Про зверя

Виктор Косенков

ПРО ЗВЕРЯ

- О! Вы неплохо справляетесь со своей работой.

Голос заведующего лабораторией был сух и невыразителен. Такой голос мог быть только у заведующего химической лабораторией. Голос как реторта. Да и весь он сам напоминает реторту. Эдакую склянку из матового стекла. Серые глаза, светлые волосы, прямой нос, правильные черты лица... Что-то всколыхнулось в памяти и опять ушло на задний план. Какое-то слово связанное даже не с ним, а скорее с людьми, имеющими такую внешность. Почувствовалась тупая слабая боль в шраме на затылке. - Да!? Я очень ценю ваше мнение герр директор.. Спасибо. Как вы считаете...... И слова, слова, слова...

Другие книги автора Виктор Викторович Косенков

В этом сборнике представлены новые произведения современных отечественных писателей-фантастов — авторов знаменитых бестселлеров, лауреатов престижных литературных премий, а также тех, кто делает еще только первые шаги на пути к успеху и широкому признанию читателей.

СОДЕРЖАНИЕ:

ПОВЕСТИ:

Алан Кубатиев. Аренда.

Антон Орлов. Только для просмотра.

Дмитрий Янковский. Игра окончена.

РАССКАЗЫ:

Кирилл Бенедиктов. Ультралайт.

Олег Дивов Енот. допрыгался.

Олег Овчинников. Оргазм в октябре.

Сергей Чекмаев. Очевидец.

Василий Мидянин. Из канализации.

Василий Головачев. Запасный выход.

Сергей Легеза. Метель нам пела песенку…

Вадим Панов. Половинки.

Игорь Алимов. Собаки в космосе: подлинная история Пчелки и Мушки.

Виктор Косенков. Мое черное сердце.

Андрей Белянин. Дневник кота с лимонадным именем.

Ирина Скидневская. Стая.

Игорь Пронин. Консервы.

Игорь Огай. Письмо с Земли.

Светлана Прокопчик. Марш мертвых блондинок.

Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди. Спасатели (из цикла «Пентакль»); Туфли; Спасатели; Сердоликовая бусина.

Они — простые русские мужики, многое испытавшие, побывавшие на войне и прекрасно знающие горечь поражения и радость побед. Единственное, что им нужно, — чтобы им не мешали строить свое собственное будущее, чтобы ни правительство, ни силовые ведомства не сковывали им руки. И они заслужили такое право — объединившись в кланы, став новой аристократией возрожденной России. Но там, где дало слабину государство, почувствовала свою выгоду мафия. Война вновь приходит на отдаленные хутора: боевики мафии пытаются запугать тех, кто показался им легкой жертвой. Однако Клан нелегко поставить па колени. Бандитам не одолеть тех, кто сражается за собственное будущее. Опасайтесь стать врагом Клана — ведь если враг не сдается, его уничтожают!

Одна из международных террористических организаций наинает работы по созданию сверхчеловека. В результате происходит столкновение двух мощнейших корпораций. И в эти жернова попадает героиня — созданная в лаборатории клонированная девушка.

Клоны были созданы для войны и обучены убивать эффективнее военных киберов. Однако один, точнее одна из них вышла из игры и у нее появилась своя мечта.

Борьба за мечту — это уже другая война. Не чужая, а ее собственная.

Страна погружена в пучину коррупции. Милицейский аппарат прогнил на корню, армия обнищала и утратила боеспособность. Олигархи ни в грош не ставят закон и порядок. Только коренная реформа МВД может спасти страну, только «честные менты», умелые, неподкупные бойцы, не нашедшие себя в рынке, не научавшиеся все мерить на деньги. На смену коррумпированной и бессильной милиции идет новая организация — ОЗГИ, действующая жестко, стремительно и беспощадно. Но не всех устраивают эти перемены. В высших эшелонах власти зреет заговор. Скоро он выплеснется на улицы Москвы массовыми беспорядками, над Красной площадью застучат пулеметные очереди, а в столицу пойдут верные мятежникам части…

