Приключения скряги (Хаджи-Гара)

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

Отрывок из произведения:

Гейдар-бек.

Аскер-бек.

Сафар-бек.

Сона-ханум — невеста Гейдар-бека.

Тейба-ханум — мать Соны-ханум.

Хаджи-Кара — купец.

Тюкез — его жена.

Бадал — его сын.

Керемали — его слуга.

Худаверди — муэдзин.

Охан — старшина караульных.

Саркис — караульный.

Кахраман — караульный.

Карапет, Мкиртыч, Аракел

Другие книги автора Мирза Фатали Ахундов

В начале владычества Сефевидов столицею Ирана был Казеин. Мухаммед-шах Сефеви после ряда разнообразных событий передал бразды правления своему сыну, Шах-Аббасу Первому. Описываемое нами событие произошло на седьмой год правления Шах-Аббаса Первого.

Было начало весны, прошло три дня после Новруз-байрама, праздника Нового года. В три часа пополудни Шах-Аббас вел неторопливую беседу со своей любимой женой Сальми-хатун, как вдруг вошел главный евнух, Хаджи-Мубарек, и, низко поклонившись, сказал:

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

В однотомник выдающегося азербайджанского писателя вошли его комедии.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Гудвилл (один). Странное дело! Получить состояние всякий рад, а никто почему-то не понимает, какое это удовольствие – одарить им другого. Хороший человек должен прийти в умиление от одной мысли, что может вознаградить кого-то по заслугам, а ведь людей с заслугами сыскать нетрудно. Я изрядно потрудился на своем веку и теперь с божьей помощью имею десять тысяч фунтов и единственную дочь. И все это я отдам самому достойному из своих бедных родственников. Надежда осчастливить порядочного человека доставляет мне такую радость, что я поневоле забываю, скольких трудов, скольких бессонных ночей стоило мне мое богатство. За родными я уже послал. Девочка выросла под моим присмотром. Она ничего не видела, ничего не знает, а значит, и не имеет своей воли, во всем мне послушна. Я могу не сомневаться, что она одобрит любой мой выбор. Как счастливо заживу я на склоне лет со своей неопытной, любящей, во всем мне послушной дочерью и зятем, от которого могу ожидать лишь благодарности – ведь он будет стольким мне обязан! Право, я самый счастливый человек на свете! А вот и моя дочь!

В сатирической комедии Нормана Корвина «Явление богини». рассказывается о том, как богиня любви и красоты Венера, встретившая в одной книге об Америке упоминание о Бостоне «как о пупе земли», захотела увидеть сама, «как этот пуп земли выглядит».

Однако Венере прежде всего пришлось предстать перед «специальной комиссией Бостона, состоявшей, конечно, из светлейших умов этого города», чтобы доказать свое божественное происхождение и непричастность к «распространению вражеской пропаганды».

Александр Михайлович Кубанин, помещик, 68 лет.

Полина Марковна Кубанина, жена его, 46 лет.

Михаил, их сын, 25 лет.

Варенька, жена Дьякова, 26 лет.

Душенька, девушка 20 лет.

Ксандра, девушка 11 лет – дочери Кубаниных.

Дьяков, помещик, отставной улан, 28 лет.

Митенька Покатилов, разорившийся помещик, отставной улан, приживальщик у Дьякова, 37 лет.

Климыч

Клавдий – Флавий – Юлиан,[1] император.

Максим Эфесский,[2] теург.

Саллюстий Секунд, префект Востока.

Виктор, полководец.

Орибазий,[3] врач.

Елена, супруга Юлиана.

Арсиноя, патрицианка.

Евстафий, Пафнутий, Пурпурий, Марис — Епископы.

Памва, отшельник.

Артабан, перс.

Нагодарес, маг.

Великий Иерофант Елевзинских таинств.

Оленина.

Кокошкина.

Mатвеев.

Зоненштайн.

Сабинин.

Котельников.

Кокошкин.

Патpонников.

Волгин, молодой офицер.

Студент.

Барышня.

О. Иван, кафедральный протоиерей, старик 70 л.

О. Heколай молодой священник.

О. Алексей молодой священник.

Дьякон.

Дьячок.

(Квартира. Уютная, со вкусом обставленная. В оформлении чувствуется южный колорит: есть пальмы, лианы, ананасы… Появляется ЧУЧА – лохматый, помятый. За спиной у него ранец.)

