Приключения колдуньи Вари, или Пенек с ушами

«Чего хочу, того и наколдую, а если чего не могу, так того и не хочу», — так думает потомственная чародейка Варварина III, она же маленькая колдунья Варя. Её любимые занятия — спать, бездельничать, шалить и болтать с котом Феликсом. То у неё чертики из тетрадки выпрыгивают, то яблоки на берёзе вырастают, то она от бабушки на тазике улетает, чтоб та её учиться не заставляла…

Как-то, прячась на дереве, она узнаёт страшную тайну. Вовсе она не потомственная колдунья, а способности ей случайно достались, после купания в волшебном котле. И вообще ей угрожает Большая Опасность.

Совершив аварийную посадку в Дымчатом лесу, девочка находит друзей — Ехеха, старое ворчливое эхо, Лешика, веселого и любознательного лешего, и Бабася, смешного пса собственноручно наколдованного из пенька. Только Варя собирается подружиться с остальными обитателями леса, как происходят Ужасные События. На Дымчатый лес задумала напасть злая и противная ведьма Клифа…

Отрывок из произведения:

— Ненавижу! Изведу! Прокляну! — шипела разъярённая Клифа.

Высокая худющая ведьма спешила по лесной тропинке, подальше от школы колдовства. Измазанная сажей мантия развевалась за спиной, с длинных чёрных волос стекала вода, глаза горели ненавистью, поля прожжённой шляпы подпрыгивали при каждом шаге, а здоровенная бородавка на носу вздрагивала: — Вот ведь мерзавка!!!

— Да, может, не Варя? Сама ж сказала — споткнулась, — лепетала низенькая толстушка Нина, еле поспевая за подругой.

Другие книги автора Юлия Федоровна Ивлиева

Вот так, запросто, из старого телевизора вдруг может высунуться рука Бабы-яги и утащить тебя в Тридевятое царство!

Герой-спаситель им понадобился! Так что Артёмка – обычный мальчишка из нашего мира и заядлый геймер – теперь должен всех спасать от чудищ, страшилищ и бук.

Помощницей ему будет внучка Бабы-яги – Веснушка – рыжая и вредная девчонка, зато настоящая колдунья: когда-нибудь… в будущем… А пока от её колдовства одни неприятности и путаница. Но нечего утра, которое вечера мудренее, ждать, ведь впереди – приключения и волшебство!

Тёмке и Веснушке придётся спасти дворец Василисы ПэПэ; с ветерком прокатиться на Емелиной печке; обдурить самого Кощея Бессмертного и встретить целое полчище бук!

Но главное, герою обязательно надо вернуться домой!..

Если на вашу грядку с клубникой упал единорог, тогда вас ждут большие приключения! Уж колдунья Варя это точно знает – ведь её позвали на помощь феи Зелёной равнины, которую засыпают песчаные бури и сжигают огненные ураганы.

Кому понадобилось губить наивных, беспомощных фей? Злой и хитрый колдун Суховей строит коварные планы, а концы прячет в песок. Колдунья Варя и её друзья раскроют все тайны и преодолеют любые трудности: заберут волшебный камень у дракона, заведут новых друзей на Песчаных островах, полетят к Суховею в его собственном урагане…

И это ещё не всё! Ведь коварные ведьмы заваривают котёл на Варину погибель…

Эти прикольные сказки, как волшебные смешинки, влетят в твою жизнь. Оглянуться не успеешь, как рядом поселятся: твоя собственная фея-крестная, принцесса Лягушка, хитрая Калябушка и прожорливые Конфетные Грызлики. Любопытные привидения залетят в гости, а ночные монстры – убегут прочь! Тебя ждут самые ужасные ужасы из-под кровати и ещё целая книжка тайн, веселья и приключений!

Сказки прилетели – лови!

Популярные книги в жанре Сказка

Пу Сун-лин

Мужик

Мужик полол под горой. Жена принесла ему в горшке поесть. Закусив, он поставил горшок на меже с краю. К вечеру смотрит - оставшаяся в горшке каша вся съедена; это повторялось не раз и не два. Недоумевая, мужик решил наблюдать получше, чтоб доглядеть, кто это делает.

Вот прибегает лисица, сует голову в горшок. Мужик с мотыгой в руке подкрадывается, и хвать ее изо всей силы. Лисица в испуге пустилась наутек, но горшок сдавил ей голову, она с большими мучениями старалась от него освободиться, но не могла. Мотаясь в остервенении, она треснула горшком о землю: тот разбился и упал, а она вытащила голову, увидела мужика и принялась бежать все быстрее и быстрее, перебежала через гору и исчезла.

В сказке этой говорится о том, что на краю земли жили-были два тролля. Где находится край земли, никто точно не знает, но если он и в самом деле где-то есть, то, верно, у Берингова пролива, где Старый и Новый Свет глядят друг на друга. Мне там побывать не доводилось, но Нурденшёльд[1] сказывает, что это отсюда далеконько.

Люди говорят, что там жили два тролля, два брата, вовсе друг на друга не похожие. Тот, кого звали Бирребур, жил на мысе Осткап, где кончается Азия, другой же, по имени Бурребир, обретался на мысе Принца Уэльского, где начинается Америка. Ширина пролива между ними была такова, что одному брату было слышно, как другой чихнёт, чтобы вовремя крикнуть: «Будь здоров! » А глаза у них были зеленые, кошачьи.

Молодчик-кубарь и барышня-мячик лежали рядком в ящике с игрушками, и кубарь сказал соседке:

— Не пожениться ли нам? Мы ведь лежим в одном ящике. Но мячик сафьянового происхождения и воображавший о себе не меньше, чем любая барышня, — гордо промолчал.

