Про медведя Медарда

Любомир Фельдек

Про медведя Медарда

Жил в Швейцарии, в главном городе Цюрихе, инженер Ганс Швибалка, чьё имя навеки вписано в историю той страны. Не помню уж, в котором году, а только изготовил инженер Ганс Швибалка искусственного медведя.

Вернее, изготовил-то он кое-что другое, да не станем забегать вперёд.

Тому памятному случаю предшествовали важные события. Опишу их коротко. В Швейцарии испокон веку водилось много медведей. Швейцарцы их так любили, что жители города Цюриха даже поместили медведя в свой герб. Да только неизвестно, по какой причине медведи швейцарцев невзлюбили. Так или иначе, но в одно солнечное утро вдруг обнаружили швейцарцы, что в их стране не осталось ни одного медведя. Эти подлые твари преспокойно перебрались через границу и поселились в соседних государствах! Из тех государств приходили в Швейцарию туристы, останавливались в Цюрихе под городским гербом и кричали:

Рекомендуем почитать

Любомир Фельдек

О сказочной нити

Кто внимательно читает и не пропускает страниц, тот, наверно, помнит, что у нас в Сказочном городе жил портной Шимон Нитка и был у портного Нитки новый подмастерье. А звали его Беньямин. Каждое утро портной Нитка говорил Беньямину:

- У меня в шкафу лежит клубок, в нём смотана сказочная нить. Когда-нибудь я сошью этой нитью сказочное платье. А до той поры пускай никто до клубка не дотрагивается!

Любомир Фельдек

Про пса Портоса, или про то,

как я кончил писать сказки о животных

Все сказки о животных, которые вы прочитали, я писал в маленьком домике, где помещались только трое: я, моя жена Ольга да пёс Портос. Я с утра до вечера печатал на машинке страницу за страницей, Ольга сидела рядом и нумеровала их, а пёс Портос лежал у двери и внимательно следил, чтобы никто наши страницы не трогал. Стоило кому-нибудь постучать в дверь, как Портос поднимал голову и спрашивал:

Любомир Фельдек

Про змея Зашипея

Жил да был на свете бача (старший пастух-овчар. - Ред.) - и жить-то ему всего одну жизнь, а он только и думал, как бы разбогатеть. Вот дошёл до него слух, будто какой-то швед оставил богатое наследство, из которого каждый год выплачивают награду тому, кто придумает что-нибудь новое, чего ещё нигде никогда не бывало. И решил наш бача: "Придумаю-ка и я что-нибудь такое, чего ещё нигде никогда не бывало, да поскорей, покуда денежки, что оставил швед, не разбежались по чужим карманам".

Любомир Фельдек

Про уточку Августочку

Жило-было одно утиное семейство. Отец - селезень Дональд. Мать - утка Дональдина. И дочка - уточка Августочка. Селезень Дональд и утка Дональдина очень боялись, как бы с их единственной доченькой не приключилось какой беды. Были они утки смышлёные и знали, что лучше всего уберегут дочку, коли воспитают её разумной и самостоятельной. Вот занесли они как-то дочку на середину речушки, сами воротились на берег и смотрят, что дальше будет. Стала уточка кричать, стала звать маму с папой.

Любомир Фельдек

Про комара Коломана

Пришло лето. Дети получили в школе табели - и стрелки часов во всём мире побежали быстрее. Пока продолжался учебный год, стрелки тащились еле-еле, и чем больше детям хотелось, чтобы они бежали быстрее, тем медленнее они двигались. А теперь - наоборот. Дети хотели, чтобы стрелки на часах двигались как можно медленнее, а они бегут и бегут, точно кто их подгоняет. Не успели дети опомниться - первого дня каникул как не бывало. Не успели опомниться уже и второй миновал.

Любомир Фельдек

Фокусник и цветочница

Жил да был в Сказочном городе фокусник, звали его Баккарди. Как-то раз ветер сорвал с головы фокусника волшебный цилиндр. Две недели летал цилиндр под облаками, в нём ночевали спешившие к югу птицы.

В начале третьей недели ветер стих, и волшебный цилиндр приземлился в цветочной лавке, между цветочными горшками. Это была лавка цветочницы Рамоны. В тот день Рамона вдруг заметила, что из одного горшка растёт странный цветок. Цветок не цветок, а скорее даже деревце. Деревце, похожее на вешалку. И на деревце-вешалке висят какие-то диковинные плоды. Сорвала цветочница Рамона один плод, надкусила... и выплюнула. Диковинный плод был ужасно невкусен. Попробовала цветочница Рамона сварить из диковинных плодов компот - компот был просто отвратителен. И тут цветочница Рамона заметила, что эти диковинные плоды - вовсе даже и не плоды, а шляпы! Разных фасонов, красивые, из добротного материала. Раздала тогда цветочница Рамона все свои цветы и вместо цветочной лавки открыла шляпную.

