Про разных драконов и всяческих принцесс

Чем кормить дракона? Серьезно, если ты не хочешь, чтобы он скушал тебя. Чем?!

Отрывок из произведения:

— Ну что, ящерица, — угрожающим тоном произнесла принцесса, вытаскивая из ножен клинок, — ты меня сюда притащил, что ты теперь собираешься со мной делать?

Дракон окинул коренастую фигуру девушки мутным больным взглядом и обреченно выдохнул:

— Есть.

— Ну попробуй!

Принцесса медленно попятилась, пока ее защищенная кольчугой спина не уперлась в стену пещеры.

— Я так просто не дамся! — сообщила она.

— Да куда ты денешься, — тоскливо пробормотал дракон, — только сядь пока, не маячь перед глазами. Я тебя завтра съем.

Рекомендуем почитать

Годам так к тридцати пяти необходимость жениться стала для Роланда, короля Миссонии, совсем уже насущной. Не то, чтобы ему этого хотелось, но… Вопрос престолонаследия чрезвычайно обострился. Короли, они, знаете ли, не всегда живут долго, поскольку желающих сократить срок их правления просто пруд пруди. Ведь всем не угодишь. Угодить большинству — вот основная задача. А среди меньшинства могут найтись ну очень неприятные и, к тому же, хорошо обученные, элементы. И вот, элемент сработал, несчастный случай на производстве, государство осиротело. И пусть большинство плачет горючими слезами, возможность жить в памяти вечно уж не утешит покойного монарха.

Другие книги автора Марина Владимировна Добрынина

В этой части Зулкибара мы рассказываем о судьбе незадачливого Ларрена. Почему его судьба сложилась именно так? Что он сделал для того, чтобы исправить свое положение? Изменилось ли для него что-то после победы на эльфами?

Если ты — одинокая девушка, и к тебе в гости заявился заколдованный принц, готовый обещать все, что угодно, за твой поцелуй, это вовсе не значит, что тебе пора прыгать от счастья. Скорее, наоборот

Зулкибар вступает в войну с эльфами. К сожалению, ушастые не желают вести бой честно и применяют ряд грязных приемов. Но решающую роль играет персонаж, на которого никто не рассчитывал.

Чувства весной обостряются, даже в Зулкибаре. Кого-то тянет на подвиги, кого-то — на расширение территории государства, кого-то — конечно же, на любовь. Впрочем, все это прекрасно совмещается.

Ларрен связался с подозрительной блондинкой, в Зулкибар опять лезут всякие завоеватели, сын Лина превзошел своего отца в умении попадать в неприятности, а драконы совсем обнаглели — похищают принцесс прямо из-под носа!

Аннотация: Повесть: Фэнтези. Моя очередная сказка для взрослых. Старая сказка. Написанная давно и от нечего делать. Но, как кажется, способная поднять настроение читателю.

Аннотация: Фэнтези. Иногда дорога к власти оказывается очень уж тернистой

Вот мы и подходим вплотную к пониманию того, почему ушастых нужно бить, и делать это срочно.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Просто маленькая сказка о любви.

«Меня зовут Кай. Как того мальчика из ютландской сказки, которому льдинки попали в глаза и добрались до самого сердца.

Но в моем случае это были не льдинки. Черный снег, который сыплет с неба в моем родном городе. Бурый пепел вперемешку с агатовыми снежинками и дымом тысяч фабричных труб.

Я родом из города, который населяют призраки и которым управляют мертвецы.

Мой дом — Яр-Инфернополис».

Семейный отпуск ставит Люси перед неожиданными проблемами: Как ей прятать в течение семи дней, невидимое, но всё же очень даже ощутимое тело Леандера в крошечной цыганской повозке? (И вообще: как она сможет делить койку с не таким уж и непривлекательным охранником, который не помнит, что поцеловал её?) Проблема решается гораздо более драматично, чем она надеялась: Люси перенимает некоторые свойства Леандера и внезапно ей нужна помощь хорошего друга.

Матушка со скорбью смотрела на Теофастуса. Тридцать лет, благороднейшего из родов Тюрингии, ему бы развлекаться с гостями на пирах и охотах, наделать баронетов в постельке с женой, да и у крестьян породу поулучшать, а он сидит, как сыч, с древней книгой и бормочет: «окончательная сублимация Пеликана, вернет к жизни Детей его, питаемых тинктурой…». Опять же, полное разорение на этой алхимии, то ли дело — славные рыцарские развлечения, охота, к примеру, она ведь денежек не просит. Что там говорить, даже транжирка-жена и то — столько не истратит! Вместо визга детишек — звон стекла, вонь какая-та серная, точно в аду, нет, чтобы пахло жареным мясом да вином… Взгляд матушки остановился на заостренных чертах лица барона. «Даже о еде забыл!».

Сергей Васильевич с прискорбием рассматривал отражение чей-то изрядно отощавшей физиономии в небольшом зеркальце. Экая серая бледность! "Я это или не я?". Решившись, наконец, что там, в зазеркалье именно он, страдалец потянулся к бритве. "А зачем мне, собственно, бриться?" — пронеслась в нечесаной голове мысль.

