Прикосновение звёзд

Раиса Крапп

Прикосновение звёзд

любовный роман

Книга первая

Глава первая

о том, как горько несчастливое замужество,

о маленьких радостях и о цене, которую за них приходится платить

Новое утро возвестило наступление еще одного дня в бесконечной череде однообразных будней. Веселое солнце било в щель неплотно задернутой тяжелой шторы. Яркий луч упал на юную баронессу Ланниган, и она заслонилась рукой она не любила яркого солнца, от него болела голова.

Другие книги автора Раиса Крапп

Раиса Крапп

Утолю твои печали

Глава первая

Ксения проснулась рано. Она лежала тихонько, будто боялась расплескать свое удивительное состояние - из сна. Снилось что-то странное. Что? Она попыталась вспомнить, но воспоминание, словно золотая рыбка, ускользало из сознания. Лишь отблеском его осталось ощущение радости, нежности, чего-то очень хорошего...

Ксюша с удовольствием потянулась, по-кошачьи выгнувшись всем телом, засмеялась собственному прекрасному настроению, откинула одеяло и выпрыгнула из постели. Набросив теплый халат, она подошла к окну взглянуть, ясным ли обещает быть день. В это время внизу застрекотал мотор "Бурана" и, помедлив, Ксюша прямо в тапочках и халате вышла на веранду.

Раиса Крапп

Подземелье

Атака

Часть первая

- Ох, и влетит за моноплан! Теперь наверняка к бабушке отправят! подумал Тимка, когда кувыркание прекратилось, и он растянулся на траве.

Наверно, в голове у него немножко стряхнулось, иначе он подумал бы совсем другое. А именно, - что был бы самым счастливым человеком, окажись он сейчас у бабушки. И пусть ему даже влетело бы по первое число. И даже по второе или по третье, - он согласен. Но бабушка, как и поселок, где Тимка жил с мамой и папой, были сейчас одинаково далеко от него. Какая разница, что до бабушки лететь сотни парсеков, а поселок тут, километрах в десяти, главное, отпустит ли его Город?

Раиса Крапп

Изгнание дьявола

"Частица черта в нас заключена подчас..."

(из оперетты "Сильва" Имре Кальмана

- Ведьма! - услышала она и обернулась.

У обочины стояли старухи, с которыми она только что учтиво поздоровалась. Теперь они с ненавистью смотрели на нее. Она растерянно улыбнулась, как будто услышала неудачную, недобрую шутку. Но это была не шутка. Кто-то из них плюнул в ее сторону, кто-то замахнулся узловатой палкой. Она попятилась от них, потом повернулась и почти побежала прочь, а камни-слова летели ей в спину, и она вздрагивала, как от болезненных ударов.

Раиса Крапп

Прорицание

Есть у сна свой мир

Обширный мир

действительности странной

Байрон "Сон"

- Мой господин...

Испуганный, но настойчивый голос звал, проникая в сознание. Феррах повел глазами, прежде чем осознал, где находится. Он тряхнул головой, недоумевая, сколь далеко отлетел мыслями. И еще удивился непонятной радости, которую доставил ему знакомый вид ковровых стен шатра, оберегающих его от ночной стужи. Феррах с неудовольствием бросил взгляд на шиссита, преклонившего колени у входа - низкородный прервал течение его мыслей. Но попытайся феррах вернуться к своим размышлениям, он бы удивился в третий раз: надсмотрщик за погонщиками не только помешал размышлениям своего господина, он спугнул его мысли так, что они улетучились, не оставив даже теней своих.

Раиса Крапп

Исполнение желаний

Флото с трепетом ждала этого дня. И он наступил, день Большого Королевского Бала, на котором присутствовали самые знатные фамилии. Ожидали, что король выйдет для приветствия, но на возвышении, которое должен был занимать король, сидел юный принц.

Гости проходили перед ним, и Флото вглядывалась в лица, отыскивая малейшую тень снисходительности. Во взглядах, обращенных к принцу, было разное. И любопытство - особенно со стороны иноземцем, и сочувствие, и, разумеется - гордость и любование. А снисходительности не было - Ант-Райн доказал, что достоин уважения. Он не играл в короля, он стал им в тот час, когда отца привезли с охоты тяжело раненого.

