Приключения зеленой юбки

Това Гершкович

Приключения зеленой юбки

Однажды солнечным днем я полетел на прогулку. Летал, летал, немножко притомился и решил отдохнуть на балконе маленькой Мерав. Девочки не было дома. Она ушла в детский сад. Зато ее игрушки сидели на балконе и грелись в лучах весеннего солнышка.

- Доброе утро, друзья, - поздоровался я.

Удивительно! Никто мне не ответил. Все игрушки молчали. Только слоненок сердито огрызнулся:

- Улетай отсюда поскорей, противная птичка. Мы не хотим с тобой разговаривать!

Другие книги автора Това Гершкович

Това Гершкович

История волчка

Приближался вечер. Стемнело. На небе зажглись звезды. Мне показалось, что в этот вечер звезд было очень много, больше чем обычно. Даже в окнах домов вроде бы блестели звездочки.

Я удивился: "Что это? Звезды в окнах? Странно". В такой вечер трудно усидеть дома. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку полюбоваться звездным небом. Вот передо мной высокий дом. Сколько в нем этажей! Сколько окон! И в каждом окне горит маленькая звездочка. Удивительно. Я подлетел поближе и заглянул в окно. Так вот в чем дело! В окнах горели не звезды, а маленькие ханукальные свечи.

Това Гершкович

Мальчик Яир и дедушка Александр

Однажды после полудня я решил навестить моего старого друга дедушку Александра. Сказано - сделано. Я прикрепил разноцветные крылья и полетел в гости.

Дедушки не было дома. Как жалко! Я огляделся вокруг и вдруг увидел дедушку. Он шел по направлению к большому парку. Наверно, решил погулять. Я полетел вдогонку. Дедушка Александр не заметил меня, спокойно вошел в парк, сел на скамейку, развернул газету и погрузился в чтение.

Това Гершкович

История зайчика, который всему удивлялся

Однажды утром я вспомнил, что давно не видел моего друга зайчика Удивляйчика. Надо обязательно навестить его. Нехорошо забывать друзей. Я быстро-быстро заработал крылышками и полетел к девочке Тали. У нее жил мой друг зайчик Удивляйчик. А Удивляйчиком его прозвали потому, что он всегда и всему удивлялся.

Тали не было дома. Она ушла в школу. Я огляделся. Где же мой друг? Зайчика нигде не было.

Това Гершкович

Трусливая зайчиха

Звезды ярко светили в небе, круглолицая луна улыбалась доброй улыбкой. Я летал по городу и заглядывал в окна. Одна детская комната мне очень понравилась.

"Загляну-ка сюда", - и я влетел в приоткрытое окно.

В кроватке у окна спала милая светловолосая девочка. Ее щечки порозовели от сна. В колыбельке, что стояла напротив, сладко спал младенец. Мне тоже захотелось спать. Что ж! Найду себе тихое местечко и отдохну.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в магазине игрушек

Однажды вечером я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел на прогулку. Летел я, летел, пока не долетел до магазина игрушек господина Шломо. Тут я влетел в магазин, уселся на самой верхней полке, раскрыл маленькую записную книжку и записал название моего нового рассказа "Гном Сказкин в магазине игрушек".

Я огляделся и задумался: "Здесь так много игрушек! И все такие красивые! Может быть, написать рассказ о толстеньком медвежонке? Нет, лучше напишу о быстроходных машинках. А может, рассказать о разных занимательных играх в ярких цветных коробках?"

Това Гершкович

Мой друг гном Запискин

Однажды я, как обычно, полетел на прогулку. Летел я без всякой цели и глазел по сторонам, как вдруг увидел почтальона. Вы, конечно, его знаете. У почтальона на боку висела большая сумка, полная писем и почтовых открыток. Он шел и раскладывал почту в почтовые ящики.

"Может, написать рассказ о почтовой сумке?" - Я заработал разноцветными крылышками, догнал почтальона и заглянул в почтовую сумку.

Това Гершкович

Приключения гнома Сказкина в поле

Стояло теплое ласковое утро. Небо улыбалось мне ясной голубой улыбкой, как будто приглашая на прогулку. Я прикрепил на спину разноцветные крылья и полетел за город.