На другой день пришел мальчик, хозяин игрушек, и выкрасил кубарь в красный с желтым цвет, а в самую серединку вбил медный гвоздик. Вот-то красиво было, когда кубарь завертелся!

— Посмотрите-ка на меня! — сказал он мячику. — Что вы скажете теперь? Не пожениться ли нам? Чем мы не пара? Вы прыгаете, а я танцую. Поискать такой славной парочки!

В лесу, высоко на круче, на открытом берегу моря стоял старый-престарый дуб, и было ему ровно триста шестьдесят пять лет, — срок немалый, ну а для дерева это все равно что для нас, людей, столько же суток. Мы бодрствуем днем, спим и видим сны ночью. С деревом дело обстоит иначе: дерево бодрствует три времени года и засыпает только к зиме. Зима — время его сна, его ночь после долгого дня — весны, лета и осени.

В теплые летние дни вокруг его кроны плясали мухиподенки; они жили, порхали и были счастливы, а когда одно из этих крошечных созданий в тихом блаженстве опускалось отдохнуть на большой свежий лист, дуб всякий раз говорил:

Осень; стоим на валу, устремив взор на волнующуюся синеву моря. Там и сям белеют паруса кораблей; вдали виднеется высокий, весь облитый лучами вечернего солнца берег Швеции. Позади нас вал круто обрывается; он обсажен великолепными раскидистыми деревьями; пожелтевшие листья кружатся по ветру и засыпают землю. У подножия вала мрачное строение, обнесенное деревянным частоколом, за которым ходит часовой. Как там темно и мрачно, за этим частоколом! Но еще мрачнее в самом здании, в камерах с решетчатыми окнами. Там сидят заключенные, закоренелые преступники.

Жил-был старый поэт, настоящий хороший поэт и очень добрый. Раз вечером сидел он дома, а на дворе разыгралась непогода. Дождь лил как из ведра, но старому поэту было так уютно и тепло возле кафельной печки, где ярко горел огонь и, весело шипя, пеклись яблоки.

— Плохо попасть в такую непогоду — нитки сухой не останется! — сказал он. Он был очень добрый.

— Впустите, впустите меня! Я озяб и весь промок! закричал вдруг за дверями ребенок.

Право, впору было подумать, будто в пруду что-то случилось, а на самом-то деле ровно ничего. Только все утки, и те, что спокойно дремали себе на воде, и те, что вставали на голову вверх хвостами — они и это умеют, — вдруг заспешили на берег. На мокрой глине запечатлелись следы их лап, и издали еще долго-долго слышалось их кряканье.

Вода тоже взволновалась, а ведь всего за минуту перед тем она стояла недвижно, отражая в себе, как в зеркале, каждое деревцо, каждый кустик, старый крестьянский дом со слуховыми оконцами и ласточкиным гнездом, а главное — большой розовый куст в полном цвету, росший над водой у самой стены. Только все это стояло в воде вверх ногами, как перевернутая картина. Когда вода взволновалась, одно набежало на другое, и вся картина пропала. На воде тихо колыхались два перышка, оброненных утками; их вдруг словно погнало и закрутило ветром. Но ветра не было, и скоро они опять спокойно улеглись на воде. Сама вода тоже мало-помалу успокоилась, и в ней опять отчетливо отразился домик с ласточкиным гнездом и розовый куст со всеми его розами. Они были чудо как хороши, но сами об этом не знали — им ведь никто об этом не говорил. Солнце просвечивало сквозь их нежные ароматные лепестки, и на душе у роз было так же хорошо, как у нас в минуты тихого счастливого раздумья.

Самый большой лист в нашем краю, конечно, лист лопуха. Наденешь его на животик — вот тебе и передник, положишь в дождик на голову — зонтик! Вот какой он большущий, этот лопух! И он никогда не растет в одиночку, а всегда уж где один — там и другие, роскошество, да и только! И вся эта роскошь — кушанье для улиток! А самих улиток, белых, больших, кушали в старину важные господа. Из улиток приготовлялось фрикасе, и господа, ку- шая его, приговаривали: «Ах, как вкусно!» Они и впрямь думали, что это ужасно вкусно, так вот, большие белые улитки ели лопух, потому и стали сеять лопух.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эти рассказы прибыли к вам издалека, из страны, многим отличающейся от вашей. Но, как ни странно, в одном — они поразительно схожи с произведениями ваших писателей.

Когда к девяностым годам прошлого столетия австралийская литература впервые приобрела отчетливый национальный характер, отличительной ее чертой был интерес к простому человеку. Австралийцы, которые стремились найти свою судьбу здесь, за океаном, отделявшим их от остального мира, все же составляли крохотный островок западноевропейской культуры, а в западноевропейской культуре господствовало буржуазное мировоззрение. Даже Чарльз Диккенс при всем своем горячем сочувствии к беднякам все же писал о них как о некой чуждой народности, с обычаями которой он знакомил своих буржуазных читателей. Австралийские же писатели девяностых годов, такие, как Генри Лоусон, писали иначе. Они писали не только о простом человеке, но и для него. Они рассказывали о нем просто, естественно, проникновенно, с тем пониманием, которое возникает только тогда, когда живешь одной жизнью с народом.

Детское стихотворение о бесславном конце тоталитарной власти ))).

Книга рассказывает о том, как важно не быть слишком «послушным», как распознать настоящих и ложных друзей.

Герои фантастической повести «Четыре самозванца», имеющей детективный сюжет, противостоят бюрократии, которая стремится ради собственной выгоды погубить местную природу.