Раиса Крапп

Пересекающий время

Часть первая

КНИГА ПЕРВАЯ

Андрей Граф, хронотрансатор.

...в мире мало по настоящему страшного и вытерпеть можно почти все. Каждому посылается по силам, а слабому даруется избавление - смерть.

Библия

Внизу стремительно уносилось назад зеленое буйство перелесков, разноцветные цветочные поляны, белопенная кипень гроздьев агадуса. Его вездесущий горьковатый аромат, струящийся из крупных, снежно-белых чаш, проникал даже сюда, в глейсер.

Раиса Крапп

Фея Круглого Озера

Алёша проснулся рано. Бабушка только подоила Зорьку и теперь тихонько звякала подойником - процеживала молоко сквозь белую тряпицу и разливала его по банкам.

- Да что ты в такую рань поднялся, Алёшенька?! - всплеснула бабушка руками. - Школа опять начнётся - не поспишь.

- Я выспался, бабуля, - Алёша присел к столу на прохладную лавку.

- Ну, коль выспался, тоже хорошо, - согласилась бабушка. - Утро-то нынче какое! Попей-ка молочка парного, дитятко.

Раиса Крапп

Хорошо иметь знакомого дракона

Обняв коленки, Эд сидел перед маленьким костром, слегка отгонявшим ночь. Он думал о том, что утратил внезапно и потрясающе просто. Ах, если бы можно было вернуть все с такой же легкостью, с какой мысли возвращали его домой, к папе и маме, к Томи, в день, который казался самым обычным, пока Эд не сделал тот, последний шаг... И в тысячный раз Эда казнили вопросы: "Почему ты не поверил Тому?! Почему его страх не остановил тебя?!" Один только шаг, всего один опрометчивый шаг сделал Эд! Теперь он открыл для себя очень простую истину - за каждый свой шаг и поступок надо отвечать, ведь может случиться, что отменить его или переходить заново будет нельзя, некуда.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Планета Тайкаро давно носит имя Кибертрон. Власть фактически перешла к квинтэссонам. Последние гандамы доживают свой век среди автоботов и десептиконов. Молодой десептикон Буран становится приемным сыном гандама Кагеру. Память о старшем друге помогает ему годы спустя обрести истинный смысл жизни.

Мою разминку не оставили без внимания — в окнах то и дело появлялись любопытствующие лица постояльцев. Женщина в мужских штанах, да еще и упражняющаяся с мечом, была здесь в диковинку. Я благоразумно воздержалась от кувырков и отработки техники падений, — не хватало еще, чтобы меня сочли за бесноватую. Мне и так хватало косых взглядов из-за моего мужского костюма.

Лаэнриль… Теперь я понимала, насколько не ошиблась в выборе клинка. Она была словно продолжением моей руки. Или, лучше сказать, мы были продолжением друг друга — воин и меч…

Предлагаю вашему вниманию роман-фэнтэзи "Пурпурное древо Порфирия" по миру древней Руси. Тогда христианство только зарождалось на славянской земле, и алчные волхвы творили зло, прикрываясь могущественными богами. Тогда на русичей обрушивались не только воинственные степняки, но и греки вместе с норманнами. Тогда всем людям нужен был сильный и храбрый защитник, сумевший бы водворить мир от Варяжского до Русского моря. И им стал князь Ольгерд, русич варяжских кровей. Но, разумеется, он не один - его спутниками на сложном пути станут княгиня Домогара и монах Порфирий. Вместе они победят всех врагов, помогут населению и принесут долгожданный мир.

Мечты о воинской славе юного Готфрида из рода рыцарей оборачиваются кошмаром, когда на крепость его отца обрушивается армия Невенки Нероды и двенадцати Мертвых полководцев. Нерода требует отдать древний магический артефакт, о котором защитники знают лишь из старых сказок. В ответ на отказ армия разрушает замок и расправляется с его обитателями. Готфриду удается бежать он прячется в огромной пещере — и находит знаменитый меч Добендье, некогда принадлежавший легендарному герою древности.

