.

Старший следователь прокуратуры Барни Морден, выполнив просьбу, тяжко вздохнул и снял еще три карты для себя.

Перри Мейсон, известный адвокат по уголовным делам, посмотрел на роскошно отпечатанную визитку, которую положила перед ним на стол его доверенная секретарша Делла Стрит.

– Миссис Саммерфилд Малден... – прочитал адвокат. – Что она хочет, Делла?

– Тебе это имя ничего не напоминает?

– Нет, – пожал плечами Мейсон. – Должно что-то напоминать?

– Да, – кивнула Делла. – О нем много писали во вчерашних газетах. За дверью ждет приема Стефани Малден. Она жена, или вернее, вдова доктора Саммерфилда Малдена. Он разбился на собственном самолете, когда летел на какую-то медицинскую конференцию в Солт-Лейк-Сити. Самолет обнаружили меньше чем через час после аварии – в высохшем озере посреди пустыни. Наверное, заглох мотор, или что-то в этом роде. По всей видимости, катастрофа произошла во время вынужденной посадки.

Вот уже много лет книги о Перри Мейсоне посвящаются в основном ведущим деятелям судебной медицины. По большей части это специалисты-аналитики, привлекаемые в качестве экспертов при определении степени нанесения повреждений или болезней, ставших причиной смерти, те, чье искусство при определении того, чем была вызвана смерть, помогает выявить виновных и оградить от подозрения невинных людей.

Причина смерти — это сугубо медицинский вопрос.

Когда пассажирское судно подошло к Золотым Воротам, Сан-Франциско превратился в лучах заходящего солнца в феерический город, сверкающий своей белизной на фоне водной синевы, и Терри Клейна, возвращавшегося с Востока, охватил прилив экзальтации.

Он провел несколько лет в школе китайских мудрецов, укрывающихся в отдаленных монастырях, где в тишине и покое продолжал постигать их философские учения, но сейчас, в родной стране, его ждала опасная работа совершенно иного рода.

Перри Мейсон просматривал заявление об апелляции, подготовленное его сотрудником, Джексоном.

Делла Стрит, сидящая с другой стороны стола известного защитника, безошибочно расшифровывала выражение лица своего шефа.

– Будут какие-нибудь поправки? – спросила она.

– Даже много, – ответил Мейсон. – Во-первых, я вынужден сократить текст с девяносто шести страниц до тридцати двух.

– Боже милосердный! Джексон сказал мне, что после второй редактуры он не может больше вычеркнуть ни единого слова.

Как правило, большинство авторов часто (чаще, чем им самим хотелось бы признать) попадают под влияние выдающихся личностей, встречающихся на их жизненном пути. Так, два года назад я познакомился в Новом Орлеане с забавным стариком. Он передвигался какими-то прыжками, словно упругий резиновый мячик. Глаза его сверкали от возбуждения, а белоснежные волосы разметались по плечам, как грива. Его звали Вуд Уайтселл.

Для кого-то из нас главное в жизни — это власть, для другого — деньги, для третьего — положение в обществе. Все это мало интересовало Уайтселла; он наслаждался жизнью особым образом, делая замечательные фото, которые часто обнажали истинную сущность тех, кого он фотографировал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рекс Стаут

ПРОКЛЯТАЯ ЭМАНСИПАЦИЯ

Молодой Стаффорд уже целый час бился над запиской, но никак не мог добиться удовлетворительного, с его точки зрения, результата. На девятой попытке он наконец решил, что творение можно отсылать, сложил лист и засунул его в конверт со вздохом философа, который понимает, насколько далеки от совершенства результаты его стараний. Записка же повествовала о следующем:

"Дорогая мисс Блейр!

Я пробыл в Нью-Йорке два месяца - срок вполне достаточный для того, чтобы прийти к выводу, что это место чересчур захвалили. Но вчера вечером один приятель пригласил меня посмотреть "Успех Виноны", и в тот момент, когда на сцене появились Вы, мое мнение кардинально изменилось.

Рекс Стаут: об авторе

Рекс Стаут (1886-1975 гг.)

Родился в г. Нобсвилле, штат Индиана, США. К четырем годам дважды прочитал библию. Девятилетним совершил турне по Америке, демонстрируя необыкновенное для его возраста знание священного писания. В тринадцать лет стал чемпионом на курсе по правописанию (спеллингу), чем особенно гордился. Университета, однако, не закончил. Проучившись всего две недели, Р. Стаут завербовался во флот, где служил писарем на яхте президента Т. Рузвельта. уволившись с военной службы, за четыре года побывал в шести штатах, сменив примерно тридцать профессий. В 1912-1916 гг. Занимался журналистикой. Р. Стаут создал ассоциацию по финансированию школ, которая помогла обучению примерно двух миллионов детей. В качестве главы этой благотворительной организации совершил длительное путешествие по Европе. Десяток лет отдал гостиничному бизнесу - от рядового сотрудника до управляющего отелем.

Рекс СТАУТ

РОКОВЫЕ ДЕНЬГИ

повесть

Перевел с английского А.Санин

Глава 1

Я давно взял за правило никогда не грубить понапрасну. Однако, посмотрев в прозрачное лишь с нашей стороны дверное стекло и хорошенько разглядев её, я почувствовал себя не просто обиженным, но даже до глубины души оскорбленным за весь противоположный пол. Согласен: навечно сохранить молодость и красоту не может ни одна женщина, но нельзя же ходить в драном пальто (по меньшей мере - в пальто с оторванной пуговицей), забывать умываться и выставлять напоказ нечесаные седые космы. Стоявшая же на крыльце личность была виновна сразу по всем трем пунктам. Вот почему, когда она снова надавила кнопку звонка, я распахнул дверь и сказал:

Рекс Стаут

САНЕТОМО

В тот день, когда Гарри Бриллон женился, он отказался - и это была страшная жертва, конечно, - от привычек и имущества, которые сопровождали его в прежней жизни волка-одиночки. Он сменил свои шикарные холостяцкие апартаменты на Сорок шестой улице на еще более шикарный дом на Риверсайд-Драйв, который обставил так, что его увесистый кошелек удачливого брокера заметно сдулся. Кроме одежды, картин и безделушек, Гарри сохранил для себя то, что было ему особенно дорого: лакированную деревянную коробку для хранения сигар, несколько книг и слугу - японца Санетомо.