Princeps Omnium

Princeps Omnium

Терпеть не могу писать вступления… Объясняю — вступление всегда выступает в роли своеобразного анонса основного произведения.

Если во вступлении написать, что анонсируемое произведение — бред сивой кобылы с тяжелыми последствиями черепно-мозговой травмы, то такое вступление, скорее всего, не подойдет, и время, затраченное на его написание, будет являться единственным результатом подобной работы.

Если написать, что книга «вселяет», «вдохновляет», "нестандартно подходит" и т. д., то после каждого подобного эпитета элементарная скептическая честность заставит вставлять обороты «мне», "для меня", «по-моему» и пр.

Другие книги автора Андрей Геннадьевич Борцов

Это вторая наша совместная книга (первой был труд об архетипе Сатаны «Princeps Omnium»). Надеемся, что она, вкупе с предыдущими нашими работами, как совместными, так и отдельными, даст пищу для размышлений тем, кто умеет мыслить.

Считаем необходимым выразить признательность первопроходцам этой темы, а именно: Ярославу Добролюбову aka ЯДу и Лютобору, написавшими работу «Меритократия - к вопросу о царстве разума» [1]. Изначально мы были приглашены для совместной работы над этим проектом, но в дальнейшем возникли принципиальные разногласия по некоторым вопросам, и было решено при всем взаимном уважении отказаться от соавторства и написать отдельный труд. ЯД и Лютобор выразили нам благодарность в своей работе [2]

From: [email protected] (Warrax)

On Sun, 29 Nov 98 13:51:15 +0300, Mankubus

Потянешь?:-)

Ты бы сразу весь сайт потребовал, чего мелочиться:-)

Hа два дня разобью…

Сатанизм — истинная реальность При слове "Сатанист" многие сразу представляют себе мрачную личность, занимающуюся поджогом церквей и раскопкой могил в свободное от жертвоприношений время. Редкие свободные минуты уделяются сексуальным оргиям. Да, чуть не забыл: в жертву приносятся исключительно девственницы и младенцы, похищенные у безутешных родителей.

Варракс

Клятва Сатане

Практически во всех религиях существует такое понятие, как молитва, то есть просьба к божеству либо восхваление такового. Естественно, в Сатанизме такое понятие отсутствует, о чем не-Сатанисты редко подозревают - ну не укладывается это в их куцых мыслях. Есть еще не менее странное общепринятое мнение, что Сатана всегда заключает сделки, предоставл

Сатанистами становятся осознанно и самостоятельно; недостаточно просто назвать себя таковым, Сатанистом надо СТАТЬ. И при этом совершенно не обязательно подписывать договора, совершать церемонии, каяться в прошлом и "начинать новую жизнь". Просто в один прекрасный день, проснувшись, ты понимаешь - ты уже не человек, ты Сатанист - хотя внешность и о может получиться.

В работе в яркой и доступной форме представлены ответы на наиболее типичные вопросы и аргументы противников легализации короткоствольного оружия. В итоге делается вывод, что их позиция имеет скорее эмоциональные, нежели разумные основания.

Разница менталитета: иллюстрации 140 Изучите же, наконец, историю! 143 Русская этика - северная 144

24. ЭКОНОМИКА И РУССКАЯ НАЦИЯ 145

Экономика трех толстяков 147 Наука и прочее 150

25. О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ НА ТЯЖЕЛУЮ И СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ 151 26. ВОЙНЫ И НАРОДЫ 151 27. ЗАКЛЮЧЕНИЕ: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И РУССКАЯ НАЦИЯ 152 1. ЧТО ТАКОЕ ИДЕОЛОГИЯ?

Термин "идеология" ввел в употребление французский философ и экономист Дестют де Траси ("Элементы идеологии", 1801). Исходя из принципа, что наши знания происходят из ощущений, он определил идеологию как учение об идеях: исследуя всеобщие принципы и законы возникновения идей, можно установить твердые основы для политики, этики, воспитания и т. д.

Люди очень людят громкие слова с претензией на мудрость, не особо задумываясь об их верности. Одна из таких сентенций — это известная фраза «Демократия — плохая форма управления государством, но лучше неё люди ещё не придумали». Она так убедительна на поверхностный взгляд, что не заявлять себя демократией для любой власти давно уже как-то даже и неприлично.

