Принц

Евгений Кукаркин

Принц

ПРОЛОГ

Мы стояли по стойке смирно перед адмиралом и ели его глазами.

- Значит решили по выпендриваться, показать себя.

Адмирал подскочил к моему лицу и заорал прямо в нос.

- Кто разрешил? Я знаю, это все твои штучки.

Я молчу и гляжу в его бешеные глаза. Он отошел и проскочив мимо нас туда и обратно, вдруг застопорил.

- Еще одна такая выходка и я вас... спишу, выгоню, уничтожу... Пижоны говняные.

Другие книги автора Евгений Николаевич Кукаркин

Начался мелкий дождь. Мы уже сидим в засаде четыре часа и в все, без толку. Человек, с которым должны встретится, третий день в положенное время не выходит на связь. Несколько капель с куста скатились за шиворот и от этого стало совсем неприятно. Когда нашей группе давали задание, начальник штаба снисходительно говорил.

— Капитан, это прогулка, а не работа. Дойдете до места, встретитесь с связным, он вам все передаст и вернетесь обратно.

Не всех приговоренных судом к смерти людей в России уничтожают. Самых сильных, самых жестоких и самых подготовленных, оставляют для тренировки на них спец агентов. Таких людей называют куклами. Приключения одного и из них и содержит эта повесть. Герой остается жив и ему удается бежать из жуткой тюрьмы. Теперь, где бы он не появлялся, жуткое прошлое все время тянется за ним.

Впервые публикуемые на русском языке детективные повести Евгения Кукаркина, написанные в жанре политического триллера, отличаются динамичным захватывающим сюжетом. Тематика предлагаемого сборника до боли близка российскому читателю и несомненно заинтересует любителей остросюжетного жанра.

В 1995 году в Москве на конкурсе сценариев XIX Международного кинофестиваля сценарии, написанные по мотивам публикуемых повестей, получили самую высокую оценку. Лауреатом конкурса стала «Бизерта — X», роман «Вспышка» удостоен премией им. А.П.Чехова, а сценарий, написанный по мотивам «Я — Кукла» получил Гран-при и вскоре появится на экранах.

Евгений Кукаркин

А был ли мальчик?

ПРОЛОГ.

Я - заключенный. Сижу в колонии строгого режима вместе со всякими подонками, полуподонками и, искалеченными душой, нормальными людьми и считаю дни до выхода на волю. Местная сволочь, долго пыталась разобраться за что я сижу. Наконец, решив, что я отравитель, сделала мне для начала "темную", а потом отстала, так как таких заключенных, которые отправили на тот свет многих граждан СССР, здесь полно.

Поезд подкатил к маленькой одноэтажной станции «Чупры». Со всего состава я высадился на низкую платформу только один. Проводник подал мне чемодан и тут же за моей спиной раздался голос.

— Простите, вы не лейтенант Комаров?

Оборачиваюсь и вижу худенького солдата в засаленной пилотке.

— Я.

— Меня прислали за вами.

— Вы с машиной?

— Да.

— Очень хорошо.

В это время состав дернулся и медленно покатились вагоны. Поезд набирал скорость и вскоре понесся по широкой просеке пробитой в тайге. Мне стало тягостно на душе. Черт, куда меня занесло?

ЕВГЕНИЙ КУКАРКИН

ДЕПУТАТ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

КАНДИДАТ

- Ну так что мужики? Начнем компанию по моим выборам? - сказал я выливая остатки из бутылки в стакан.

- Попробуем... Конечно! - нестройно загалдели мужики, прикладываясь к разбитым и грязным пивным кружкам или пол литровым баночкам с отгрызенными краями, наполненными мутнокоричневой жидкостью.

Меня уже как месяц выперли с работы. "Формулировка, "по сокращению штатов", повисла надо мной, как дамоклов меч. Ни одна приличная организация не берет меня с такой формулировкой. Везде требуются строители, работяги технических специальностей, просто работяги, а инженеры по оптике почему-то не нужны. Пошатавшись по пивным и кабачкам, я пришел к выводу, что пора идти в политику, тем более что все злачные заведения политизированы настолько, что одна пивная за демократов - куда не пускают коммунистов, другая за коммунистов - куда не пускают демократов, третьи - нейтральны, где бьют физиономии и демократам, и коммунистам. Так я приперся к нейтралам и предложил друзьям-алкоголикам выбрать меня депутатом от их округа в Верховный Совет России.

Евгений Кукаркин

Дыхание кризиса

Командир полка полковник Кирсанов смотрел на наши коробки взводов презрительным взглядом. В ближайшее время его должны были перевести в штаб округа и мы уже для него ничего не представляли.

- Майор Сергеев, приступайте к распределению взводов по своим местам.

