Про зверя

Виктор Косенков

ПРО ЗВЕРЯ

- О! Вы неплохо справляетесь со своей работой.

Голос заведующего лабораторией был сух и невыразителен. Такой голос мог быть только у заведующего химической лабораторией. Голос как реторта. Да и весь он сам напоминает реторту. Эдакую склянку из матового стекла. Серые глаза, светлые волосы, прямой нос, правильные черты лица... Что-то всколыхнулось в памяти и опять ушло на задний план. Какое-то слово связанное даже не с ним, а скорее с людьми, имеющими такую внешность. Почувствовалась тупая слабая боль в шраме на затылке. - Да!? Я очень ценю ваше мнение герр директор.. Спасибо. Как вы считаете...... И слова, слова, слова...

Другие книги автора Виктор Викторович Косенков

Одна из международных террористических организаций наинает работы по созданию сверхчеловека. В результате происходит столкновение двух мощнейших корпораций. И в эти жернова попадает героиня — созданная в лаборатории клонированная девушка.

Клоны были созданы для войны и обучены убивать эффективнее военных киберов. Однако один, точнее одна из них вышла из игры и у нее появилась своя мечта.

Борьба за мечту — это уже другая война. Не чужая, а ее собственная.

В этом сборнике представлены новые произведения современных отечественных писателей-фантастов — авторов знаменитых бестселлеров, лауреатов престижных литературных премий, а также тех, кто делает еще только первые шаги на пути к успеху и широкому признанию читателей.

СОДЕРЖАНИЕ:

ПОВЕСТИ:

Алан Кубатиев. Аренда.

Антон Орлов. Только для просмотра.

Дмитрий Янковский. Игра окончена.

РАССКАЗЫ:

Кирилл Бенедиктов. Ультралайт.

Олег Дивов Енот. допрыгался.

Олег Овчинников. Оргазм в октябре.

Сергей Чекмаев. Очевидец.

Василий Мидянин. Из канализации.

Василий Головачев. Запасный выход.

Сергей Легеза. Метель нам пела песенку…

Вадим Панов. Половинки.

Игорь Алимов. Собаки в космосе: подлинная история Пчелки и Мушки.

Виктор Косенков. Мое черное сердце.

Андрей Белянин. Дневник кота с лимонадным именем.

Ирина Скидневская. Стая.

Игорь Пронин. Консервы.

Игорь Огай. Письмо с Земли.

Светлана Прокопчик. Марш мертвых блондинок.

Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди. Спасатели (из цикла «Пентакль»); Туфли; Спасатели; Сердоликовая бусина.

Они — простые русские мужики, многое испытавшие, побывавшие на войне и прекрасно знающие горечь поражения и радость побед. Единственное, что им нужно, — чтобы им не мешали строить свое собственное будущее, чтобы ни правительство, ни силовые ведомства не сковывали им руки. И они заслужили такое право — объединившись в кланы, став новой аристократией возрожденной России. Но там, где дало слабину государство, почувствовала свою выгоду мафия. Война вновь приходит на отдаленные хутора: боевики мафии пытаются запугать тех, кто показался им легкой жертвой. Однако Клан нелегко поставить па колени. Бандитам не одолеть тех, кто сражается за собственное будущее. Опасайтесь стать врагом Клана — ведь если враг не сдается, его уничтожают!

В недалеком будущем политическая ситуация в мире обостряется до предела. Судьбы мировых держав могут зависеть от компьютерных дисков, которыми вместо резидента иностранной разведки случайно завладевает группа русских программистов. На «похитителей» государственной тайны открывается смертельно опасная охота, в которой участвуют российские спецслужбы, зарубежные разведки и мафиозные группировки. Однако русских голыми руками не возьмешь, особенно если среди них есть хотя бы один матерый волк – допустим, бывший разведчик, прошедший почти все горячие точки мира.

Страна погружена в пучину коррупции. Милицейский аппарат прогнил на корню, армия обнищала и утратила боеспособность. Олигархи ни в грош не ставят закон и порядок. Только коренная реформа МВД может спасти страну, только «честные менты», умелые, неподкупные бойцы, не нашедшие себя в рынке, не научавшиеся все мерить на деньги. На смену коррумпированной и бессильной милиции идет новая организация — ОЗГИ, действующая жестко, стремительно и беспощадно. Но не всех устраивают эти перемены. В высших эшелонах власти зреет заговор. Скоро он выплеснется на улицы Москвы массовыми беспорядками, над Красной площадью застучат пулеметные очереди, а в столицу пойдут верные мятежникам части…

Сотни лет человечество стремилось в далекий космос. Наконец, в 2158 году прорыв был совершен. Группа астронавтов на корабле «Дальний-17» покинула Солнечную систему и отправилась к звездам.