Однако пробема есть: демократия — настолько плохая форма управления государством, что не работает в принципе, при этом подстраиваясь своей формой под требования власть предержащих. Демократия — это власть демократов, как давно известно.

Конечно, это не новость для тех, кого интресует политология и при этом не разучившихся мыслить, но подробного анализа видов демократии и раскрытия причин, почему она не работает, ещё никто, насколько мне известно, не делал. Об этом и написана эта работа.

Специально для politrussia.com.

Варракс

Бездорожье

Я шел.

Я шел не спеша, я знал, что каждый шаг приближает меня в нужном мне направлении - хотя направления время от времени меняются, иногда поворачивают назад, иногда долго кружатся на месте.

Hо это - мои направления. И они ведут туда, куда надо мне.

Hа своем пути я встречал множество людей.

Большинство из них шло проторенными дорогами.

Страшно смотреть на них, идущих по такой дороге - люди, составляющие ее, однообразны и невозможно среди них отличить одного от другого. Мужчины, женщины, дети, старики, калеки, атлеты, - на первый взгляд они разные, но, по прошествии времени, остановившись на обочине дороги, по которой они идут, видишь, как они одинаковы, несмотря на пестроту одежд и разный цвет кожи. Одинакова пустота в их глазах, одинаков взор, направленный вперед - эти дороги только с односторонним движением.

Популярные книги в жанре Философия

Хосе Ортега-и-Гассет

Мысли о романе

Недавно Пио Бароха[*В газете "Эль Соль". Позднее он откликнулся на мои замечания в теоретическом предисловии к роману "Корабль дураков"] напечатал статью о своем последнем романе, "Восковые фигуры", где, во-первых, выражает озабоченность проблемами романной техники, а, во-вторых, говорит, что хочет, следуя моим советам, написать книгу в tempo lento[1]. Автор намекает на наши разговоры о современной судьбе романа. Хотя я не большой знаток литературы, мне не раз приходилось задумываться об анатомии и физиологии этих воображаемых живых организмов, составивших самую характерную поэтическую фауну последнего столетия. Если бы люди, непосредственно решающие подобные задачи (романисты и критики), снизошли до того, чтобы поделиться своими выводами, я бы никогда не решился предложить читателям плоды моих случайных раздумий. Однако сколько-нибудь зрелых суждений о романе пока не видно: может быть, это придает некую ценность заметкам, которые я вел как попало, отнюдь не собираясь кого-либо чему-либо научить.

Владимир Сахаревич

Союз духа и разума

О себе. Владимир Сахаревич (псевдоним), родился в 1952г., москвич, окончил МИРЭА по специальности радиотехника, в настоящее время работаю проблемным программистом (бухгалтерский учет), занимаюсь медициной - лечу гомеопатией, пытаюсь развить концепцию мира, в основе которой лежит идея Богочеловечества.

Резюме концепции. В настоящий момент человеческое общество подошло к концу своего исторического развития и ему предстоит совершить прорыв в будущее - превратиться в Коллективный Разум. В результате человек победит смерть и обретет власть над временем. Но одним из условий осуществления данного духовного прорыва является осмысление двухтысячелетней истории нашей эры, начало которой положило рождение Иисуса Христа и его победа над смертью.

Дмитрий Володихин

Медленный взрыв империй

Массовое сознание чаще всего хранит образ какого-нибудь государства, народа, правления, создавшийся из яркой метафоры. В умах миллионов застревают не страницы школьного учебника, и уж конечно не выводы историка-профессионала, изложенные в академичной по форме и языку статье. О, нет! Одна-единственная фраза из популярного исторического романа или одна-единственная сцена из исторического фильма... Так лихо, например, подшучивает царский любимец Меншиков над старомосковскими боярами в знаменитом советском фильме "Петр Первый"! И так тупо огрызаются они, "брады уставя", так смотрят "зверообразно", так чужды государственным интересам их склоки... Эта сцена запомнилась целому поколению. Каков стиль целой эпохи - эпохи Московской Руси? - а вот, сидят глупые жирные бояре и смотрят "зверообразно". Любая героика, любая высокая трагедия, любой триумф с грохотом разбиваются об одну единственную сцену. Минин и Пожарский? Позвольте, какие там могут быть Минины с Пожарскими, когда все обсижено зверообразным боярами? Что? Иван Грозный в день мог сотню людей казнить? Публично? Да полно, там эти потешные бояре, они так уморительно сидят... За реформы, оказывается, принялся не Петр, а еще его отец Алексей Михайлович? Не смешите. Какие-такие ха-ха могли быть реформы, когда повсюду сидят толстые бородатые бояре и ждут, когда, наконец, Петр I даст им хорошего пинка!