Он, переваливаясь на толстых ногах, направился в свой кабинет. Майор уникален. Ведет себя перед нами безобразно, но как начальник штаба по профессионализму равных себе не имеет. Вот и сейчас он засунул левую руку в карман брюк и перекатывает свои яйца.

Евгений Кукаркин

Курсы повышения квалификации

ИЛИ СЛЮНЯВАЯ СОБАЧКА ПАТИ

Боже, как хочется в туалет. Моя паршивая машина еле-еле ползет возле тротуара и я взглядом выискиваю необходимое заведение. Заветная буква мелькнула на грязной двери. Скрипят тормоза и я тут же посылаю проклятия всему городу и прежде всего мэру. Ниже буквы лоскут бумаги с надписью "ремонт". Опять продвигаюсь вперед и вот они, две двери, щедро отделанные под орех. Под буквой "М", метализированная надпись "Туалет платный. Вход 10000 рублей". Еще ниже лоскут бумаги с типографским текстом. "Производится набор на платные трех недельные курсы повышения квалификации торговых работников. По окончании курсов выдается сертификат международного значения с правом работать во всех странах мира и СНГ. Начало занятий с 1 Апреля. Плата 700000 рублей, куда обеды не входят." Ниже телефоны, нарезанные лоскутками. Отрываю телефон и толкаю дверь. Господи, кругом хрусталь и зеркала. Да я попал во дворец.

Евгений Кукаркин

Президент

Написана в 2001 - 2002 г.г. Приключения современных бизнесменов.

Я приехал в город N... днем. Было облачно и мелкий дождик отчаянно гнал водяную пыль в лицо. На платформе меня встретил Борис, представитель нашей фирмы в городе. Над его головой раскрыт огромный зонтик, который прикрыл нас сверху от сырости.

- Федор, наконец то, - тряс он мне руку. - Я уже заждался.

- Все здесь подготовил, ничего не забыл?

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

В принципе, затею Сени Шергунова с кафе нельзя назвать совсем уж безумной. Но это только в принципе. И вовсе не потому, что Сеня простак, не способный реализовать на практике здравую идею обеспечения пищей телесной наших дорогих сограждан. Как раз наоборот: Шергунов человек умный. Но вся беда в том, что это другой ум. Совсем не тот, что потребен для выживания и уж тем более нормального функционирования в нынешней непростой российской действительности. И даже экономическое образование, полученное в институте, не спасает моего старого друга в ситуациях, где требуется практическая сметка и хамоватый напор.

— Какая чушь! В жизни не слышала ничего более абсурдного!

Хелен Керью была по натуре женщиной сдержанной, и хотя она уже давно взяла себе за правило, находясь в хозяйском доме, держать свое мнение при себе, но условия завещания ее покойного работодателя поразили ее настолько, что она изменила этому золотому правилу. Да и к тому же все равно она здесь уже больше не работала.

Адвокат, сухопарый, подтянутый старик по имени Альберт Престон, бросил в ее сторону недовольный взгляд, а затем снял очки и принялся старательно протирать стекла.

История, которую я хочу вам рассказать, началась давным-давно, когда москвичей еще не испортил квартирный вопрос, а в центре столицы находились не офисы и фирмы, а жилые дома: одно-, двухэтажные особняки и четырех-пятиэтажные «высотки», так называемые доходные дома. Такой четырехэтажный дом, построенный в самом начале нашего века, стоит в одном из арбатских переулков — Чистом, который выходит на улицу Пречистенка (в советское время — Кропоткинскую). Дом, в общем-то, ничем не примечательный, поскольку никто из революционных деятелей и даже крупных ученых или там архитекторов в нем не живал. Посему мемориальной доски нет и теперь уже, конечно, не будет. А жаль.

Письмо пришло во вторник. Подслеповатый текст и прыгающие буквы ясно демонстрировали материальное убожество отправителя, но шапка бланка, по которому они скакали, и содержание привели Глеба в истерическое возбуждение. Областной Драматический театр извещал уважаемого Автора, что «Худсовет рассматривает вопрос о принятии его пьесы „Страст…“ к постановке и что читка пьесы с обсуждением на труппе состоится в пятницу, 20 января 1995 года в 10 часов. Присутствие Автора обязательно».

Невыносимо унылый и холодный — под стать погоде — голос трубы был различим от самых ворот, где царило нездоровое, учитывая назначение этой обнесенной высоким каменным забором территории, оживление.

Она закурила и огляделась. Высоцкий слишком аккуратен, причесан и рекламен. Квантришвили слишком помпезный. Золотой ангел за золотой изгородью и вовсе не производит впечатления надгробного изваяния — в сияющих своих ризах он смотрится огромной рождественской игрушкой. И только ветхая, вся в коросте трещин и известковых струпьев часовенка у края аллеи напоминает о прежних умных и уютных, смирных временах.