Жаждущий свежей крови Добендье обещает Готфриду месть за родных. Но, приняв оружие, Готфрид понимает: цена приобретенной силы чудовищна. Меч завладевает его волей и душой, древние пророчества оживают, и в мире воцаряется хаос…

Впервые на русском!

Этот расказ написан для конкурса рассказов «Good luck!» на сервере http://www.fantasy-worlds.ru. Тема: Кибернетизация пространства и личности, но тема попалась не очень подходящая и получилось, то что получилось… И прошу не судить слишком строго… лето, жара, дача и ностальгия…

Рассказ написан для конкурса белорусского фэнтези «Ночь шабаша». Позволили себе вложить в уста наших персонажей высказывания хорошо известных политических деятелей, коих уважаемый читатель, надеемся, без труда узнает.

Да простит меня глубокоуважаемая публика, но это попытка размяться на одном конкурсе в мире фанфикшена…. с некоторым авторским бредом на историческую тему

Написано для конкурса рассказов «Новый год. Страшная сказка» на сервере http://forum.fantasy-worlds.org.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Раиса Крапп

Темный Джо

Томи мог быть счастливым человеком, если бы ни платяной шкаф в его комнате. А ведь Томи так радовался, когда они переезжали в этот красивый, весёлый новый дом! Но в одну из ближайших ночей, кое-что случилось - ночью пришёл страх.

Раньше он не знал, что такое - настоящий страх, когда тело цепенеет, мурашки стягивают кожу, а волосы на голове шевелятся, и весь ты как будто спелёнут этим липким, вязким страхом.

Дмитрий Красавин

Хаос и музыка

Убийство, наркотики, следственный изолятор...Детектив?

Пожалуй, да. Но еще - размышления о вечном и преходящем, о феномене "я" и таинственном "Некто", овладевающем плотью человека...

Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел

Я не чтоб любопытствовал - я по небу летел.

Булат Окуджава "Музыкант"

Стена его построена из ясписа,

а город был чистое золото,

Дмитрий Красавин

...и здесь холодно...

(Опыт свободного мышления)

Повесть написана в восемдесят седьмом году. Моя первая попытка отобразить через сюжет художественного произведения различные взгляды на феномен человеческого существования, на единство внутреннего и внешнего миров.

Глава первая

"Встреча в Кадриорге"

Стоял теплый августовский вечер. Под впечатлением только что закончившегося в Кадриоргском дворце концерта музыки Барокко, я вышел в парк и, миновав ограду дворцового комплекса, свернул на узкую извилистую тропку, взбегавшую вверх по холму. Дрожащие звуки клавесина, возникая в глубине пышных, темно-зеленых крон деревьев, слетали с влажных листьев, кружили над травой, увлекая меня еще чуточку побыть наедине с ними, вдали от шума и суеты большого города. Незаметно для себя я оказался в одном из дальних уголков парка. Два маленьких озера и окружающая их темнота, сползающая вниз по раскидистым ветвям грабов, возникли из небытия внезапно, одновременно с появлением маленького старичка, удалявшегося теперь от меня в сторону центральной аллеи. Несколько секунд назад мы, вероятно, шли навстречу друг другу, разминулись, но только теперь я вдруг ясно увидел его лицо одутловатое, неподвижное, с глубоко запавшими глазницами.

Дмитрий Красавин

Краткие очерки об обычаях и нравах обитателей

Избирательной ойкумены.

Предисловие автора.

Избирательная ойкумена, в отличии от ойкумены Гекатея Милетского*, не имеет фиксированных пространственных границ. Вчера они совпадали с границами Казахстана, завтра переместятся в Россию, а сегодня плотным кольцом опоясали территорию нашей маленькой Эстонии.

Флуктуация Избирательной ойкумены происходит, с небольшими перерывами, уже на протяжении многих сотен лет. Мы постоянно то тут, то там сталкиваемся с ее обитателями. Общаемся с ними, пьем пиво, закусываем одним огурчиком. Но несмотря на это почти совершенно незнакомы с их нравами и обычаями! Возникают взаимные обиды, претензии. Даже до рукоприкладства дело доходит!