Любомир Фельдек

О бродячей халупе

Яно и Дюро из деревни Терховой были потомки нашего славного богатыря разбойника Яношика и, само собой, тоже парни хоть куда, или, как нынче говорят, оторви да брось. Зато дружки - водой не разольёшь.

Увидал как-то Яно своего приятеля Дюро, обрадовался.

- Дружище! - кричит и хлоп Дюро по плечу. Да так, что кость ему сломал.

Три часа пролежал Дюро, облепленный листьями подорожника, глядь - от перелома и следа не осталось. Вышел Дюро на порог, увидал своего приятеля Яно.

Любомир Фельдек

Что рисовала Ольга

Когда Ольга ещё не была моей женой, ей очень хотелось увидеть цветок с разноцветными лепестками, чтобы каждый лепесток был другого цвета! И она объявила, что пойдёт замуж лишь за того, кто добудет ей такой цветок. Ясное дело, никто ей такого цветка не добыл и замуж ей выходить было не за кого.

Прослышал и я об Ольге и её странном желании. Прихожу как-то к ней и говорю:

- Знаешь что, моя милая, цветка с разноцветными лепестками на всём белом свете не сыскать. Но коли он тебе так нужен, найми меня в садовники, я постараюсь такой цветок вырастить.

Другие книги автора Любомир Фельдек

Любомир Фельдек

Самая первая сказка о том,

почему эта книга названа синей книгой сказок

Одному мальчику приснился такой сон:

Была на свете ваза.

В вазе жила девочка.

Девочка держала балкон.

А на балконе стоял цветок.

Утром мальчик проснулся, глянул в окно и забыл свой сон.

- Что тебе приснилось? - спросила мама.

И мальчик рассказал:

- Был на свете балкон.

На балконе стоял цветок.

Любомир Фельдек

Про рыбу рыбеку, или про то,

как я начал писать первую часть

синей книги сказок - сказки о животных

В те давние времена, когда Ольга не была ещё моей женой, она жила в доме, где на стене висела картина с нарисованной рыбой.

Рыба лежала на песке, рядом с ней текла река, но у рыбы, наверно, уже не было сил подпрыгнуть и плюхнуться в воду. Под картиной было написано, что эту рыбу зовут Рыбека.

Ольга рыбу очень жалела. Она часто рассматривала картину и думала: "Почему вода в речке чуточку не подымется?" Дни бежали, вода всё не подымалась, и решила Ольга позаботиться о рыбе сама. Однажды, когда родители ушли в гости, развела Ольга синюю краску, обмакнула в неё кисточку и так, с кисточкой в руке, вскочила на диван, чтобы дотянуться до картины. Но не успела поднести кисточку к картине, не успела подрисовать хоть капельку воды, как откуда-то послышался голос:

Любомир Фельдек

Гашпарко и слон

Ох, уж эта почта! Раз, к примеру, прислали по ошибке в Гашпарковцы слона. Пожалел Гашпарко беднягу слона и оставил у себя.

И правильно поступил. Слон был уже старый, с одного боку трухлявый, в нём можно было преспокойно жить, как в дупле на дереве. Дома у Гашпарки не было. Вот и поселился он в слоне.

Летом раскроет окошко в слоновьем боку, сидит, любуется своим садиком со всякими диковинными цветами. Чтобы диковинные цветы в летнюю жару не завяли, поливал их Гашпарко из шланга. А шлангом ему служил слоновий хобот.

Любомир Фельдек

Сказка о зубах

Жил да был дровосек и было у него двое детей - Янко и Марьянка. Хорошие были дети, да вот беда - не любили они чистить зубы.

"Что делать с детьми, которые не чистят зубы? - думает дровосек. Отведу-ка я их в лес, там их кто-нибудь научит уму-разуму".

Как сказал, так и сделал. Завёл детей в дремучий лес и оставил там одних.

Идут Янко с Марьянкой по лесу, идут себе и идут и набрели на пряничный домик. Оба они любили сладкое и тут же принялись обламывать пряники да есть. К вечеру, съев полстены, улеглись Янко с Марьянкой спать. И хоть поблизости журчал ручеёк, ни брату, ни сестре и в голову не пришло выполоскать перед сном рот.

