Призрак Малого Льва

Если убийца — Прыгун, то найти его почти невозможно. Но он убивает своих, и круг всё сужается.

Отрывок из произведения:

Часть I. Семейное дело

Планета занимала уже весь экран. Третий пилот, коротая часы дежурства, отстреливал на вспомогательном экране виалийских жаб.

— Я почему-то думал, что тут и материки как у нас, — усмехнулся он, направляя лучемет на жирное чудовище, — так нам вдолбили, что это вторая Земля.

Жаба охнула и превратилась в красную лужу.

— Кей, прекрати заниматься ерундой, — строго сказала Ингерда, — тем более, в моем присутствии.

Рекомендуем почитать

Леций Индендра не злодей, он просто хочет помочь своему больному, вымирающему народу и неразборчив в средствах. Ему нужны земляне — белые тигры, и он заманивает их на свою планету одного за другим.

Это уже вторая попытка скивра Грэфа захватить Пьеллу. Она ему удалась. И на обреченной Пьелле не осталось бы ни одного Прыгуна, если бы юный принц Аггерцед не напился и не проспал эксперимент.

Другие книги автора Елена Николаевна Федина

Если охранять покой бога, можно жить вечно! Можно даже летать… но взамен убивать своих близких. Жестокая, несчастная, очень старая… она не думала, что прекрасный юноша сможет ее полюбить. Но она не знала, кто он!

Предки Прыгунов — золотые львы, всё еще здесь, во временном Тупике. Чтобы помочь им выбраться оттуда, молодежь без спроса отправляется в прошлое.

Властная Королева так любила своего сына, что обменялась телами с его возлюбленной. Скромной невзрачной девочке Жанет было трудно в этом разобраться, тем более что она сама влюбилась в принца.

Таланту можно всё! Или нет? Какова его цена? Это тяжкий крест или благословение? Талант не может блистать в глуши, даже если там любовь всей жизни — прекрасная белая тигрица. Ему пришлось выбрать и пройти свой путь до конца.

Какая сила заставит полководца свернуть с пути и освободить город своей юности, где его считают убийцей? Не угрозы и не шантаж, не подкуп и не искушения, не поиск истины и даже не любовь к загадочной недоступной женщине… только одно — желание за нее отомстить.

Одинокий охотник узнает из "Книги Судеб", что у него есть жена и сын. А прекрасной принцессы Луизы, ради которой он готов на всё, в этой книге нет вообще.

Оказывается, это совсем просто — уйти, а потом вернуться. Вот так исчезнуть на целых шестнадцать лет, а потом вынырнуть как из небытия и войти в тот же город, на ту же улицу и в ту же харчевню, где всё свое детство мыл полы, драил чугуны со сковородками и спал на чердаке, мечтая о хозяйской дочке… Я вернулся, и ничего не произошло, не растаял снег под сапогами, не грянул гром, не взвыли разом все псы на цепях, и ничто не дрогнуло в морозном и застывшем воздухе маленького сонного города. Только свечками стояли дымы над крышами, да шумными стайками пробегали закутанные в тряпье дети, которым, впрочем, тоже не было до меня никакого дела. Я вернулся, другого дома у меня никогда не было и не будет.

Перед угрозой войны с лаклотами, Леций Индендра становится Главой Галактической Коалиции. Он, как всегда, неразборчив в средствах и заключает союз с весьма странными, подозрительными существами. Ему по силам всё — только не вернуть свою сбежавшую молодую жену.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Евгений В. ХАРИТОНОВ

ВЕСНА!

По людной улице шел человек. Самый заурядный. Да и не человек вовсе, если уж на то пошло, а так - обыкновенный вампир... Да, вампир, а что тут такого? В общем, шел он, значит, по улице. Улыбчивый, добренький такой. Ну разве что хлебнет немного кровушки у незадачливого прохожего (не убудет же от такой малости!), да и дальше идет своей дорогой, добродушно посверкивая красными глазенками и жизнерадостно насвистывая туш... А чего, собственно, не радоваться? ВЕСНА НА ДВОРЕ!

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Невеста

Снаружи было темно и шел дождь. Дохленький свет автобусных фар выхватывал впереди дорогу: жирное месиво из грязюки и раскрошенного асфальта, выбоины, колдобины и ямы, в которых лежала жёлтая вода, рябая от капель. Наверху дребезжал неплотно закрытый люк - "бры, бры, бры". Фиолетовые занавесочки на окнах чопорно вздрагивали. То и дело автобус опасно накренялся вправо, проседая к обочине.

Влад бочком пробрался по пустому салону и пересел на переднее сиденье - так меньше трясло. Попытался примостить между ног докторский чемоданчик с лекарствами и инструментом. Получилось нехорошо: от тряски чемоданчик елозил, норовя выскользнуть и шлёпнуться на грязный пол. Пришлось примотать его за ручку к поручню резиновым жгутом.