Вот уже месяц, как я перешел на службу в Региональный Отдел уголовной полиции[1] города Лиона и получил звание комиссара. Своим новым местом службы я доволен: поступив в полицию, я мечтал однажды получить назначение домой и там завершить свою карьеру полицейского. Правда, я не лионец. Но в Сент-Этьене, моем родном городе, к сожалению, нет подразделения РОУП, и потому мне пришлось согласиться на Лион.

В свои тридцать два года я наконец-то стал настоящим комиссаром полиции. Для этого мне вначале пришлось пройти вступительный конкурс, прослужить десять лет в звании инспектора и пройти двухгодичную стажировку в РОУП города Бордо. Теперь, как мне казалось, меня ждали неплохие перспективы.

Галя и Игорь вместе много лет, они любят и ценят друг друга. Кажется, так будет всегда, но однажды Игорь внезапно исчезает…

Валентина стала матерью в семнадцать лет, но отказалась от дочери, и та выросла настоящим чудовищем. Теперь Валентина тщетно пытается загладить свою вину перед ней…

Вика родила сына от своего босса, после чего они и расстались. Несколько лет спустя бывший любовник отнимает у Вики ребенка. У отца есть деньги, связи и продажные юристы, у Вики – только добрые друзья и любовь к сыну…

Герои остросюжетных рассказов Евгении Михайловой – обычные люди, беспомощные и беззащитные перед злом. Поодиночке им не выстоять, но если они объединятся, то смогут многое…

Профессиональному телохранителю Евгении Охотниковой досталась весьма необычная клиентка. Инга Ясминская, больше известная в городе как Королева Огня, возглавляет школу файер-искусства – танца с огнем – и нуждается в услугах телохранителя. Инга получила несколько писем с угрозами и боится, что теперь ее жизнь в опасности…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Кукаркин

Проводник

Написана в 1997 г. Приключения.

Капитан сидит напротив меня и с видимым удовольствием выпускает кольца дыма.

- Так что, Тимофей Иванович, - это он обращается ко мне, - так и будешь молчать?

- А чего говорить то? Ясно, что за границу ходить нельзя, но где она граница то? Вы ни пограничных столбов, ни полосы не сделали, проволоки не натянули, а требуете, что бы я что то не нарушал и даже помогал вам.

Евгений Кукаркин

Путешестие к людоеду

Написано в 1999 г. Приключения.

После армии я не мог никуда устроится на работу и поэтому был рад предложению моего друга Сережки поступить в частное охранное предприятие "Пантера". Туда я попал без задержек, так как в кадрах учли опыт моей службы в армии и рекомендации некоторых людей, которых привлек к этому делу Сергей. После двух недельной переподготовки меня устроили охранником на виллу "нового русского" в пятнадцати километрах от города.

Евгений Кукаркин

Рай

ПРОЛОГ

АД

- Лекарь, вставай.

Меня тряс за плечо мой сосед по койке.

- Слышишь, - продолжил он, - наши начали.

Где-то внизу раздавался грохот, крики. Казарма ходила ходуном. Я натянул штаны, куртку и бросился за соседом вниз по лестнице.

- Лекарь, где лекарь? - заорал чей-то голос. - Лекаря сюда.

- Здесь он. Здесь, - ответил криком сосед.

Меня схватили под локти и поволокли по второму этажу в угол, где на койках уже лежали два человека. Грохнул выстрел, за ним дробью отразили эхо выстрелов пулемета с вышки, своды казармы. Зазвенели стекла. Кто-то закричал.

Евгений Кукаркин

Разборки в одной организации

Написано в 1997 г. Политический триллер.

ПРОЛОГ

ЕЕ ЗОВУТ, НАДЯ

Нет, грибник ныне пошел не тот. Ближайшие к дачам леса уже стали как парки с миллионами тропинок. Их истоптали пенсионеры, дети, влюбленные парочки и другие, те кто приворовывает древесину или те, кто не умеет собирать грибы. Вот и приходится уходить все дальше и дальше от поселка, чтобы набрать корзину дивных даров природы. Хорошо, что эта природа позаботилась о нас и, через три километра от последних дач, неизвестно когда она родила труднопроходимую болотину, километром в ширину и шесть - в длину. Эта преграда и отделила парковую зону от дикой природы. Но остановило ли это людей? Конечно нет, по лесным дорогам, в объезд болотам и всем преградам, замелькали легковые машины, мотоциклы и новый тип механизированного грибника рванул в эти дикие леса. Теперь в конце Августа, прейдя болото, чаще найдешь любую породу машины, чем сыроежку или поганку.