Любомир Фельдек

Любкина сказка

Однажды вечером я подумал: пойду-ка расскажу своей дочери Любке какую-нибудь сказку. Сперва расскажу, потом запишу, и можно будет вставить её в книжку.

Минуты не прошло, как я уже сидел около Любкиной постели и рассказывал:

- Жили-были котик с кошечкой, и пошли они как-то в лес по ягоды. Собирают ягоды, собирают, и вдруг - о чудо! - перед ними большущая земляничина, величиной с дом! Никак её не сорвать, никак не поднять. А в лесу оставить жалко.

Любомир Фельдек

Сказка про первое сентября

Послушайте, что случилось как-то раз первого сентября. Хотя, пожалуй, началось это ещё раньше.

Был последний день августа. На следующее утро Мартинеку предстояло первый раз идти в школу. Укладываем его спать и говорим:

- Не бойся, Мартинек, мы тебя разбудим.

Но Мартинек хорошо нас знал: кто-кто, а уж мы любим поспать и частенько просыпаем всё на свете. И потому он нам не поверил. Дождался, когда мы уляжемся, взял свой новенький портфель и на цыпочках вышел из дому. Перед домом стояла наша машина, и Мартин с ней договорился, что переночует около неё. Во-первых, от машины до школы гораздо ближе, чем от нашей квартиры на третьем этаже, а во-вторых, машина пообещала рано утром его разбудить.

Сборник знакомит с творчеством известных современных чешских и словацких прозаиков. Ян Костргун («Сбор винограда») исследует морально-этические проблемы нынешней чешской деревни. Своеобразная «производственная хроника» Любомира Фельдека («Ван Стипхоут») рассказывает о становлении молодого журналиста, редактора заводской многотиражки. Повесть Вали Стибловой («Скальпель, пожалуйста!») посвящена жизни врачей. Владо Беднар («Коза») в сатирической форме повествует о трагикомических приключениях «звезды» кино и телеэкрана.

Утверждение высоких принципов социалистической морали, борьба с мещанством и лицемерием — таково основное содержание сборника.

Любомир Фельдек

Про воробья Варфоломея

Жил да был воробей Варфоломей и питался он мухами. Ел мушек воробей целое лето.

Пришла зима - хоть убей, мушек нету.

- Охо-хо, - вздохнул голодный воробей Варфоломей. - Пойду-ка я на хоккей. Игра меня увлечёт, и я забуду про голод.

Вот пошёл воробей Варфоломей на хоккей. Игра, и верно, его увлекла. И про голод он забыл.

Но вдруг поблизости какой-то попугай включил транзистор.

Популярные книги в жанре Сказка

«Ущербное становится совершенным, кривое — прямым, пустое — наполненным, ветхое сменяется новым. Стремясь к малому, достигаешь многого; стремление получить знания, ведет к заблуждениям».

В некотором царстве, в некотором государстве, жил был старый солдат. Долго ли коротко, дослужился он до пенсии. Верой и правдой служил, а иногда и вовсе геройски. Временами и как бог на душу служил. То есть, мягко говоря, хреново. Но вот, пришел день, и писарь с капралом вызвали солдатушку и говорят: «Вот мол, сукин кот, так и так, — дослужился ты до пенсии. И за двадцать пять лет и два ранения, с вычетом за утопленную пушку, ложит тебе царь батюшка, рупь да полушку. Да в месяц сорок копеек содержания и грамоту похвального содержания. Для нее кожаную папку и с хвостом волчьим шапку». Хмыкнул старый солдат, поклонился, сплюнул табачной слюной да повинился: «Ну, простите, прощайте. Раздражения, вспоминая, не ощущайте, коль придет воевать пора, позвоните, мол воевать пора».

Сказки, собранные выдающимся русским фольклористом Александром Николаевичем Афанасьевым – удивительное и уникальное явление в русской литературе и шире – в русской культуре. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!» – эти слова Пушкина как нельзя лучше подходят для характеристики собрания сказок Афанасьева. Из глубин веков течет сквозь них опыт и мудрость народа. В книгу вошли самые значительные и характерные сказки.

Две повести-сказки для детей младшего школьного возраста

Четвёртая, заключительная часть "Дерева Гуррикапа" - фанфика к "Волшебнику Изумрудного города"

Сказка немецкого писателя XIX века, специально пересказанная для детей.