Дьюла ХЕРНАДИ

HOMO PROTESIENSIS

К. задумчиво брел по мостовой, ему надоело жить.

Он не знал в точности, сколько ему лет, а зайти в Центр ленился; единственное, что осталось в памяти, это что со времени последнего капитального ремонта прошло полторы тысячи лет.

Дважды он пытался покончить с собой.

Первый раз он подорвал себя динамитом, но уже через полчаса он опять новехонький, как с иголочки, пришел в себя на месте взрыва.

Владимир ХЛУМОВ

Изобретателю зеленой коробочки

"Нельзя ли создать ментальный лазер смерти,

выполненный в виде небольшого рассказа?"

В.Пелевин, рассказ "Зеленая Коробочка".

Ну что же ты расстроился, милый мой изобретатель? Отчего так испугался? Не дрожи, подвигайся поближе: мы тебе все объясним. Не бойся, не гляди так часто внутрь, ведь там не хищное царство дикой природы, но живая душа. Не пугайся словосочетаний, у них ни организма, ни потребностей, они - суть наше воображенное и никому больно не сделают, пока вслух их не прочтешь. Ты замри на секундочку, не спеши по клавишам стукотать, лучше прочитай вот это.

Владимир ХЛУМОВ

Послание любителям симметрии

Неужели и так не ясно, что живой человек до крайности чувствителен к бесконечной мертвечине? Куда же вы еще ее проповедуете, не поспевая все-таки за богами? Или забыли, что богу богово, а человеку человечье, а может, и того хуже, сомневаетесь, нельзя ли с помощью одной глупой синусоиды что-либо новое сообщить, кроме того, что она глупа да бесконечна, да еще обладает быстротой однообразных колебаний и никуда не приложимым сдвигом в пространстве? Ведь что, спрашивается, может родиться от ваших розовых закатов, голубых горных хребтов или смазливых, с вечными повторами, симфоний, кроме туристического восторга?! Да, да, именно восторга, именно туристического, ибо есть, оказывается, время творить и плакать, а есть время смеяться и путешествовать. Куда только, спрашивается, путешествовать? Подальше от насущных вопросов да поближе к пирамидам. Но ведь что есть пирамида? Фигура, конечно, симметричная и от вращения независимая. Что, повторяю, в ней, в пирамиде, если она и есть тот самый последний конец под названием - СМЕРТЬ? Не зря же в каждой из них по покойнику находится пытливым умом. Вам же любо-дорого обманываться да кричать, что пирамида эта прекрасна лишь потому, что велика да симметрична, точно синусоида бестолковая, или проще говоря, потому привлекательна туристическому сердцу, что в ней мощи лучше сохраняютя да трупные яды не действуют.

Владимир ХЛУМОВ

Российский апокриф

Но придет веселый праздник, когда исчезнет необходимость следить за долгожителями. И явится каждому существу существо. Животному животное, зверю зверь, жителю житель. К сильному же придет сильный, к слабому - слабый. И так всему. К гражданину прилипнет гражданин, а к сухому прикоснется сухое. Брату явится брат, но не по крови, а равный себе. Дочери положится мать, но моложе ее самой, и день тоже получит день, и будут они оба вместе. А вчера уже никогда не наступит, так как кончится ему счет. И будут они все угощать друг друга, но не яствами растительными, а словами. Слово цифра перестанет быть числом, слово двойник растает как снег, слово слово обретет вкус, ибо пища есть настоящее дело. И не будет высшего существа, ибо высшему придется иметь высшего, а молчуну молчуна. И некому будет показать себя на этом празднике. Никто не будет искать новых встреч для животной любви, ибо размножение закончится, потому что и так всего будет достаточно. Будет играть музыка, но никто ее не услышит, ибо имя этой музыке - смерть, а нельзя пережить дважды то, чего не было вовсе. Повторение потеряет смысл, и проверять будет нечего. Разрушенное исчезнет, а целое удвоится и станет равным себе. Дома без крыш, улицы без дорог, поводыри без глаз - исчезнут. Орущий оглохнет, плачущий высохнет, холодный замерзнет. И только счастливый не изменится. Воровство прекратится. Нельзя украсть дважды, ибо ты есть одно, и на второй раз не хватит вещей. Так исчезнет колючий лес, где ему не положено быть. Так крепость обретет город, а город родину, а родина три города, и завершится строительство на том. Однако три не есть число, а есть совесть. Потому каждый в тот день перестанет мучиться этим числом, а совесть будет ни к чему. И станет дочь сестрой вместо брата и скажет ему: "Ты все проверил?". И ответит он ей: "Проверять нечего, ибо ничто не повторяется, а состоит из одного". "Узнай тогда одно, а после проверь", - возразит сестра. "Нельзя узнать одно, потому что одно - это я". Так закончится этот разговор, так его не станет, ибо его не должно быть. Потому что ей положится мать, но моложе ее самой. И разойдутся те, кто нашел пару, а тот, кто не найдет равного себе, останется, ибо наступит праздник, когда исчезнет необходимость следить за долгожителями.

