Притчи@ру. 77 сентиментальных историй

Каждый из нас рано или поздно начинает искать себя. И, однажды встав на путь духовного поиска, мы движемся вперед – кто медленно, кто быстро, кто спотыкаясь, кто пролетая мимо всех препятствий. Иногда наш путь озаряет безмерная любовь ко всему сущему, иногда нас преследует одиночество. Мы ищем: пробуем, трогаем, прислушиваемся. Но иногда нас отвлекают от этого – быт, работа, мелочные и тяжелые отношения, – и мы забываем о том, что действительно важно.

Собранные в книге маленькие добрые истории из жизни и легенды помогут это вспомнить.

Отрывок из произведения:

Каждый из нас рано или поздно начинает искать себя, и скорее поздно, чем рано – в нашем безумном и суетном мире не принято заботиться о взрослении души.

Но, однажды встав на путь духовного поиска, мы не уходим с него и движемся вперед – кто медленно, кто быстро, кто спотыкаясь, кто пролетая мимо всех препятствий. Иногда наш путь озаряет безмерная любовь ко всему сущему, иногда – тотальное одиночество. Мы в поиске, мы пробуем, трогаем, стараемся ощутить, услышать. Но иногда нас отвлекают от этого – быт, работа, мелочные и тяжелые отношения, – и нам тяжело вспомнить о том, что действительно важно.

Другие книги автора Елена В Цымбурская

Собранные в этой книге притчи помогут вам ощутить вкус жизни, почувствовать течение времени по венам, вспомнить, что жизнь дается человеку всего лишь раз! Маленькие добрые истории вернут вам веру в счастье, добро и свои силы, зарядят положительной энергией и подскажут ответы на непростые вопросы, которые порой задает нам Судьба. Каждая история – это своеобразный мотиватор. В этой книге собраны самые лучшие и действенные из них!

Не отчаивайтесь, не сидите сложа руки – читайте и счастье и удача придут к вам!

Мы любим котиков во всех проявлениях, всегда рады красивым иллюстрациям и смешным видео с их участием, а также всяким мягким плюшевым или глиняным «котовещицам», которые заставляют нас улыбнуться. Трудно представить свою жизнь без домашних питомцев, ведь в каждом доме эти милые и обнаглевшие пушистые мурлыки дарят нам ощущение теплоты и уюта.

«Притчи о котиках» наполнены самыми трогательными и необыкновенными историями о животных. Эта книга – доказательство беззаветной преданности и настоящей искренней любви – чувств, которыми в наше время надо дорожить.

В книгу вошли маленькие добрые рассказы и легенды самых разных стран, собранные с одной целью – помочь понять себя, жизнь и тех, кто нас окружает. Это трогательные истории о радости, отзывчивости, надежде, ведь они – такая же часть любви, как добро и сострадание, которые помогают нам не только выжить и преодолеть трудности, но и найти в себе силы полюбить этот мир.

Вы держите в руках иллюстрированную книгу из серии-бестселлера «Притчи@ру», в которой собраны самые чувственные, пронзительные и трогательные притчи о любви. У этого издания одна очень интересная особенность. Каждый из 67 маленьких рассказов запомнится навсегда.

Любовь каждый видит по-своему. Нам всем дарована жизнь, которую мы познаем через тело, разум и душу. Но как часто мы превращаем этот дар в проклятие!

Эти притчи помогут вашей душе достучаться до вас, научиться ценить Момент, наслаждаться маленькими радостями, по-философски легко переживать разочарования, обиду, ревность.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Мирошник

ШАПКА ПО КРУГУ

Прошло всего несколько месяцев, как мы приехали в Австралию.

Еще сильны первые впечатления, еще все внове и в диковину, еще ничего не понимаешь, еще толком не знаешь, как влиться в этот новый мир. Ситуация, знакомая каждому новому иммигранту.

Живем на пособии, снимаем квартиру, ходим на курсы английского. Как все. Денег в обрез. Экономим на всем. Самая тяжелая экономия - на куреве.

Курсы английского - на Мэри-стрит. Каждый день хожу пешком с Куджи в Сити и обратно. С одной стороны, это интересно - глазеть вокруг на все новое, непривычное. А с другой - экономлю на автобусе, чтобы купить сигареты. Занятия на курсах начались в феврале. Жара и зной. Каждый день прохожу мимо нескольких баров, из которых несет пивным духом и кондиционерной прохладой. Хочется пива, но жалко денег - лучше купить курева. Наконец, решаюсь. В кармане - заветные три доллара. Захожу и озираюсь. Обстановка разительно не похожа на советские пивные. Большинство посетителей бара по-одиночке сидит за высокими столиками, медленно потягивает пиво из высоких стеклянных бокалов, раздумчиво курит. На стенах работающие телевизоры.