Люди грезили освоением других планет и контактом с внеземными цивилизациями. Они летели к светлому будущему, но неожиданно столкнулись с неприглядным прошлым. Их ждал Четвертый Рейх, созданный немцами, бежавшими с Земли двести лет назад.

Как фашисты смогли попасть в космос — загадка. Но главное в другом.

Теперь они жаждут реванша.

То, что брюнет — стопроцентный зомби, я понял, как только он открыл рот. Эти двое стояли на пороге, улыбались своими блестящими от слюны, удивительно чистыми и белыми зубами, а я уже знал, что это они. Гладко выбриты, чисто одеты. Такие крепко спят, вкусно едят. И никогда много не пьют. В руках обычно держат портфели с бумагами. Черные, мягкие. Только пальцы выдают волнение. Стискивают кожу сильно, впиваются в неё так, словно под ней прячутся все ценности мира.

2016 год. Запущен коллайдер нового поколения. Во время эксперимента с высокими энергиями что-то пошло не так, и человечество погрузилось в анабиоз на 30 лет. Заснули все, но проснулся не каждый.

Игорь Морозов очнулся на пароме у берегов Эстонии. Обычная командировка обернулась жутким кошмаром. Теперь родной Таллин — это ветхие дома, мертвые машины и озверевшие люди. 

Игорь идет через изуродованный катастрофой город к сыну, на которого раньше постоянно не хватало времени. Но вместо одного мальчишки он получает на руки целый детский сад. Теперь у него пятеро детей, оставшихся без родных и государства. Морозов не делит на своих и чужих…

Кем же станут эти маленькие жители возрождающегося мира? Варварами или строителями? Убийцами или докторами? Покажет время.

Пока они — мигранты. А впереди — долгий путь.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Казменко Сергей

БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

Тугрина я не люблю.

Его никто не любит. За что его любить? Уж не за то ли, что он постоянно зудит над ухом о необходимости строго соблюдать инструкции, об ответственности за свои поступки и прочей подобной ерунде? Или, может, за то, что он постоянно всем недоволен и постоянно показывает свое умственное превосходство над окружающими? Или, может, за то, что он без конца напоминает о совершенных когда-то ошибках? Его послушать, так все мы давным-давно были бы уже покойниками, не будь в нашем экипаже дорогого Тугрина. Другие как-то летают без его помощи - и ничего, и даже процент аварийности на нашей линии вот уже три года как почти не растет. Так что будь моя воля, я бы таких Тугринов на пушечный выстрел не подпускал к Галактическому флоту.

Роман Подольный

ПРИШЕЛЬЦЫ

Еще с порога он закричал: - Дождались! Наконец-то дождались! Правитель повернулся к вошедшему и спросил голосом, в котором звучали тревога и радость, но больше все-таки радость: - Слухи подтвердились? - Да, да, да! Если бы ты своими глазами увидел эти огромные корабли, тяжелую сверкающую одежду, огромные глаза... - Они и вправду похожи на нас? - Не совсем, конечно. Лица другие. Но ошибиться нельзя: они люди. Прав был великий Чен-ок. А как они мудры и добры! - Мудры - неудивительно, будь по-иному, мы бы первыми достигли их владений. Но вправду ли они добры? Не все наши мудрецы ждали хорошего от такой встречи. - Наши мудрецы! Чего они стоят теперь? Пришельцы поднесли свои дары тем, кто встретил их, и радостно приняли ответные подарки. Они говорят нам о том, что люди должны любить и почитать друг друга. Их мораль требует прощать даже тем, кто тебя обижает. Вот так! А как много они знают! И всем, всем обещают с нами поделиться: и моральным своим учением и знаниями. - Я счастлив, что дожил до этой минуты! - правитель встал.- Я сам приму гостей. Как зовут их вождя? - Кортес. ... Император ацтеков Монтесума ждал теперь испанцев со спокойным сердцем...

Полынская Галина

Я - король!

Я - король, я - король, я сильный, мудрый и свирепый. Я такой свирепый, что все меня боятся. И даже я сам себя боюсь. Но, я очень справедливый и умный. Я красивый. Я такой красивый, что все меня любят. И я сам себя люблю. Я - король, я - король... Я всегда был королем, я был рожден королем, я умру королем. Я богатый, я великий, я могущественный... я - король, я - король, я - король... Нет! Не могу больше! Сколько можно! Никакой я не король! Не могу я себя в этом убедить, не помогает самовнушение! Не могу я быть королем, потому что я не король!