Я насвистывал веселую песенку, которую услышал по радио, играл в пятнашки с бабочками, как вдруг вспомнил, что давно не писал новых рассказов.

Я тут же приземлился в поле, присел на первый попавшийся камень, раскрыл записную книжку и задумался: "О чем написать рассказ?"

Това Гершкович

Приключения красной шляпки

Теплым весенним днем я отправился на прогулку. Мои разноцветные крылья рассекали голубой воздух. Вдали показался большой сад. В саду было много скамеек, а на скамейках - много детей. "Здесь, конечно, найдется что-нибудь интересное и подходящее для нового рассказа".

Я приземлился на ветке садового куста, сложил мои крылья и прилег отдохнуть на зеленом листе. Вдруг раздался громкий плач: "Ой-ой-ой! Мне так плохо, так плохо!" - причитал чей-то голос.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Джанни Родари

Какие бывают ашибки

Пер. с итал. - И.Константинова, Ю.Ильин.

МЕЖДУ НАМИ, ВЗРОСЛЫМИ, ГОВОРЯ

Много лет приходилось мне исправлять орфографические ошибки. Сначала свои собственные - когда учился в школе, затем - чужие - когда стал учителем. И только потом я принялся придумывать свои фантазии и сказки. Некоторые из них даже включены - и это большая честь! - в учебники. Это значит, между прочим, что сама по себе мысль - поиграть с ошибками - не так уж и плоха. В самом деле, не лучше ли, чтобы ребята учились не плача, а смеясь? Ведь если собрать все слезы, что пролиты на всех пяти континентах из-за ошибок, получится такой водопад, что впору строить гидростанцию. Только я считаю, энергия эта была бы слишком дорога.

Борис Викторович Шергин

Белые с Севера убежали, мы опять во свое место из Вологды вернулись

У нас в учреждении порядочно стало местной молодежи служить.

Другой раз на них смотришь, думаешь: "Что-то у вас, ребята, в голове? Понимаете ли, в какое время живете?.."

Политпросветительная работа еще только налаживалась... Народ молодой, по службе дело отведут в пятом часу и домой полетят.

Пожалуй, всех бойчее из них Шкаторин был. Только такой: смехи да хи-хи. Я так считал: вовсе ты, парень, девичий пастух.

Борис Викторович Шергин

Диковинный кормщик

Ивану Ряднику привелось идти с Двины в Сумский берег на стороннем судне. Пал летний ветер, хотя крутой, но можно бы ходко бежать, если бы кормщик правил поперек волны. Но кормщик этим пренебрегал, и лодья каталась и валялась. Старый и искусный мореходец

Рядник не стерпел:

- Ладно ли, господине, что судно ваше так раболепствует стихии и шатается, как пьяное? Кормщик ответил:

Маленький тихий городок потрясает череда жестоких убийств.

Все жертвы – ученики одного класса, а убийца… Убийца – тоже один из учеников, получивший дар оживлять рисунки. Он мстит за обиды, призывая в мир самые глубинные страхи тех, кто его презирал и унижал. Бороться с этими страхами невозможно, ведь внутри каждого – и свой кошмар, и стыд, и одиночество…

А если вдруг догадаешься, кто убийца, то что будешь делать с этим знанием?

Шестнадцатилетний Димка с детства мучается странными приступами: при сильном волнении он слышит удары, подобные коду Морзе. Но он никому не рассказывает о своей особенности и старается жить обычной жизнью подростка.

Однажды Димка получает приглашение на квест, однако это приключение оказывается смертельно опасной ловушкой: кто-то выслеживает Морзистов и провоцирует их приступы, чтобы выйти на контакт с таинственной Морзянкой.

Димке удается вырваться из этого ада, но теперь он в долгу перед неведомым существом с изнанки мира, которое спасло ему жизнь. И Морзянка все еще хочет поговорить…

Пятнадцатилетняя Эйверин потеряла все в один день – дом, родителей, спокойную жизнь. У нее не осталось ничего, кроме цели найти родителей. И она точно знает: разгадка находится в доме властительницы города, госпожи Полночь.

