Прикосновенья истинного смысла

Вадим Марк-Георг

Прикосновенья истинного смысла

Начало Философии -- это поиск истины,

началом поззии -- поиск Ее языка.

Вадим Марк-Георг

КРАТКАЯ АННОТАЦИЯ

В этой небольшой, возможно относяшейся

к жанру эзотерической литературы, книге современного

автора в поэтической форме представлена разнообразная

гамма отношений в аспекте двойственности

человеческого бытия: духовно-космического

Популярные книги в жанре Философия

Майкл Даммит (27 июня 1925, Лондон — 27 декабря 2011) — британский философ, видный представитель аналитической школы; также является разработчиком теории избирательной системы голосования и специалистом по истории карточных игр. В 1944 году он вступил в ряды римской-католической церкви и с тех пор оставался практикующим католиком. С 1979 по 1992 гг. — профессор логики в Оксфорде. Также Даммит преподавал в Калифорнийском университете в Беркли, в Бирмингемском, Принстонском и Гарвардском университетах. Занимаясь логикой и философией языка, Даммит стал автором работы, которая сейчас признается классической в соответствующей среде, — «Фреге: Философия языка» (англ. Frege: Philosophy of Language, 1973). Значителен также его вклад в области философии математики и метафизики. В 1995 году он получил премию Рольфа Шока за участие в дискуссии, посвященной философии Фреге, и за вклад в развитие теории значения.

В книге освещаются жизненный и творческий путь, а также философские взгляды молдавского мыслителя и государственного деятеля Дмитрия Кантемира (1673–1723), сыгравшего видную роль в становлении собственно философских связей Молдавии, Украины и России, внесшего серьезный вклад в развитие культуры России. Его труды представляют собой вершину молдавской философской мысли конца средневековья и начала Нового времени. В работе особое место уделяется анализу философии истории Д. Кантемира, а также его гуманистических идей.

Для широкого круга читателей.

«…У духовных писателей вы можете прочесть похвальные статьи героям, умирающим на поле брани. Но сами по себе «похвалы» ещё не есть доказательства. И сколько бы таких похвал ни писалось – вопрос о христианском отношении к войне по существу остаётся нерешенным. Великий философ русской земли Владимир Соловьёв писал о смысле войны, но многие ли средние интеллигенты, не говоря уж о людях малообразованных, читали его нравственную философию…»

Книга представляет собой критику априоризма в этике. По мнению автора, долженствование не предшествует хотению ни в случае отдельного человека, опосредованного и итерсубъективной сферой языка (Апель), ни вне человека (Хёсле) Сегодня этический дефицит компенсируется преимущественно эстети­чески: если истины уже не очаровывают, истиной становится очарование.Но тогда возникает вопрос, не основываются ли сам этос и этическое в эстетическом. Ведь этос и смысл могли контитуироваться лишь там, где людям с их мега-физической по­требностью казалось разумным расходовать себя ради Другого.Существование Другого,этоса как "обещания счастья" (la promesse du bonheur) было возможно лишь благодаря "счастью обещания" (le bonheur de la promesse), т.е., благодаря эстети­ческому феномену.

ISBN985-6329-40-X

русский религиозный философ, литературный критик и публицист

Казалось бы, в последние годы все «забытые» имена отечественной философии триумфально или пусть даже без лишнего шума вернулись к широкой публике, заняли свое место в философском обиходе и завершили череду открытий-воскрешений в российской интеллектуальной истории.

Вероятно, это благополучие иллюзорно – ведь признание обрели прежде всего труды представителей религиозно-философских направлений, удобных в качестве готовой альтернативы выхолощено официозной диалектике марксистского толка, но столь же глобальных в притязаниях на утверждение собственной картины мира. При этом нередко упускаются из вида концепции, лишенные грандиозности претензий на разрешение последних тайн бытия, но концентрирующие внимание на методологии и старающиеся не уходить в стилизованное богословие или упиваться спасительной метафорикой, которая вроде бы избавляет от необходимости строго придерживаться собственно философских средств.