В недалеком будущем политическая ситуация в мире обостряется до предела. Судьбы мировых держав могут зависеть от компьютерных дисков, которыми вместо резидента иностранной разведки случайно завладевает группа русских программистов. На «похитителей» государственной тайны открывается смертельно опасная охота, в которой участвуют российские спецслужбы, зарубежные разведки и мафиозные группировки. Однако русских голыми руками не возьмешь, особенно если среди них есть хотя бы один матерый волк – допустим, бывший разведчик, прошедший почти все горячие точки мира.

Сотни лет человечество стремилось в далекий космос. Наконец, в 2158 году прорыв был совершен. Группа астронавтов на корабле «Дальний-17» покинула Солнечную систему и отправилась к звездам.

Люди грезили освоением других планет и контактом с внеземными цивилизациями. Они летели к светлому будущему, но неожиданно столкнулись с неприглядным прошлым. Их ждал Четвертый Рейх, созданный немцами, бежавшими с Земли двести лет назад.

Как фашисты смогли попасть в космос — загадка. Но главное в другом.

Теперь они жаждут реванша.

2016 год. Запущен коллайдер нового поколения. Во время эксперимента с высокими энергиями что-то пошло не так, и человечество погрузилось в анабиоз на 30 лет. Заснули все, но проснулся не каждый.

Игорь Морозов очнулся на пароме у берегов Эстонии. Обычная командировка обернулась жутким кошмаром. Теперь родной Таллин — это ветхие дома, мертвые машины и озверевшие люди. 

Игорь идет через изуродованный катастрофой город к сыну, на которого раньше постоянно не хватало времени. Но вместо одного мальчишки он получает на руки целый детский сад. Теперь у него пятеро детей, оставшихся без родных и государства. Морозов не делит на своих и чужих…

Кем же станут эти маленькие жители возрождающегося мира? Варварами или строителями? Убийцами или докторами? Покажет время.

Пока они — мигранты. А впереди — долгий путь.

Велика Империя. Огромна протяженность ее границ. И только стремительные разъезды паладинов, рыцарей имперского корпуса, стоят барьером между хаосом и порядком. Своей кровью оплачивают они покой Столицы и жизнь Провинций.

Быть похожим на этих рыцарей, сильных и решительных, – мечта каждого мальчишки Невендаара. Хотя мало кто из босоногой пограничной детворы догадывается, чего в действительности стоят эти блистающие, ослепительные доспехи и бесстрашие, с которым паладины бросаются на врага.

Шанс узнать это выпадает маленькому Леону, в деревушку которого ночью прибывает раненный паладин. И вслед за ним приходит смерть!

Многое придется пережить Леону, прежде чем его подберет паладинский разъезд. Кем мальчишка станет теперь? Поступит в имперский корпус паладинов? Станет защитником Империи? Или сломается, не выдержав испытаний?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Полагаю, дело самих читателей, а также критиков-рецензентов оценивать новую книгу — в меру собственных основательности и вкуса разбирать ее особенности, отмечать достоинства, вскрывать явные и неявные просчеты, словом — дифференцировать, чтобы потом вывести интеграл…

Полагаю также, в данном случае нет особой нужды и в том, чтобы дотошно перечислять достижения, приводить полностью «послужной список» автора книги, которую вы держите в руках. Те, кого по-настоящему интересует фантастика, и без моей подсказки вспомнят другие его книги. Многочисленные публикации в коллективных сборниках, альманахах и журналах, а возможно, даже и то, что писатель Андрей Балабуха охотно выступает и в роли критика: в соавторстве — и без оного — им написаны десятки статей, обзоров, предисловий и послесловий к книгам других писателей-фантастов.

Главный герой антивоенного романа «Самосожжение», московский социолог Тихомиров, оказавшись в заграничной командировке, проводит своеобразное исследование духовного состояния западного общества.