Бернард Шоу в своем «Пигмалионе» сформулировал мысль о том, что овладение подлинной культурой речи способно полностью преобразовать человека, пересоздать его бессмертную душу. Философский анализ показывает, что не только цеховая гордость выдающегося филолога движет сюжет этой парадоксальной пьесы. Существуют вполне объективные основания для таких утверждений. Речевое общение и творчество, слово и нравственность, влияние особенностей взаимопонимания на формирование человека и определение исторических судеб целых народов составляют предмет философского исследования «Слово о слове».

Четыре столетия западная цивилизация развивалась в направлении отчуждения человека от природы. Существовавшая тысячелетняя гармония между ними была разрушена. Появилась новая культура, новый миф, новый мир. Эпоха Возрождения, помимо гуманизации культуры, имела и свою оборотную сторону: перед человечеством была поставлена задача покорить природу, задача в сути своей суицидальная и парадоксальная. Диалектика о человеке, - как заметил Н. Бердяев, - заключается в том, что "самоутверждение человека ведёт к самоистреблению человека". Культурные ценности эпохи Возрождения были дополнены новыми, доселе неизвестными, ценностями экономического материализма и утилитаризма, которые возникли в недрах промышленной революции. Интересом эпохи нового времени стало становление "общества потребления", которое "обязательно противопоставляет себя природному миру и оставляет за собой экологическую пустыню". К началу 70-х годов ХХ века материальные и духовные антропогенные факторы экологической катастрофы стали совершенно очевидны. Стало ясно, что преобразующая природу деятельность человека приводит к фатальному и неизбежному разрушению биосферы, включая, конечно, и самого агента этого разрушения, человека. В 1972 году на первой конференции ООН по окружающей среде в Стокгольме на международном уровне был поставлен диагноз о глобальном экологическом кризисе всей биосферы Земли. Военная опасность ядерной катастрофы была дополнена менее быстрой, но все же неизбежной и неотвратимой возможностью возникновения катастрофы экологической. Таким образом, история гуманистической культуры эпохи Ренессанса и Нового Времени достигла своего логического конца.

Авторитет и влияние теоретического наследия английского, а затем американского мыслителя Грегори Бейтсона (Bateson, Gregory, 1904-1980) окружены плотным облаком парадоксов. С одной стороны, этот исследователь-одиночка занимался довольно абстрактными проблемами и стал приобретать широкую популярность лишь к концу жизни (и особенно после смерти), да и то лишь среди специалистов. С другой стороны, в настоящее время слава Бейтсона огромна, несмотря даже на некоторый присущий ей оттенок эзотеризма и сектантства (этот оттенок не мешает, а, наоборот, лишь подстегивает интерес широкой публики к бейтсонианству).

Он был рожден для того, чтобы его били. Кожаный, упругий, он не знал, не хотел и не мог почувствовать другой жизни, без ударов. Она, эта нынешняя жизнь, была всем — молитвой, счастьем, благословением, судьбой. Больше всего — судьбой. Он ощущал ее прикосновения всем своим естеством. Он ждал их, катился навстречу им, крутился на месте от нетерпения или, если это не помогало, замирал, как будто успокоившись и даже солидно покачиваясь, на самом деле весь распираемый изнутри нетерпеливым ожиданием, что вот сейчас, непременно, вот-вот, немедленно, сию секунду… И судьба приходила. Он всегда угадывал ее приближение по исходящей откуда-то извне (или изнутри? он не умел отличать) ритмичной вибрации, сотрясениям, сначала далеким и словно бы нерешительным, потом все более настойчивым, определенным в своей направленности — к нему — и он, уверяясь, что главное близко, напрягался для грядущей битвы, отпора, ждал среди все учащающейся тряски… Удар! Он прогибался от толчка, в самом нем черпая силы для сопротивления, зная, что чем сильнее удар, тем больше энергии набирает он сам. Выжидая момента, когда еще немного, еще чуть-чуть, и его разорвет изнутри рвущееся буйство жизненной силы, он именно в этот точно определенный законами его естества миг отдавал всю, без остатка, силу, столь щедро данную ему судьбой, отдавал ей и летел.