Тюльпинс, которому исполнилось шестнадцать, тоже потерял все в один миг. Его единственный способ остаться в живых – поступить в услужение к госпоже Полночь.

Что ждет Эйверин и Тюльпинса в этом таинственном доме? И почему они были так нужны госпоже Полуночи?

Над Санпеттерийским материком нависла угроза страшной войны: в мир рвутся Тени, сея ужас и смерть, предвещая приход Нечистого. Мало кто способен противостоять им – разве что монахи и ведуньи. Бран, послушник из храма в маленькой деревне, вынужден отправиться с ведуньей Лигией по следам таинственного черного монаха. Но так как между монахами и ведуньями множество разногласий, то у Нечистого и его Теней вполне есть шанс…

Герои «Вафельного сердца» Лена и Трилле из бухты Щепки-Матильды подросли – им уже по двенадцать лет, а в этом возрасте все непросто. Дед Трилле стареет, неподалеку поселяется девочка-иностранка, а новый тренер футбольной команды изводит Лену придирками и держит на скамейке запасных. Друзья по-прежнему пускаются в невероятные авантюры, ссорятся и мирятся, ведут разговоры о пустяках и о важном. Год им предстоит нелегкий, он принесет любовь и ревность, страх смерти и отчаяние, мужество в трудную минуту и стойкость на пути к цели. Остроумная и трогательная повесть, как и предыдущие книжки Марии Парр, читается на одном дыхании: вместе с героями мы смеемся и плачем – и верим каждому слову. Для младшего и среднего школьного возраста.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

М. Герштейн

Письмена Розуэллского фильма

В выпуске журнала "Маgazin 2000" за октябрь/ноябрь 1996 г. г-н Хеземанн опубликовал статью "Иероглифы Сантилли". Но в фильме видно, что на обломках НЛО (?) начертаны совершенно нормальные буквы, а никакие ни иероглифы; можно только недоуменно пожать плечами относительно его "лингвистического" высказывания. Г-н Хеземанн превзошел все ожидания, неся самую несусветную чушь из всего известного до сих пор! Когда он говорит о "протофиникийских" или "финикоидных" письменах, это вызывает просто ужас (почему бы тогда прямо не "шизоидных" - это слово больше подошло бы к такому виду "языковедческого исследования"?).

Михаил Герштейн

Прикладная статистика

Синий свет, красный, потом ударило током.

- Совсем не подходить к кормушке мы не можем, - сказал серенький, - а отбегать при вспышке не вижу оснований. У нас нет данных о связи света с током.

Снова вспыхнул красный. Еще удар, сильнее.

- Конечно, - он поежился и поджал хвост, - я обязан учитывать факты, даже если они не укладываются в современную научную парадигму. Однако прежде надо выяснить, не бьет ли в других местах клетки. Кроме того...

Г.Гершуни

Разрушенный мол

( ldn-knigi: насколько нам удалось выяснить, это произведение Г. Гершуни было издано: I-ый раз в 1902 г. изд."Станкевичь", Берлин, 7 стр.

II-рой раз в 1905 г. изд. Ростов на Дону, 8 стр. (20 экз.)

III-тый раз в 1906 г. изд. Москва "Свобода", 20 стр.

Дата этого издания и имя автора вступительной статьи нам неизвестны!)

{3}

Автор "Разрушенного мола".

Когда впервые перед читателем появилась эта коротенькая, но сильная "фантазия", молва приписала ее перу Максима Горького. Но это была ошибка. Действительный автор ее Григорий Андреевич Гершуни. В то время он еще не мог быть известен широким кругам.

Григорий Гершуни

(1870-1908)

ИЗ НЕДАВНЕГО ПРОШЛОГО

Памяти незабвенного друга

и товарища Михаила Гоца

В минуты скорби и печали

Во дни сомнений и тревог

Твой образ нам сиял

Звездою путеводной

Часть первая

Петропавловская крепость

{5}

Глава I.

Когда я, после удавшегося побега из Акатуйской каторги, увидался с товарищами, некоторые настойчиво предлагали: напишите свою автобиографию.