Незамеченной инвалидная коляска остаться не могла. Подгоняемая размеренными движениями рук в кожаных перчатках, она со скрипом катилась через холл. Конечно, входить в здание министерства разрешено всем, однако слишком уж выделялся сидевший в ней бедный калека в толпе лощеных, гладко выбритых, хорошо одетых чиновников.

Увидев инвалида, Рольняк пробормотал некое слово, а стоявший рядом с ним Рогочки плотнее сжал губы. Потом тихий звонок оповестил о прибытии лифта, и они поспешно вошли в кабину.

– Спасибо, доктор, – в который уже раз пробубнил мужчина, крепко сжав своей пятерней руку Дейнина. – Вы даже не представляете, как мы вам благодарны!.. Правда, Маша?

Женщина, уделявшая все внимание своей ноше в виде продолговатого свертка из одеяльца, перехваченного синей лентой, обратила к мужчинам залитое слезами лицо и с энтузиазмом закивала. Ей явно не хватало слов, чтобы выразить обуревавшие ее эмоции.

Дейнин осторожно высвободил затекшую кисть из стальной хватки собеседника и, опустив руку в карман халата, где у него всегда лежал пропитанный дезинфекционной жидкостью тампон, сказал:

Инспектор Клаус Бом еще раз внимательно все осмотрел: стена, местами шероховатая, выглядела прочной. Он нерешительно вытер ладонь о плащ, хотя нужды в том не было. Рука была чиста. «С этой стороны точно никто сюда не мог проникнуть», подумал инспектор в десятый раз.

— Ну и что вы об этом думаете, — спросил он практиканта, вертевшегося за его спиной.

Практикант собирал микроследы. Вопрос прозвучал в небольшой комнате большого дома прямоугольной архитектуры, расположенного на окраине крупного города (не менее полумиллиона жителей). Владелец дома занимал теперь меньше места, чем обычно занимает средний, живой горожанин.

— Эй, Вилли, ты читал газеты за последние дни? Вилли, хватит жрать! Ты читал, спрашиваю, газеты?

Вилли появился из кухни, дожёвывая и вытирая масленые губы передником. Сегодня он тушил капусту с мясом. Готовить пищу входило в его обязанности: Карл Гроте испытывал отвращение к местной национальной кухне и ел только домашнюю стряпню.

— Слушаю, оберштурм… простите, господин Себастьян.

— Сколько можно втолковывать: выбрось из башки «обер» и «штурм»! И какого чёрта ты треплешься на немецком? Живём третий год среди этой швали, пора бы…

Из машины возле опушки рощи вышли трое: ГИП, его заместитель и прораб. Впрочем, ГИП всегда предпочитал полный титул: «Главный инженер проекта», раздражаясь, если в бумагах на подпись престижный титул вмещали в три буквы. Он расстегнул верхние пуговицы сорочки, подставил лицо и грудь свежему ветру и, разминаясь, шагнул в тень старых дубов. Заместитель тоже расстегнул сорочку, шагнув следом. Его недавно назначили заместителем, и он старательно подражал начальству. Прораб, держась на расстоянии, пошёл за ними.

Успешную защиту диссертации отмечали долго и шумно. Когда же все гости разъехались, у виновника торжества, Павла Миронова, остались ночевать два друга по институту: Лившиц и Петров. Они не захотели спать в комнатах — там все ещё крепко пахло сигаретами и остатками закусок. Постелились на тёмной веранде, но не спали, молча прислушиваясь к тёплой летней ночи. В зарослях трав около домика слышимо топали ежи, кто-то тоненько попискивал и шуршал, с недалёкого пруда дружно звучал лягушачий хор, по просеке пророкотала и высветила фарами запоздалая машина.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Косенков

Псевдобожественная трагедия,

или

Маленькая пьеса со странным финалом

"Все покажется легко.

За спиной мелькнет крыло." гр-па Пикник.

