Приговоренные к жизни

Пустота.

Я уничтожен и смят. Я прострелен и унижен. Надо мной надругались и посмеялись позже. А во мне даже ответного чувства мести нет. Не хочется мстить. Я теперь — просветлённый монах заброшенного в непролазных горах монастыря. Такой чёрно-зелёно-белый. Один живу, один зажигаю лампадки в холодной пещерке, один читаю годами мантры в позе Органично Вписанного в Миропорядок. Мне ввели внутримышечную инъекцию надежды и тут же, спохватившись, выдрали её с куском мяса специальным механическим устройством для вырывания надежд. Неплохое название для фильма — «1000 минут надежды». Одна короткая яркая эпопея в череде гнусных протяжных фальшивых сырых плесневелых жизней. Что-то вроде подвига героя из легенд. А герой подорвался на противопехотной мине, когда уже возвращался победителем дракона на родину и напевал бодрую солдатскую песенку себе под нос. Лежит теперь в вонючей канаве болота, с неодинаковыми по длине воспалёнными обрубками вместо ног и прогрессирующей гангреной в них, стонет жалобно, просит Бога о помощи, облепленный пиявками и гнусом, гниёт поступательно и неотвратимо.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Звонят проклятые колокола времен Оргий. Мои слова расплываются на странице.

Моргнув, я вижу, что бумага намокла.

У вина странный вкус, в воздухе гнилостный аромат, и Елена тихонько похрапывает во сне…

Я встаю. Подхожу к окну и выглядываю наружу.

Животные предаются веселью.

Они похожи на меня. Они ходят и говорят, как я. Но они животные. Animale post coitum triste est (животное после соития печально) – не всегда правильно. Они счастливы.

— Летять утки! Летять утки…, — голос Кузьмича вознесся до непереносимо визгливых высот, — … И-и два-а гуся-я-я!

— Может, хватит, а? — я на секунду вынул палец из правого уха и сделал вежливое замечание Кузьмичу, который развлекал нас песенным образом уже целых четыре часа, — Тошно!

— Тошно, командир, бывает при больших перегрузках, — Кузьмич размял губы, набрал воздух и продолжил: — Летя-ят….

Я заткнул ухо.

В дальних перелетах, конечно, скучно. Но не до такой же степени я оскучнел, чтобы целый день слушать Кузьмичевские завывания. А ему нравится! Голос, видите ли, у него прорезался.

Роман-сказка. Девушка по имени Адель вынуждена отправиться в далёкое и опасное путешествие для того, чтобы выручить своего жениха из плена злой колдуньи Маргариты. По пути она встречает много добрых и злых людей, животных, сказочных существ. Как Адель выдержит этот путь?

– Божьи яйца! – сказал первый могильщик, втыкая лопату в землю, но лишь затем, чтобы облокотиться на нее и полюбоваться кровавым отблеском заходящего солнца. – Мы тут всю ночь проковыряемся.

– Чертова земля тверже камня, – кивнул второй. – Приспичило же старому мерзавцу отдать концы среди зимы, а нам его закапывай.

Третий молча подул на руки.

– Чем скорее он окажется под землей, тем лучше, дьявол его побери. С глаз долой, из сердца вон, – заметил он.

Глоссарий к тексту

архуш — священнослужитель, монах

бари — высокородный, почтенный, добавляется обычно к имени или к должности. Архуш-бари — священнослужитель более высокого ранга, настоятель

баринах — правитель (наследный)

хин-баринах — наместник, в Араугуде — наследный

махта — имеющий право судить в какой-либо области

эсо — клановый убийца, мститель

эсоахэ — эсо высокого ранга, имеющий право учить

Дроу потерпела неудачу.

Халисстре Меларн, новообращённой жрице Эйлистри, была доверена важная миссия - убить Лолс. Но всё пошло совсем не так: тёмная эльфийка сама была превращена в ужасное чудовище, во всём послушное воле злобной богини. Хозяйка Ямы Паутины Демонов не только пережила Молчание, но и стала гораздо сильнее, полностью подчинив себе этот План.

Могло ли быть так, что Война Паучьей Королевы только начинается?

Котолак Ксин, кто он – хищник или человек?..

Рожденный силами зла, но воспитанный в духе добра, он пришел в мир людей и вскоре, сам того не желая, оказался в самой гуще событий. Порой лишь звериное чутье и инстинкты помогают капитану королевской гвардии Ксину Ферго противостоять боевой магии и дворцовым интригам.

Стена почти развалилась. Камни превращались в труху, становились землею. Развалины стены заросли травою, кое-где выросли, выстрелили вверх тонкими гибкими стволами кусты и молодые деревья. Летом весело было смотреть на зеленеющую, уже не прямую, волнистую, прерывистую линию стены. Стена стала человечнее, округлее и одновременно природнее. В безжалостности прямой линии, в ее бесконечности есть что-то противное натуре человеческой, хотя прямая линия – создание, измышление человечьего разума, а не природных сил. Человеку страшно на бесконечной прямой так же, как и в замкнутом бесконечном круге…

Оставить отзыв