В. Потапов

(Москва)

Золотой медведь

Настало лето. Отцвели в лесах ландыши, в палисадниках и садах черемуха, утратила майскую яркость и свежесть листва. С юга часто налетали грозы, поливали землю теплым благодатным дождем. По вечерам обильная роса падала на траву, и над рекой поднимались парные туманы...

Июньский вечер потухал, готовясь уступить место перемигивающейся редкими звездами ночи. Воздух был теплым и влажным. Из лесу налетел ветер, пронесся по селу, кружа пыль и мусор, и стих на лугах. Словно кто-то невидимый заполнил все пространство, каждый закоулок, щель, вызнал то, что хотел, и скрылся.

Борис Николаевич Пшеничный

ПРОЩАЙ, МАГ!

Она, чувствует: я какая-то не такая. И хотя глазами мы не встречаемся, ее взгляд с утра - у меня на спине, Я демонстративно подергиваю плечом - не шпионь, не возникай немым вопросом, но она не уходит.

Ей совершенно нечего делать в моей комнате, слоняется без толку, будто порядок наводит - то стул подвинет, переставит что-то на столе, то в шкаф полезет, начинает рыться в книгах,- можно подумать, ищет что. Случись сейчас пожар, она все равно не ушла бы. Страсть как хочется узнать, что со мной.

Радий Радутный

Добрый дядя оператор

Четвертый час битвы начался спринтерским забегом[AK1]. Два демона, отчаянно матерясь, волокли бочку с порохом к столь удачно поставленной в узком ущелье башне, рыцари, двинувшиеся было следом, были встречены дождем стрел со специально утяжеленными наконечниками и так же поспешно откатились назад. Через мгновение и по той же причине демоны стали похожи на подушечки для иголок, но слабея и оставляя за собой черно-кровавый след, все же не останавливались. Появились драконы. Струи напалма ударили с неба, сметая незадачливых защитников цитадели, один из демонов споткнулся и чуть не упал рыцари отреагировали дружным стоном, но еще через мгновение странное существо в черном плаще с капюшоном взмахнуло рукой и бросило навстречу живым огнеметам несколько сверкающих зеленоватых вихрей. Пронзительный визг сопровождал это непонятное действие, и даже лучники, прикрытые толстыми стенами башни, с криками охватили головы руками. Вихри смерти , как обычно, подействовали хорошо, драконы, потеряв двоих, развернулись было к колдуну... и в этот момент демоны с хохотом сунули факелы в порох.

Давид Редд

Как явился Христос в Рождество на Луну

Я - Сара Брэди. Ну да, та самая Сара Брэди. Именно меня угораздило стать постановщиком Второго Пришествия Христа, и, скажу я вам, это было нелегко. На самом деле здесь, на Луне, ничего не дается легко. К тому же, на Луне ли, нет ли - там, где замешан мой ненормальный муж, все неминуемо осложняется и запутывается.

Теперь уже, наверное, все знают, как выглядят интерьеры его лаборатории, той самой, где проводился Эксперимент по Искривлению. Самая обыкновенная, типичнейшая лаборатория Лунной базы. Там Мэтью и работал. Циферблаты, мониторы, силовые кабели и все такое прочее. Вообще-то заправляла всем старая профессор Пибоди с платформы, возвышавшейся над гигантским металлическим узлом сконструированных ею тороидов. Рядом с ней склонилась над приборами ее команда:

— Мама!

— Да, Габи.

— Мама, а когда падает звезда, кто-нибудь умирает?

— Нет, сынок, никто не умирает, это просто метеоры.

— Такие камешки?

— Да, камешки.

— А почему они светятся?

— Спи, Габи. Утром приедем домой, и ты спросишь папу. Он объяснит лучше.

— Хорошо, мама.

Иону разбудил холод. Несмотря на звукоизоляцию, из ближайшего ночного бара доносилась музыка, втекавшая в каюту как отдаленный шум океана. Она попыталась включить свет, но неоновая лампочка едва тлела, не разгоняя черных теней под мебелью. «Пожалуюсь стюарду», — Иона раздраженно надавила ручку: дверь не дрогнула. Пробовать еще раз она не стала. Поняла: что-то случилось. Осторожно сняла трубку видеофона. Экран остался темным. Механический голос монотонно повторял: «…сохраняйте спокойствие. Авария энергоснабжения. Помощь в пути. Запомните, что следует сделать…» Она положила трубку. Тихо вернулась к постели и укрыла сына вторым пледом. Потом легла рядом с ним и заплакала. Становилось все холоднее, и в воздухе уже чувствовался удушающий запах горелого.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Косенков

Псевдобожественная трагедия,

или

Маленькая пьеса со странным финалом

"Все покажется легко.