ЧУЧА. Кажется, повезло… Никого! (Начинает сбрасывать ранец. Ему удается это сделать, ранец с грохотом падает на пол. Входит БАБУШКА.)

БАБУШКА (с ужасом.) Что случилось?! Что с тобой, Чуча?!

ЧУЧА. Ничего не случилось. Вот: пришел…

БАБУШКА. Посмотри на себя в зеркало!

В пьесах, специально написанных для радио, Бёлль, пожалуй, не вносит ничего нового в проблематику своего искусства, но существенно обогащает его формальные возможности, добиваясь редкой естественности воссоздания жизни в узких рамках драматургического диалога, где не остается места для лирических отступлений, описания, вообще для авторской речи, где «работает» только голос персонажей и воображение читателя.

В пьесах, специально написанных для радио, Бёлль, пожалуй, не вносит ничего нового в проблематику своего искусства, но существенно обогащает его формальные возможности, добиваясь редкой естественности воссоздания жизни в узких рамках драматургического диалога, где не остается места для лирических отступлений, описания, вообще для авторской речи, где «работает» только голос персонажей и воображение читателя.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга журналиста С. Р. Ашиткова посвящена важной проблеме популяризации знаний о животных. В форме коротких очерков и зарисовок автор знакомит читателя с образом жизни мелких диких животных а естественных и домашних условиях, призывает бережно относиться к ним. Второе издание вышло в 1985 г. В издании содержится много полезных сведений о том, как можно обеспечить правильный уход и кормление зверей и птиц, содержащихся в домашних условиях, рассказано о формах общения с ними и методах их приручения.

Книга послужит хорошим пособием для всех любителей содержания диких животных дома, откроет перед ними много нового и интересного.

В ходе анализа фактов вырисовывается достаточно детализированная картина событий, имевших место в Ольянтайтамбо как в очень отдаленном, так и относительно недавнем прошлом. Испанцы не разрушали его мегалитические постройки. За тысячелетия до них и за них это сделал Всемирный Потоп. Инки не строили, а лишь пытались восстановить разрушенные сооружения из громадных блоков. Создателями же этих построек были представители допотопной цивилизации, обладавшей высочайшими технологиями, многие из которых не достижимы ныне даже для нас.

Сержант Нолан едва успела приступить к поглощению своего первого гамбургера, как неожиданно запищал пейджер, болтавшийся у нее на поясе.

— На улице льет как из ведра, — сказала она, — но сейчас твоя очередь идти звонить в участок. К тому же ты не голоден.

Сержант успела съесть только половину гамбургера, когда вернулся насквозь промокший напарник.

— Убийство в Рок Глене, — хмуро сообщил Джон Вальевски. — Это что-то вроде поселка из нескольких больших домов для состоятельных горожан. Территория огорожена. У ворот домик сторожа. Он-то и позвонил в полицию. Застрелили женщину. Старик услышал выстрел, подошел к дому и увидел ее в кресле. Стреляли, говорит, через окно.

Мы разговаривали о насилии.

— Некоторые люди, — сказал я, — боятся людей, некоторые боятся вещей.

Старший инспектор Хэзлригг обдумывал это замечание дольше, чем оно, казалось бы, заслуживало, потом сказал:

— Примеры, пожалуйста.

— Ну, одни боятся своих работодателей, другие — иметь дело с бритвой.

— Не думаю, что страх такого рода — нечто постоянное, — сказал Хэзлригг. — Это меняется с возрастом или с опытом. При моих нынешних занятиях я не так уж часто имею дело с физическим насилием. — (Он был одним из инспекторов Скотленд-Ярда, занимавшихся таксистами и стоянками такси.) — Но я мог бы описать тип человека, которого меньше всего хотел бы иметь своим врагом. Это был бы англичанин, во всяком случае, англосакс, близящийся к среднему возрасту, и первоклассный бизнесмен. У него был бы определенный опыт обращения со смертоносным оружием — скажем, в качестве пехотинца в одной из мировых войн. Но совершенно определенно это должен быть любитель, дилетант в вопросах насилия. Он страстно убежден в справедливости того, что он делает, но он ни за что не допустит, чтобы фанатик в нем управлял бизнесменом. Именно такого человека я меньше всего хотел бы иметь своим врагом!