Этим как раз отличается подход М. Рубинштейна – человека удивительной судьбы, философа и педагога, который неизменно пытался ограничить круг исследования соразмерно познавательным средствам используемой дисциплины. Его теоретико-познавательные установки подразумевают отказ от претензии достигнуть абсолютного знания в рамках философского анализа, основанного на законах логики и рассчитанного на человеческий масштаб восприятия...

В книге представлено исследование формирования идеи понятия у Гегеля, его способа мышления, а также идеи "несчастного сознания". Философия Гегеля не может быть сведена к нескольким логическим формулам. Или, скорее, эти формулы скрывают нечто такое, что с самого начала не является чисто логическим. Диалектика, прежде чем быть методом, представляет собой опыт, на основе которого Гегель переходит от одной идеи к другой. Негативность — это само движение разума, посредством которого он всегда выходит за пределы того, чем является. Отчасти именно рефлексия над христианским мышлением, над представлением о Боге, создавшем человека, приводит Гегеля к концепции конкретного всеобщего. За философом мы обнаруживаем теолога, а за рационалистом — романтика. Для широкого круга читателе

В книге «Вебер за 90 минут» рассказывается о жизни и трудах выдающегося немецкого философа, социолога и культуролога Макса Вебера, основоположника «понимающей социологии» и теории социального действия. Книга также содержит выдержки из работ мыслителя и важнейшие даты, помогающие понять место Вебера в его эпохе и в философской традиции.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Маркеев Олег Георгиевич

Австралийский газонокосильщик

Статья

Напишу политкорректный роман и издам его в Америке. А потом вдвоем с Михалковым экранизируем.

Главной героиней будет хромая мулатка с лесбийским наклонностями и трудным детством. (Никита хотел взять эту роль себе, но я уговорил отдать ее Кристине Орбакайте). Героем будет ее бой-френд, праправнук генерала Врангеля, страдающий от СПИДа и несовершенства мира. ( Единогласно решили отдать роль Меньшикову).

Маркеев Олег Георгиевич

Хроники Нового Средневековья

Статья

Третий Рим

Вагоны несутся крысиными ходами, толкая впереди себя спертый воздух, насыщенный испарениями миллиона потных тел. Пассажиры тупо разглядывают свои отражения в мертвых стеклах и жуют жвачку газетных статей и дамских романов. Мясорубка эскалатора тянет их наверх, и они прихорашиваются, одергивая мятые одежды и разглаживая бледные щеки. За прозрачными дверями с надписью "Выход" их ждет ежедневная скотобойня. Мягкие кресла и кондиционеры для одних, жесткие ободранные стулья для других, нудный вой станка для третьих. В этом вся разница. Но они видят в ней некий сокровенный смысл.

Маркеев Олег Георгиевич

Как я убил Лимонова

Рассказ

Этот человек всю жизнь искал смерти. Просто умереть, как суждено всем смертным, ему было мало. Он хотел быть у б и т ы м. За веру, за правду-матку, за убеждения. Но ни в коем случае розочкой от пивной бутылки в воняющей мочой подворотне. Нет, умереть он хотел исключительно на арене. В присутствии знати и плебеев, под сладострастные стоны женщин и визг несовершеннолетних оболтусов. Так он хотел. И спектакль собственной героической, неприменно героической, смерти он ставил всю жизнь. С самозабвением и вкусом провинциального режиссера.

Маркеев Олег Георгиевич

Стриптиз

Рассказ

Еще минуту назад она была молодой женщиной. Сидевший рядом с ней мужчина так ничего и не заметил. Он продолжал что-то говорить, как всегда нудно растягивая слова, а взгляд уже не отрывался от гибких движений полуголой девицы на сцене.

Впервые здесь давали стриптиз. Солидная, обремененная годами и положением публика, привыкла к более скромным развлечениям. Хорошим тоном считалось ностальгировать под опальный в годы их молодости джаз.