За спиной мелькнет крыло." гр-па Пикник.

Мистер Тамбурин обнаружился, как всегда, за голографической рекламой Колы, что на углу Петровской и Проспекта. Там темно, призрачный свет голограммы оттеняет этот закуток и вместе с тем дает достаточно света, чтобы проконтролировать честность сделки. Впрочем, на Тамбурина мне обижаться еще не приходилось. Даже наоборот. Он был также всегда честен, как и всегда грязен. Может быть, поэтому он и сидит постоянно в этом своем "голографическом офисе" и не высовывается наружу без особой нужды. Только за "пожрать" и за товаром.

Виктор Косенков

Снег и ветер

Снег падает на снег. Уже давно. Снег на снег. Никем не считанная армия маленьких белых холодных снежинок. Эта армия берет не умением, а числом. Снег спокоен и рассудителен. Снег знает, что будет потом и что было до. Снег знает ответы на все вопросы. Только спроси и тут же получишь целую кучу разных умных и мудрых советов. Ведь снег знает так много. Ему не ведома корысть, муки, любовь, ненависть. Все, что нужно снегу, это благополучно упасть. Пролететь свой путь из большой снежной тучи и упасть на землю. На миллионы и миллионы таких же как и он сам.

Виктор Косенков

Совершенный человек

*****

Онорато Рохас, крестьянин.

Марио Варгас, майор боливийской армии.

Рене Баррьентос Ортуньо, президент Боливии.

"Самый совершенный человек нашего века"

Ж-П. Сартр о Че Геваре.

Описанные в этом произведении события могут не совпадать с тем, что происходило в действительности. Автор сохранил имена и основные события в неприкосновенности, детали и эмоциональные акценты возможно являются его личной выдумкой.

Виктор Косенков

ВРЕМЯ МАЛЕНЬКИХ ЛЮДЕЙ

"... всей яростью закованных в цепи,

всей ненавистью забитых в колодки

всем человеческим..."

Г.Л.Олди

7.00 Будильник, набирая обороты, начал бить молоточком, раскалывая на куски темные облака, сотканные сном. Руки, как паучьи лапы, сдирали с глаз паутину мрака... Человек проснулся. Полуневменяемые со сна глаза нашли на столике будильник и точно такая же, полуневменяемая рука, отключила его. Затем человек сел... 7.30 Горячий чай и полуостывший омлет. Нетвердая рука разливает чай по блюдцу. В пустоте двухкомнатной квартиры слышно, как капает вода в ванной из неплотно закрытого крана. Где-то выше этажом громко ссорятся... Пьяный мат. 7.45 В переполненном автобусе человек прячет глаза от солнца за темными стеклами, брезгливо морщится, когда сидящий чуть левее и сзади мужчина начинает тяжко с сипением кашлять. Автобус подбрасывает на ухабах. Иногда мотор начинает надсадно визжать... 8.00 Точно вовремя на рабочем месте. Бумаги. Цифры. Бумаги Безупречные ноги секретарши начальника. Безупречные, стройные. Красивые длинные икры. Она не замужем, а начальник старый импотент и дурак. Безупречные ноги. Не замужем... 12.00 Обед. Спокойно отошел в сторону, когда двое из отдела сбыта пошло прошлись по секретарше. Идиоты... А она не замужем... 17.15 Снова переполненный автобус. Давка. Люди, обезличенные толпой до состояния стада, но каждый преисполнен сознанием собственной значимости и исключительности. Как сидящие в креслах и глядящие в окно на пейзаж, который они видели ужу не сотни, а тысячи, миллионы раз, так и стоящие рядом и недовольные тем, что ИМ не уступили место. 17.35 Квартира встречает теплом и звуком падающей из крана воды. 18.30 Ужин. Сигарета. Рюмочка коньяка и высокие мысли... 22.00 Расстеленная кровать белеет во тьме комнаты. В темных углах, кажется, притаились черные змеи. Заведенный будильник, как страж, стоит у изголовья. Белая кровать. Память. Память... Безупречные ноги секретарши...