Николай Никифоров

ИДЕЯ FIX

1.

- Арлекино, через пять минут у тебя выход.

Погоняло, конечно же, ему не просто так придумали. Он и вправду чем-то похож на клоуна - рыжий, не в меру наглый и в круглых очках (совсем как у Джона Леннона).

-А подождать никак не может? У меня гитара расстроилась, да и отлить хочется - просто страсть.

Да, его гитара - это нечто. В хорошем смысле этого слова, разумеется. Вот вы смотрели когда-нибудь буржуйский фильм "Hазад в будущее"? Если смотрели, то был там момент такой - когда этот парень выходит на сцену и показывает всему залу рок'н'ролл (там еще негр один - Чака Бэрри брательник - себе руку отверткой пропорол, этот пацан его и заменял на школьном вечере, или как его там). Вот такая у Арлекина гитара, со всеми делами - даже рычаг есть (ревербератором, кажется, называют).

Натиг Расул-заде

КРОКОДИЛ

Часам к десяти уже творилось черт знает что, дым стоял коромыслом, и многие из присутствующих, безнадежно опьянев, и таким образом машинально выбыв из состава веселившихся, валяющиеся там и сям в просторной трехкомнатной квартире, невольно становились дезертирами, нарушая договоренность всей компании гулять до утра. Но оставшихся потреблять и вкушать это обстоятельство мало трогало; было шумно, бестолково, крикливо и уютно, как бывает, когда собираются только близкие и давно знакомые люди. Это и были давно знакомые люди: компания человек в двадцать молодежи собралась отпраздновать юбилей пять лет со дня окончания института. Звон посуды, улыбки; воспоминания лились рекой, соперничая в шумном своем течении только с другой рекой - вином, поглощаемым экс-студентами в огромном количестве. По всему было видно, что запланированная на гульбу ночь превратится в легкое дуновение, в иллюзию, заполненную многоголосым храпом ослабевших - не в силах дойти до дому - гуляк; и хозяин квартиры Ф. уже предчувствовал это и пьяными своими мозгами старался сообразить, куда можно будет пристроить (даже если половина из них разъедется, надо полагать -девушки) столько остающихся ночевать гостей. Хотя некоторые из них уже пристроились, как могли. Но в том-то и дело, что Ф., человек слишком аккуратный и педантичный, не мог позволить, чтобы -пристраивались, кто как мог. Грош цена ему тогда, как хозяину квартиры. Он сам подал мысль друзьям, чтобы собирались у него, и теперь чувствовал себя в ответе за комфорт своих гостей; даже если вся компания скопом решит переночевать у него, он, Ф., должен соответствовать и не ударить в грязь лицом. Надо было, непременно надо было придумать, куда и как разместить столько человек, чтобы всем было удобно. Постепенно Ф. стала раздражать эта мысль, ему казалось, что она мешает думать о чем-то более важном, что сумеречно, призрачно шевелится в голове; казалось, что эта обыденная мысль отгоняет краешек другой, более неотложной, раздражительно-привлекательной, которую необходимо додумать и которую Ф. вот уже столько времени пытается поймать дрожащим от нетерпения, неверным сачком логического подхода. Нет, не получалось. Не давалась более важная мысль, не ловилась. А тут еще Эсмира прилипла к нему. Хлебнула лишнего. Явно хлебнула лишнего и не дает ему прохода, преследуя глупыми расспросами о неудавшейся в прошлом году женитьбе Ф. Женитьба в прошлом году на самом деле расстроилась, об этом знал кое-кто из его институтских приятелей, информация, как водится, пошла дальше по цепочке, и теперь все присутствующие были осведомлены, что, впрочем, мало волновало Ф., пусть знают. А Эсмира - девушка его студенческих лет. Они долго, почти два года встречались, и уже решили было пожениться, как только закончат институт и получат дипломы, но разошлись вследствие какой-то пустяковой размолвки, которую очень просто было бы устранить и загладить, но, видимо, у Ф. был талант разрушать еще не построенное, и противоположная сторона, учуяв этот дар небес в будущей своей половине, решила ретироваться, пока не поздно, то есть, пока она одна, а не с прибавлением. И вот теперь, когда все прошло и оба давно уже успокоились, Эсмира вдруг на этой вечеринке, напившись и, естественно, опьянев (нарочно опьянев, на зло ему с неприязнью думал Ф.), решила, как видно, отравить ему удовольствие от редких теперь общений с друзьями. С бокалом шампанского, который давно уже оставили последние озорные пузырьки, вследствие чего выглядел он особенно уныло (разжиженная касторка с плавающими звездочками электрических лампочек), она преследовала его по всей квартире, задавая пьяные, порой рискованные вопросы, ответы на которые явно не интересовали ее, и шокирующие Ф. своей не девичьей циничностью. Ф. полагал, что не пристало молодой особе задавать столь пошлые вопросы. Вот такой он был, этот Ф.

