Придет такой день

ВАЛЕНТИНА ЖУРАВЛЕВА

Придет такой день

Не читайте этот рассказ днем, потому что вас будут отвлекать тысячи назойливых мелочей. Лучше всего читать ночью, когда на столе лежит теплый круг света от лампы и сквозь полуоткрытое окно слышно, как шуршит дождь.

Не читайте этот рассказ, если вас раздражают исторические и научные неточности. Действительность здесь основательно перемешана с вымыслом. Сведения, которыми я располагала, были так противоречивы, что пришлось выбирать почти наугад. Кое-что я присочинила сама.

Другие книги автора Валентина Николаевна Журавлева

Расцвет русской фантастической прозы совпал с годами хрущевской «оттепели» и ею же был без сомнения вызван. Владимир Савченко, Анатолий Днепров, Ариадна Громова, Евгений Войскунский и Исай Лукодьянов с их знаменитым «Экипажем „Меконга“», Илья Варшавский, Дмитрий Биленкин… Список можно множить и множить, отечественных писателей-фантастов будто прорвало, читательский спрос на фантастику в те времена был не меньшим, чем спрос на американские джинсы, которыми, как известно, торговали только из-под полы. Скоро новые имена если не затмили, то сильно потеснили таких признанных мастеров жанра, как Александр Беляев и Иван Ефремов. Одни братья Стругацкие с миром Полудня, таинственной расой Странников и марсианскими летающими пиявками чего стоят. В первом томе Антологии отечественной фантастики собраны и размещены по принципу хронологии лучшие образцы жанра 1950-начала 1970 годов. Некоторые произведения — например, роман Виктора Невинского «Под одним солнцем», давший название сборнику и не переиздававшийся с 1964 года, или повесть Ариадны Громовой и Рафаила Нудельмана «Вселенная за углом», первый и единственный раз напечатанная в 1971 году в альманахе «Мир приключений», — на страницах этого тома Антологии по сути обретают вторую жизнь. И поверьте нашему вкусу — ни одно произведение, включенное в книгу, не состарилось со временем и будет так же интересно читателю, как в те далекие годы, когда было написано. Во всяком случае, мы надеемся.

На 1-й стр. обложки: рисунок к рассказу В. Журавлевой «Летящие по Вселенной».

На 2-й стр. обложки: рисунок П. Павлинова к повести Ю. Попкова и В. Смирнова «Верь маякам!».

На 4-й стр. обложки: «Шаги семилетки». Фото В. Дунина с выставки «Семилетка в действии».

Это было время, когда люди начинали прокладывать путь в Звездный Мир. Оно наступило внезапно, странное, головокружительное время властно подчинило помыслы и дела людей. Сильнее извечной тяги к морю оказался зов Звездного Мира. Ионолеты покидали Землю. Хмельной, пьянящий ветер открытий гнал их к звездам. Еще бродили экспедиции в болотистых лесах Венеры, еще пробивались панцирные ракеты сквозь будущую атмосферу Юпитера, еще не была составлена карта Сатурна, а корабли уже шли к звездам — дальше и дальше…

«ИСКАТЕЛЬ» — советский и российский литературный альманах. Издается с 1961 года. Публикует фантастические, приключенческие, детективные, военно-патриотические произведения, научно-популярные очерки и статьи. В 1961–1996 годах — литературное приложение к журналу «Вокруг света», с 1996 года — независимое издание.

В 1961–1996 годах выходил шесть раз в год, в 1997–2002 годах — ежемесячно; с 2003 года выходит непериодически.

В настоящем сборнике помещены научно-фантастические произведения как прошлых лет, так и современные. Они в какой-то мере дают представление о развитии этого жанра литературы в нашей стране.

Рассказы “Невидимый свет” А.Беляева, “Властелин звуков” М.Зуева-Ордынца, “Электронный молот” и “Мир, в котором я исчез” А.Днепрова, написанные в разное время — первые два в 20-х годах, вторые — в наши дни, одинаково актуальны, в них средствами фантастики разоблачаются нравы капиталистического общества.

“Золотая гора” — одна из малоизвестных повестей А.Беляева. Она была опубликована в 1929 году в просуществовавшем короткое время ленинградском журнале “Борьба миров”. В “Белом карлике” И.Нечаева, написанном на рубеже 30-х и 40-х годов, предсказывается появление атомного оружия. Оба эти произведения являются интересным свидетельством научного предвидения советской фантастики и одновременно ярко иллюстрируют, насколько действительность обгоняет самую смелую фантазию.