Владимир ХЛУМОВ

Свидетелям жизни

Пока длиться всему, что положено, не прикасайтесь наших святынь. Наблюдайте, примечайте, складывайте, а жить к нам не приходите, ибо не живет тот, кому не дано умереть, как не слышит тот, кто никогда не оглохнет. Нам больно смотреть на ваше безвременье, а объяснить, отчего - не получится. Миллиард не то слово для вас, а подходящего не найдем. Мы сами вас открыли, но прийти или пригласить не решаемся. Да и за что нас любить? За грязное ржавое ведро, за больное наше воображение последней минутки, за печальное оттого в глазах пятнышко. А иначе или за просто так не нужно. Мы лучше себе подобных отыщем и губами прикоснемся ко всему их телу. Мы любим это делать, потому что жалко, когда время проходит, а пространство не кончается. Ведь вообразить - все равно, что согрешить, как вы выражаетесь, вот мы и навыдумывали повороты, горизонты, миры, а на все времени не хватает. Да и что там миры, когда рядом сплошные щели да сквозняки, так надует иногда, так разговеемся зубной болью, что и света белого не надо даром, не то что всего остального. Оттого тоже друг дружки телами коснуться желаем, вдруг придет минутка, а мы вместе - нам не так страшно. Да, боимся мы всего, костылями пользуемся, не то звуками периодическими, не то масляными красками, а чаще словом означающим да понимающим взглядом. Правда, грязи много, обмана и предательств, часто путаемся в трех человеках, разобраться не можем, где ближайший, с кем по дороге идти, а с кем обедать и ужинать. Иные и того хуже, мучают телом своим некоторых, если думать не знают о чем.

Всеслав ХОБОТ

ЯЩИК

Дей хрюкнул от досады, швырнул на тротуар ящик, достал сигарету, закурил, засунул руки в карманы куртки и принялся методично раскачиваться, попирая бетонку то носками, то каблуками своих ботинок. Спешить было некуда. Уже. Местный легавый сейчас пройдет улицу, завернет сюда и, разумеется, загребет его, Дея Растрике, вместе с этим пятикилограммовым ящиком.

Легавый показался через две минуты. С озабоченным видом он нес прямо перед собой дубинку, не отрывая от нее желтых глаз. Брови его были сильно вздернуты, форменный колпак сдвинут набок; ступал он грузно, словно под гипнозом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аватары существуют не только в книгах и фильмах! На заре земной цивилизации посланники Космического разума пришли на Землю, чтобы помогать нашей планете эволюционировать. Именно они, космические Аватары, основали на Земле древний центр Высшего разума — Шамбалу.

Все книги о Шамбале предлагают читателям лишь вопросы и загадки. Только в этой книге читатель найдет разгадку самой древней тайны нашей планеты! О загадочном Белом Братстве Востока рассказывают непосредственные свидетели этого уникального феномена — ученики и сотрудники Адептов Шамбалы. Когда, где и как возникло легендарное Братство посвященных в высшую мудрость, с какой целью на нашей планете присутствуют представители Космического разума, кто противоборствует Архатам в их просветительской деятельности и какие пророчества о будущем нашей цивилизации они передали миру через своих сотрудников.

Почему на улице Страха происходит столько кошмарных вещей? Об этом знает только Нора.

Ей известно, из-за чего все это началось. Она знает о сожженной на костре молодой девушке и о кровавой вражде, вспыхнувшей между двумя семьями, которая привела к невообразимым ужасам, продолжающимся уже триста лет!

Нора знает об этом и собирается всем рассказать.

Данное издание уже причислено к классической в советской исторической науке работы акад. Б.Д. Грекова "Киевская Русь". В книгу кроме исправленного текста самого исследования ряд работ, вышедших под руководством Б.Д. Грекова в послевоенные годы. Вплоть до 70-х гг. ХХ в, вошли еще и оригинальные фундаментальные исследования, в которых описываются социально-экономические процессы в древнерусском обществе.

Варварские королевства далекого архипелага.

Здесь не страшатся ни боя, ни гибели, ни увечья — но как чумы боятся МАГИИ и КОЛДОВСТВА.

Здесь верят лишь в судьбу — и ее знамения, толковать которые — почетное право вождей.

На этот раз правителю северной страны Дэйш Кейде, недавно вернувшемуся после победы над армией южан, приходится столкнуться с новой опасностью — волшебными драконами…

Джульет Э. Маккенна, автор знаменитого цикла «Игра воровки. Удача игрока. Клятва воина. Кинжал убийцы», приглашает читателей в НОВОЕ путешествие по своему миру!