Продавцы котят

Олег Болтогаев

Продавцы котят

Объявление на столбе полностью выдавало его авторов.

Во-первых, оно висело низко. Гораздо ниже всех других объявлений.

Во-вторых, оно было написано корявыми печатными буквами и гласило:

"Продаются породистые котята от дикой домашней кошки.

В количестве четырёх человек.

Смотреть в любое время.

Котята продаются бесплатно."

И был указан адрес.

Не знаю почему, но я пошёл по этому адресу, благо, это было по пути. Мне вовсе не нужны были "породистые котята от дикой домашней кошки". Даже "бесплатно". Но я пошёл.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Сергей Алексеевич Баруздин

Хитрая мышь

Завелась в комнате мышь. Пол прогрызла, ходит по комнате и говорит:

- Я у вас всё съем!

Люди достали кошку, сказали ей:

- Иди, лови мышь!

Ходит кошка по комнате, спрашивает:

- Мышь, а мышь, ты где?

- Я тут, под полом, - говорит мышь.

- А почему наверх не выходишь?

- Тебя боюсь.

- А что ж ты теперь делать будешь?

- Пойду в другой дом, - говорит мышь, - где кошки нет.

Сергей Алексеевич Баруздин

Воробей

Зазнался воробей, надоело ему с другими воробьями дружить, и решил он найти птиц покрупнее.

Полетел он к голубям.

- Давайте жить вместе, - говорит.

- Давай!

Стал он жить с голубями, но за три дня похудел. Голуби быстро едят, а воробью ничего не достаётся. Полетел воробей к воронам.

- Давайте жить вместе, - говорит.

- Давай!

Стал он жить с воронами, но ещё больше похудел. Вороны ещё быстрей едят, а воробью совсем ничего не достаётся. Вернулся воробей к воробьям.

Сергей Алексеевич Баруздин

Жираф и тушканчик

У жирафа спросили:

- Ты почему такой длинный?

- Чтобы лучше видеть, - сказал жираф.

У тушканчика спросили:

- Ты почему такой маленький?

- Чтобы меня никто не видел, - сказал тушканчик.

Карло Бернари

АЛЬБЕРОНЕ-ГЕРОЙ

Альбероне был ни плохим, ни хорошим. Он был просто деревом. Весной Альбероне одевался в новую зелёную листву, а осенью листья желтели и падали на землю. С каждым годом он становился всё выше.

Другие деревья тайком ему завидовали. Юношей он нередко вступал в схватку с буйными ветрами, которые хотели его сокрушить. И ветры, побывав в плену его цепких ветвей, стали облетать Альбероне стороной. Не было в лесу дерева крепче и сильнее, но Альбероне никогда не злоупотреблял своей силой. Он был добрым и всегда защищал от бурь и гроз своих более слабых собратьев. Природа наградила его могучей зелёной кроной и крепкими ножищами. Захоти он только, он мог бы за день сто километров отшагать. Но он любил тишину, покой и ни разу не побывал даже в соседней роще, хотя соседи часто звали его в гости.

Карло Бернари

НУВОЛИНО

На самой окраине неба в маленьком домике жили облачко - Нуволино и его мама - Тучка. Отца у Нуволино не было - он пропал без вести во время бури.

Поэтому маме Тучке приходилось трудиться за двоих.

Когда мама отправлялась купить звёздочки у Козерога и молока на Млечном Пути, Нуволино летал вместе с ней. На обратном пути он всегда помогал ей нести корзину, полную вкусных вещей. Но больше всего Нуволино любил летать вместе с мамой к Водолею.

М. Бертен

Каприз принцессы

В красивом маленьком королевстве, полном парков, рек, загородных домиков и цветов, жил веселый румяный король по имени Родольфо. Все подданные любили его, другие короли называли себя его друзьями и все принцы были в отличных отношениях с ним. Король, о котором я рассказываю вам, конечно, был очень толст и сильно походил на нашего друга - Деда Мороза.

Но странное дело, несмотря на богатое королевство, верных подданных, любящую жену, этот добрый король не чувствовал себя вполне счастливым. Его счастье омрачалось тем, что единственная дочь короля - принцесса Медж, хотя и была послушной, ни за что не соглашалась выйти замуж. Между тем Родольфо очень хотел обвенчать ее и отдать трон ее мужу. Он уверял всех, что состарился, и мечтал поскорее передать свое королевство зятю.

Разнотравие. Сказки

[ЧАСТЬ I]

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

"Разнотравье" -- хорошее слово. Теплое. Лето представляется, солнечное такое. Трава уж как минимум по пояс, цветет все; горячий воздух, напитанный медвяным духом, активно сотрясается крыльями пчел, бабочек и прочих стрекоз. Опять же -- чуть позже -- сенцо, на котором так и тянет поваляться, лениво думая о чем-нибудь приятном или же сочиняя какую-либо безделицу. Ну, а где трава да сенцо, да солнце над лугом -- там и молоко парное, и... продолжать можно до бесконечности -- и нет этой бесконечности приятнее.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Рыжий пациент

Пошёл я как-то на речку ловить рыбу. Это совсем недалеко от нашего двора. Ловлю себе и ловлю, а сам на дом свой поглядываю, потому как мать с отцом уехали и велели мне далеко не отлучаться.

И вижу я нашего пса по кличке Каштан, вижу, что он смотрит на меня и радостно повизгивает, видимо, завидует, что я занимаюсь рыбалкой, а ему приходится сидеть на цепи.

Прошло немного времени, и заметил я, что притих наш Каштан. Присмотревшись, вижу, что сидит он неподвижно и молча смотрит на меня. Причём голова у него как-то странно опущена, словно загрустил слегка наш рыжий весельчак.

Олег Болтогаев

Сара

Говорил и буду говорить: "Сара прожила восемь лет".

Правда, мне мало кто верит. Смеются: "Куры столько не живут".

Живут. Я знаю. Живут. Сара прожила восемь лет.

Потому что у неё был редкий дар.

Сара умела быть матерью.

Она хорошо высиживала цыплят.

Мы всегда держали кур. Десять-двенадцать штук.

Приходит время и почти каждая курица начинает квохтать. Она садится на гнездо, чтобы высидеть цыплят и продлить свой род.

Олег Болтогаев

Сэм

Почему я назвал его Сэмом?

Да потому что он звездно-полосатый. Серый с белым. Полоски и пятна. А еще толстый, как буржуин с картинки про американских капиталистов. Несмотря на свой упитанный вид, Сэм очень резв и жизнерадостен.

Про таких говорят: "Шустрый, как веник".

А еще Сэм страшно любопытен.

Его интересует все: содержимое моих карманов (на запах); мои тетради и учебники, карандаши и мелкие монеты (на зуб); листик салата, кусочек яблока и корочка от сала (на вкус).

Олег Болтогаев

Секретный эксперимент

То, что мама не одобрит мой эксперимент, было ясно. Потому я решил действовать тайком, чтоб никто не узнал про мой замысел.

А мысль моя была вот какая.

"Кто в курином стаде главный: петух или курочки?

Если смотреть со стороны, то получалось, что главный у них петух.

Вон он какой гордый и важный! Генерал! Куда топает он, туда и курочки семенят. Но с другой стороны, говорят же: "куры". Словно петуха тут и нет вовсе.