Мистер Тамбурин обнаружился, как всегда, за голографической рекламой Колы, что на углу Петровской и Проспекта. Там темно, призрачный свет голограммы оттеняет этот закуток и вместе с тем дает достаточно света, чтобы проконтролировать честность сделки. Впрочем, на Тамбурина мне обижаться еще не приходилось. Даже наоборот. Он был также всегда честен, как и всегда грязен. Может быть, поэтому он и сидит постоянно в этом своем "голографическом офисе" и не высовывается наружу без особой нужды. Только за "пожрать" и за товаром.

Виктор Косенков

Снег и ветер

Снег падает на снег. Уже давно. Снег на снег. Никем не считанная армия маленьких белых холодных снежинок. Эта армия берет не умением, а числом. Снег спокоен и рассудителен. Снег знает, что будет потом и что было до. Снег знает ответы на все вопросы. Только спроси и тут же получишь целую кучу разных умных и мудрых советов. Ведь снег знает так много. Ему не ведома корысть, муки, любовь, ненависть. Все, что нужно снегу, это благополучно упасть. Пролететь свой путь из большой снежной тучи и упасть на землю. На миллионы и миллионы таких же как и он сам.

Виктор Косенков

Совершенный человек

*****

Онорато Рохас, крестьянин.

Марио Варгас, майор боливийской армии.

Рене Баррьентос Ортуньо, президент Боливии.

"Самый совершенный человек нашего века"

Ж-П. Сартр о Че Геваре.

Описанные в этом произведении события могут не совпадать с тем, что происходило в действительности. Автор сохранил имена и основные события в неприкосновенности, детали и эмоциональные акценты возможно являются его личной выдумкой.

Виктор Косенков

ВРЕМЯ МАЛЕНЬКИХ ЛЮДЕЙ

"... всей яростью закованных в цепи,

всей ненавистью забитых в колодки

всем человеческим..."

Г.Л.Олди

7.00 Будильник, набирая обороты, начал бить молоточком, раскалывая на куски темные облака, сотканные сном. Руки, как паучьи лапы, сдирали с глаз паутину мрака... Человек проснулся. Полуневменяемые со сна глаза нашли на столике будильник и точно такая же, полуневменяемая рука, отключила его. Затем человек сел... 7.30 Горячий чай и полуостывший омлет. Нетвердая рука разливает чай по блюдцу. В пустоте двухкомнатной квартиры слышно, как капает вода в ванной из неплотно закрытого крана. Где-то выше этажом громко ссорятся... Пьяный мат. 7.45 В переполненном автобусе человек прячет глаза от солнца за темными стеклами, брезгливо морщится, когда сидящий чуть левее и сзади мужчина начинает тяжко с сипением кашлять. Автобус подбрасывает на ухабах. Иногда мотор начинает надсадно визжать... 8.00 Точно вовремя на рабочем месте. Бумаги. Цифры. Бумаги Безупречные ноги секретарши начальника. Безупречные, стройные. Красивые длинные икры. Она не замужем, а начальник старый импотент и дурак. Безупречные ноги. Не замужем... 12.00 Обед. Спокойно отошел в сторону, когда двое из отдела сбыта пошло прошлись по секретарше. Идиоты... А она не замужем... 17.15 Снова переполненный автобус. Давка. Люди, обезличенные толпой до состояния стада, но каждый преисполнен сознанием собственной значимости и исключительности. Как сидящие в креслах и глядящие в окно на пейзаж, который они видели ужу не сотни, а тысячи, миллионы раз, так и стоящие рядом и недовольные тем, что ИМ не уступили место. 17.35 Квартира встречает теплом и звуком падающей из крана воды. 18.30 Ужин. Сигарета. Рюмочка коньяка и высокие мысли... 22.00 Расстеленная кровать белеет во тьме комнаты. В темных углах, кажется, притаились черные змеи. Заведенный будильник, как страж, стоит у изголовья. Белая кровать. Память. Память... Безупречные ноги секретарши...