В августе девяносто восьмого разразился кризис, Сергей Васильевич, год назад пристроившийся к денежному, зелененькому такому местечку, неожиданно оказался без работы. В аккурат отгуляв отпуск, без копейки денег. Фирма-кормилица не то, что лопнула, нет, этот воздушный шарик, державшийся на товарных кредитах крупных фирм, просто тихо сдулся, отдав долги. А Сергей Васильевич остался без работы, что неприятно, и без денег, что и вовсе непереносимо. Потыкался у друзей — вакансий нигде нет. Сказывалось тяжелое наследие советских времен, интеллигенция уже совершенно утратила способность к выживанию в переменчивом мире, даже элементарный поиск работы превратился в непосильную задачу. На фирму его устроили старые друзья, однокурсники. А теперь предстояло действовать самому, да еще этот кризис! С горя Сергей Васильевич дернулся обратно, на завод, за деревянными. Но и там его ждал отказ, производство остановилось, зарплату не выплачивали.

Недаром говорят, что в хорошем хозяйстве все сгодится — думал Рыцарь, поднимаясь по скрипучей винтовой лестнице в башню замка. Звенели начищенные латы — Рыцарь всегда одет в железо, и меч при нем, длинный, двуручный, то и дело попадает между лестничными ограждениями, цепляется за все походя. Пришло время — весна, пора подвигов и любви! Хозяин замка разгладил длинные рыжие усы.

Когда пойманный на базаре при попытке продать Эликсир-От-Всех-Болезней алхимик в течении трех лет так и не смог наделать золота, Рыцарь уже порывался прогнать его в шею, считая единственной альтернативой использовать вышеуказанное место для веревки. Но — сдержался, решил приберечь чернокнижника. Ну и молодец! А то что бы сейчас делал? Легко сказать: продать душу. А через кого?

— Да, выходит ближайший автобус — через час, — констатировал факт нехилый мужчина лет тридцати. Он только что изучил расписание автобусов, фраза же была произнесена то ли для самого себя, то ли ради вступления в диалог со старичком в фиолетовом плаще, тоже ожидавшем транспорта.

— Если вообще придет, — откликнулся старичок, — им расписание не указ!

— Я спешу.

— Лови, если поймаешь, — хихикнул пожилой абориген.

Узкое, по ряду в каждую сторону, загородное шоссе, дорогие иномарки, проносящиеся, что злые шершни, мимо на полной скорости. Сколько ни тяни руку, никто даже и не притормозит. Еще и обрызгать каждый норовит, хорошо им, в их Мерседесах, на них не каплет, не то, что на нас, простых людей. Ноябрь — отвратительный месяц, особливо, если около нуля и дождь со снегом. И холодно, и сам весь потный, как мышь.

В романе имеют место джинны и древние клады, волшебные превращения и человеческое вероломство, один заколдованный юноша и один расколдованным принц. Упоминается Сулейман сын Дауда (мир с ними обоими), гуль-людоед и злая колдунья. Но ни слова нет о летающем ковре, великих воителях прошлого и волшебной лампе. В первой части повествуется о Шамс ад-Дине Мухаммаде - султане города Ахдада и о визире его Абу-ль-Хасане. О новой наложнице султана, о пропаже его сына, о змее, что выползает каждую ночь из дворца, и о том, что из всего этого вышло. Во второй части семеро узников, в числе которых и наш султан, рассказывают семь историй. Истории приключились с ними и не с ними в разное время, истории странным образом переплетаются, дополняют друг друга и проливают немного света на то, что произошло в первой части. В третьей и последней части, как и положено, - развязка.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

История неразделенной любви русского рабочего парня и дочери богатого немецкого промышленника. События происходят в 1973 году и в начале 90-х. Детдомовец Сева Васильев впервые увидел свою мать в 28- лет, за несколько часов до ее смерти. Она признается, что родила его от немецкого офицера, квартировавшего у нее в годы Второй Мировой войны. Желая избавиться от позора, отдала сына в детский дом. Посвятить в подробности не успела. Изнасиловал ли немец её, или случилось всё по любви? Всеволод занялся распутыванием истории и после нелегких поисков находит отца, влюбляется.

Женский роман о любви и предательстве. В нелегкие для героини дни умирает мама и перед смертью признается, что у неё есть сестра — близняшка. Родив их в семнадцать лет, оказалась не в состоянии поднять двоих, и вынуждена была продать вторую дочь — поменять на квартиру. Героиня ставит целью жизни найти сестру. Поиски превращаются в детектив. Один за другим гибнут частные сыщики, нанятые героиней. Сама она из бедной провинциальной семьи, ослепленная блеском богатства мира новых хозяев жизни, куда ей довелось заглянуть, предала своего любимого и вышла замуж за состоятельного бизнесмена. Получила всё и сразу, как мечтают тысячи ее сверстниц, черпающих знание жизни из глянцевых журналов.

Комедия. Героям пьесы — молодым университетским ученым прекратили финансирование научных работ, но они не впали в отчаяние. Нашли выход — совместить исследовательскую деятельность с коммерческой. Организовали при кафедре психологии экспериментальное брачное агентство (ЭБА). Будучи психоаналитиками, с помощью компьютерной диагностики стали составлять и консультировать пары на совместимость характеров, привычек и прочих человеческих качеств. Помимо творческого удовлетворения, работа принесла экономическую самостоятельность. Под видом клиентов в агентство инкогнито проникают журналисты.

Мистическая трагикомедия в двух действиях. Пьеса о самоотверженно влюбленных женщинах, готовых всё простить любимому, даже измену. Режиссеру представляет широкие возможности для фантазий и эксперимента.