Заголовок того, о чем я должен сегодня сказать, — «Субъекты, Объекты, Данные и Ценности». Он касается центральной темы настоящей конференции — пересечения искусства и науки. Наука имеет дело с субъектами, объектами и, в особенности, — данными, а ценности она исключает. Искусство касается преимущественно ценностей, но, в действительности, не слишком много внимания обращает на научные данные и иногда исключает объекты. Моя же работа касается Метафизики Качества, которая может преодолеть этот разрыв единой общей рациональной схемой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Еще по одной пинте темного и домой? — спросил Сима, глядя на нас.

Надо сказать, что сегодня в лондонском пабе "Холостяк" компания подобралась колоритнейшая. Во-первых, сам Сима, в девичестве Семен Бронштейн, еврей в "двадцатом поколении", как он сам себя отрекомендовал при первой нашей встрече. Правда, если судить по почти античному профилю, правильным чертам лица и голубым глазам, то его никак нельзя отнестик одному из древнейших этносов нашей планеты. С другой стороны, фамилия говорит сама за себя — кто в корпоративной элите России не знает Бронштейнов и в первую очередь папу Семена, Льва Бронтшейна, основателя фонда "Квантум" и одноименного банка. С самой первой минуты нашего знакомства, Семен попросил называть его Симой, якобы в память о его дедушке, красном командарме Симоне Могилевиче — герое революции, личном друге Ленина. Впоследствии дедушку Сталин успешно репрессировал, но родители Симы в память о легендарном предке подобрали своему отпрыску имя максимально приближенное к имени революционера. А с наступлением перестройки Семен прочно и навсегда стал Симой.

Проснувшись, я сразу заметил что-то не то. Где я? Почему я лежу не в собственной постели, а на какой-то лавочке в парке? Вроде вчера не пил… Тем более, я вообще пью редко и меру стараюсь соблюдать. Да никогда такого не было, чтоб я мало того, что вырубился, так еще и на лавочке! Посмотрел на часы. Странно, стоят… Стрелки застыли на двенадцати часах. Это в полночь или в полдень? Судя по тому, что светло, скорее полдень. Но если часы остановились ночью…

В книге рассмотрены основы гомеопатии, дано ее определение, изложены принципы гомеопатии по С.Ганеману. Представлены методы изучения эффективности гомеопатических лекарственных средств, их выбор, особенности клинической картины болезни у каждого конкретного больного. В специальной части описаны лекарственные средства применительно к различной патологии на основе принципа подобия.

Для врачей-гомеопатов и врачей-аллопатов, интересующихся гомеопатией.

Хотя о катастрофе 1941 года написаны целые библиотеки, тайна величайшей трагедии XX века не разгадана до сих пор. Почему Красная Армия так и не была приведена в боевую готовность, хотя все разведданные буквально кричали, что нападения следует ждать со дня надень? Почему руководство СССР игнорировало все предупреждения о надвигающейся войне? По чьей вине управление войсками было потеряно в первые же часы боевых действий, а Западный фронт разгромлен за считаные дни? Некоторые вопиющие факты просто не укладываются в голове. Так, вечером 21 июня, когда руководство Западного Особого военного округа находилось на концерте в Минске, к командующему подошел начальник разведотдела и доложил, что на границе очень неспокойно. «Этого не может быть, чепуха какая-то, разведка сообщает, что немецкие войска приведены в полную боевую готовность и даже начали обстрел отдельных участков нашей границы», — сказал своим соседям ген. Павлов и, приложив палец к губам, показал на сцену; никто и не подумал покинуть спектакль! Мало того, накануне войны поступил прямой запрет на рассредоточение авиации округа, а 21 июня — приказ на просушку топливных баков; войскам было запрещено открывать огонь даже по большим группам немецких самолетов, пересекающим границу; с пограничных застав изымалось (якобы «для осмотра») автоматическое оружие, а боекомплекты дотов, танков, самолетов приказано было сдать на склад! Что это — преступная некомпетентность, нераспорядительность, откровенный идиотизм? Или нечто большее?.. НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка не только дает ответ на самые горькие вопросы, но и подробно, день за днем, восстанавливает ход первых сражений Великой Отечественной.