Натиг Расул-заде

НЕ СМЕЙТЕ ЛЕТАТЬ, МАЛЬЧИКИ

Звали его Эльшадом, но чаще попросту - Элик. Элику было одиннадцать лет, и учился он, соответственно, в четвертом классе средней школы, как все нормальные дети его возраста. Да и в остальном он почти ничем особенным не отличался от своих сверстников: были у Элика папа и мама, две бабушки, был он не особенно прилежен во всем, что касалось школы и уроков, зато с большим усердием учился играть в популярный хоккей на роликах с помятой консервной банкой. Элик очень любил одну свою бабушку и не очень другую, отца побаивался, но равнодушно, даже весело, будто на спор, сносил его подзатыльники, раздражался от нескончаемого ворчания матери, у которой благодаря сыну с каждым годом появлялось все больше поводов ворчать. В портфеле Элик носил огромный, остро отточенный гвоздь, который научился втыкать в цель с десяти своих шагов. Гвоздь он оттачивал очень старательно наждачной бумагой за неимением более эффективного инструмента в доме. Оставаясь в квартире один, без родительского присмотра, напоминал заключенного, перепиливающего решетку средневековой башни, и, глядя, как он трудится, легко было предположить, что характера мальчишке в будущем не занимать. Первые свои опыты с метанием гвоздя в цель Элик проводил в часы вынужденного послешкольного безделья в длинном полутемном коридоре их квартиры.

Михаил Рощин

Елка сорок первого года

А жизнь, товарищи, была совсем хорошая.

Аркадий Гайдар. Голубая чашка.

На пути из Ленинграда в Севастополь мы остановились в Москве, мама выстанывала:

- В Москву! Хоть на денек! Сколько не была в Москве!

Она - коренная москвичка, в Москве выросла, работала, все знала. Поженившись, они с отцом объездили полстраны, - куда отца направляли, туда и ехали. Теперь путь его лежал в Севастополь, на морской завод. Опять надолго.

Петр 'Roxton' Семилетов

МЕМОРИАЛ PANDEMONUIM'У

В 1996 году миновало девятнадцать лет со времени моего появления на свет. Hенастным сентябрем я сел писать книгу под названием Pandemonium. Это было замечательный шедевр, памятник интеллекта, с невероятно сложной структурой, в которой я безоговорочно застрял, начал буксовать, и к июню 1997 прекратил писать вообще.

Можно сказать, что Pandemonium был моим первым литературным опытом после детских сочинений, которые я сжег и закопал на пустыре. Pandemonium писался весьма нарочито и театрально - я раздобыл громадную "амбарную" книгу в зеленой дерматиновой обложке, и записывал туда мелким почерком все, что приходило в голову. Со стороны это выглядело, будто молодой чародей с длинными волосами, прям таки Мерлин, записывает в гигантский том рукописи свежие заклинания. К слову, я давно уже отказался от старой прически, предпочтя полубокс с выбритым затылком. Hо не будем отвлекаться.

Михаил Шахов

Дом на берегу моря

Дом. Дом на берегу холодного моря. Кто о чем, а я мечтаю о доме на берегу холодного, серого, пасмурно-свинцового моря - таким я увидел море впервые. Море вздыхало и шлепалось на берег, похожее на древнее, давно вымершее животное. Hа берегу таяли безвольным киселем медузы. Смотреть на медуз, вдыхать вечерний бриз...

В то время мне было не до медуз. Hас теснили от самого Перекопа. Отступление. Как морская волна катились мы, оставляя за собой землю, которая нам больше не принадлежала. Мы отличались от моря: нам уже не суждено было вернуться кипящим приливом, и выброшенными на берег медузами у нас были трупы - наших друзей, врагов - не все ли равно? Трупы были так же холодны, их так же никто не хоронил, и даже смерть человеческая казалась такой же равнодушной, как и таяние медуз за полосой прибоя.