В третьей книге — «Архангельские новеллы» (1936), воссоздающей нравы старомещанского Архангельска, Шергин предстаёт как тонкий психолог и бытописатель. Новеллы сборника, стилизованные во вкусе популярных переводных «гисторий» XVII—XVIII вв., посвящены скитаниям в Заморье и «прежестокой» любви персонажей из купеческой среды. (вики)

Супер-обложка, переплет, форзац и иллюстрации Б. Шергина.

- Пап, а наши слоны, правда, настоящие?

- Конечно, настоящие, какие ещё бывают слоны? – улыбнулся отец.

- Да, просто, Инна Юрьевна вчера очень рассердилась, когда я ей о них рассказал. Потом долго смеялась и говорила, что настоящие слоны живут в Африке, ну в Индии, куда ни шло, они огромные и никак не могут поместиться под диваном…

- Много твоя Инна Юрьевна в слонах понимает!

В этот момент под столом что-то зашуршало. Ну вот, подслушивают, знают, хитрюги, что про них говорим!

В книгу известного писателя вошли новые сказки о приключениях уже ставшего знаменитым хомяка Хомы, его лучшего друга Суслика, их приятелей — проворного Волка, коварной Лисы, Совы лупоглазой, Филина-полуночника и зоркого Коршуна. Эта книга, являясь продолжением таких сборников, как «Приключения Хомы и Суслика», «Как Хома звёзды спасал», «Новые приключения Хомы и Суслика», «Большое путешествие Хомы и Суслика» и других, — тем не менее совершенно самостоятельное произведение, состоящее из отдельных, законченных сказочных историй.

Озорные, неистощимые на выдумку, по-настоящему смешные герои Альберта Иванова знакомы детям и взрослым и по ряду мультфильмов: «Приключения Хомы», «Страшная история», «Раз — горох, два — горох», «Клетка».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Любомир Фельдек

Самая лучшая сказка на свете

Где было - там было. Стоял один дом, вокруг дома был сад, а вокруг сада забор.

Дом был мой, сад тоже мой, а значит, и забор мой. Хотя к чему мне вас обманывать?

Никакого дома вообще не было.

Сад был ничей. Но забор вокруг сада всё равно мой.

Скажете, так не бывает? Ладно. И дом, и сад, и забор - всё было моё.

И был этот забор волшебный. Ну, если не волшебный, так хоть интересный. Ведь всякого, кто проходил мимо, очень интересовало, что за этим забором скрывается.

Любомир Фельдек

Сто Олинкиных кукол

Что же я, рассказываю Сказки о нас, а совсем забыл про малышку Олинку. Эта сказка будет о ней.

Был на свете один дом. И было в нём два окна на улицу, оба рядышком, оба низко-низко, над самой землёй.

Окна были раскрыты, и вот в одном из них показалась Олинка.

А по улице в это время шла Эвочка.

Увидела Эвочка Олинку, увидела Олинка Эвочку. Обе они улыбнулись, и Эвочка остановилась. Остановилась и просит:

Ю.Фельштинский, С.Юшенков

Открытое письмо Марии Спиридоновой ЦК партии большевиков

Юрий ФЕЛЬШТИНСКИЙ

Крах партии левых эсеров

Комментарий к письму Марии Спиридоновой

"Крах партии..." - название настолько избитое в советской историографии1, что для нашего комментария оно звучит несколько иронично. В 1917-18 годах в России все политические партии, кроме большевиков, потерпели крах. Когда-то единые в своей борьбе против царского правительства, они с первых дней февральской революции применяли самоубийственную тактику "левого блока" - бить направо, кооперироваться налево. Именно так, одна за другой, дружными усилиями стоящих слева, отсекались правофланговые политические партии, даже если они были революционные и социалистические. Кадеты, так упорно отказывавшиеся осудить красный террор в годы первой русской революции2, в год революции второй стали жертвами этого террора. В 1917 году они оказались на правом фланге революционного лагеря. Теперь уже их не включали даже в проэсеровский "Союз Защиты Учредительного Собрания", образованный в ноябре 1917 г.3 28 ноября партия Народной Свободы вообще была объявлена вне закона4. И после разгона Учредительного собрания (в январе 1918 г.) в России установилась многопартийная социалистическая диктатура.

Ю.Г.Фельштинский

Большевики и левые эсеры. Октябрь 1917 - июль 1918

ИССЛЕДОВАНИЯ НОВЕЙШЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ

НА ПУТИ К ОДНОПАРТИЙНОЙ ДИКТАТУРЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1

Зарождение большевистско-левоэсеровской коалиции

Глава 2

Формирование советского правительства

Глава 3

Созыв Учредительного собрания

Глава 4

Разгон Учредительного собрания

Глава 5