Роман «Маньяк Гуревич» не зря имеет подзаголовок «жизнеописание в картинках» – в нем автор впервые соединил две литературные формы: протяженный во времени роман с целой гирляндой «картинок» о докторе Гуревиче, начиная с раннего его детства и по сегодняшний день: забавных, нелепых, трогательных, пронзительных, грустных или гомерически смешных. Благодаря этой подвижной конструкции книга «легко дышит». Действие мчится, не проседая тяжеловесным задом высокой морали, не вымучивая «философские идеи», не высиживая героев на котурнах, чем грешит сейчас так называемая «серьезная премиальная литература». При этом в романе Дины Рубиной есть и глубина переживаний, и острота ощущений человеческого бытия.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Герцог, пожалуй, всегда получает то, что хочет…

 Что касается нового герцога Биллингхэма, у Саймона Крэторна есть одна важная обязанность: ему необходимо найти подходящую жену и продолжить семейный род. Но среди всех приемлемых девушек, которые приехали на его загородную вечеринку до открытия сезона, он желает лишь одну. И она может быть самой неподходящей невестой из всех.

Лилиан Мейхью отчаянно хочет явить всему свету отвратительный, разрушительный по своей силе, секрет покойного отца Саймона, потому что только так она сможет спасти репутация своей семьи. Но когда девушка знакомится с новым герцогом, она начинает задаваться вопросом: способна ли она разрушить мир этого человека с такой жестокостью? Когда-то она сильнее всего на свете жаждала уничтожить его доброе имя, теперь же больше всего на свете она хочет его поцелуя.

 Оказавшись пленниками мести и сильнейшего желания, Саймон и Лилиан не смогли устоять друг перед другом. Так начался их страстный роман… Но за каждым прикосновением скрывалось предательство. А, открывшееся, шокирующее прошлое герцога могло привести его к гибели…

С присущими ей юмором, страстью и драматичностью, Джоанна Линдсей рассказывает о новых событиях в своей любимой аристократической семье Мэлори, возвращая нас в эпоху Регентства, с ее волнующим очарованием предприимчивых жуликов и энергичных леди.

Когда из лондонского Гайд-парка похитили дочь сэра Энтони Мэлори, требование выкупа по ошибке доставили в дом его брата Джеймса. Но Джеймс и его жена Джордж путешествуют по Карибскому морю, а в доме находится только их гость Бойд Андерсон, самый младший брат Джордж. Он, известный своей импульсивностью американский морской капитан, поможет Энтони найти девочку и наказать безрассудного злодея.

Жизнерадостная Кэти Тайлер после смерти матери сбежала из унылого маленького городка в штате Коннектикут, надеясь найти приключения и романтику в большом турне по Европе. Однажды ночью в гостинице она слышит слабые стоны в комнате по соседству и находит связанную маленькую девочку с кляпом во рту. Освободив девочку, она соглашается сопроводить её назад, к семье, в Лондон. Но Кэти совсем не рассчитывает на то, что будет обвинена большим, красивым американцем в похищении той самой девочки, которую она спасла! Кэти ещё не знает, что благодаря тому, что она привлекла внимание Бойда Андерсона, у неё появится настоящая возможность испытать страсть и приключения бо́льшие, чем обычно случаются с молодыми особами в европейском турне. А после встречи с семьёй Мэлори жизнь Кэти уже никогда больше не будет унылой!

Два мира, которым грозила гибель, спасены, но зло не побеждено. Оно возвращается, и теперь бедствие охватывает одну планету за другой. Терри и её друзья отправляются на поиски Дианы. Их ждут удивительные открытия и самые неожиданные встречи. Прошлое и настоящее, судьбы людей и миров связаны множеством нитей, и лишь постигнув смысл этого таинственного, сложного узора, можно спастись и спасти тех, кого любишь.

Печень – удивительный по своим функциям и возможностям орган, постоянно нейтрализующий и выводящий из нашего организма вредные вещества, очищающий кровь и дарящий нам силы и энергию. Однако многие из нас держат свою трудолюбивую печень «в черном теле», усугубляя отрицательное влияние окружающей среды жирной едой, химическими лекарствами, курением и приемом алкоголя. Кроме того, печени угрожает опасное заболевание – гепатит, нарушающий нормальное течение жизненно важных процессов. Но есть и хорошая новость: клетки печени способны восстанавливаться, и при должном и своевременном лечении возвращение здоровья вполне возможно.

Как избежать встречи с грозным недугом, какими методами академической и народной медицины вы можете воспользоваться, как вашей печени помогут мед, вода, продукты питания, вы узнаете из новой книги врача Юлии Поповой.