Среди современных научно-фантастических произведений, представленных в сборнике, по праву почетное место занимают рассказы о завоевании Космоса. Советские люди проложили человечеству дорогу к звездам, и этот далекий и загадочный мир стал теперь намного ближе и понятнее. “Астронавт” В.Журавлевой, “Вторая экспедиция на странную планету” В.Савченко, “Легенды о звездных капитанах” Г.Альтова — все это рассказы о покорителе Космоса — человеке коммунистического будущего.

Рассказы “Черный лед” Г.Гуревича и “Глубокий поиск” Стругацких привлекают своеобразием тематики.

В сборнике помещены также произведения приключенческого жанра: небольшая повесть “Вилла Эдит” М.Баринова и рассказ Н.Томана “Секрет “Королевского тигра”.

Составитель Б.Петров

Художник Ю.Синчилин

Журнал «Костёр» 1959 г., № 7, стр. 26-31

«Альфа Эридана» — так называется предлагаемый вниманию читателей сборник современных советских научно-фантастических рассказов.

Почти все авторы рассказов — молодые учёные, инженеры, изобретатели. В литературу они пришли недавно, и поэтому с полным правом этот сборник можно считать сборником рассказов младшего поколения советских фантастов.

Журнал «Искатель» 1961 г., № 1, стр. 116–125

 

Это первый номер знаменитого журнала.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Возможно, если бы чужеземцы выбрали для прибытия в Мир любую другую, а не безлунную ночь, трагедии удалось бы избежать. Возможно, если бы они прибыли именно этой ночью, но оставили свой корабль на промежуточной орбите и высадились на небольшой шлюпке, ничего бы не случилось.

Однако чужеземцы прилетели в безлунную ночь и на собственном корабле — прекрасном, в тысячу футов длиной, с отливающими золотом боками. Поскольку они были гордыми и заносчивыми, а люди Мира — такими, какие есть, и поскольку бог чужеземцев не был богом Мира — безлунная ночь стала прелюдией к кровавой бойне.

Купивший путешествие в мир динозавров может выбрать три варианта: остаться в прозрачной капсуле и наблюдать все отсюда, выбраться наружу, но не забыть вовремя вернуться, и уйти в джунгли мезозоя безвозвратно. Но выбор становится труднее, если на горизонте появляется женщина.

Инопланетным туристам Земля интересна прежде всего произведениями искусства. Лучший сувенир — живописное полотно с нашей планеты. Но подлинники вывозить запрещено. Поэтому рядом с гостями со звезд всегда появляются фарцовщики.

Советское научно-исследовательское судно "Кристалл" занято изучением мирового океана по планам Международного геофизического года. На борту судна находится батискаф новейшей конструкции, который готовится к первому погружению. Но район, выбранный советскими учеными для погружения, интересует не только их…

Космическая федерация принимает в свой состав планеты вот уже 11 тысяч лет. Но однажды, на далекой планете, где живут фтородышащие существа, посланники федерации сталкиваются с поселением землян, которые не хотят вступать в союз и отговаривают местных от этого.

Работа дежурного около радиотелескопа хорошая, но очень уж скучная: сиди и слушай радиосигналы безжизненной Вселенной…

Научно-фантастический рассказ. В лучших традициях Суркова или покаяние на тему — зачем я убил жену.

На первый взгляд, Нью-Брюстер — маленький городок, в котором не происходит ничего интересного. Но у каждого его жителя — своя тайна, свой страх, которых они тщательно скрывают. Когда мистер Холлинан переехал в Нью-Брюстер, выяснилось, что лучшего собеседника, которому так хочется открыть свои секреты, не найти.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Валентина Журавлева

Приключение

И.А.Ефремову 1

Я не ожидала, что позвонят из академии. Утром, получив гонорар за статью в "Вопросах психологии", я купила венгерский журнал мод, вернулась к себе и стала решать сложную задачу - что шить.

Теоретически наиболее разумным вариантом было демисезонное пальто. Однако приближалось лето, и тошно было думать, что пальто будет лежать до конца августа. Вообще-то я давно проектировала вечернее платье. Шикарное вечернее платье, получше того черно-белого с жемчугом, которое Настя привезла из Парижа. Но если делать настоящее вечернее платье, не останется денег ни на что другое - это уж точно. А мне нужны были новые туфли.

ЭДУАРД ЖУРИСТ

ПОСТТЕЛЕМАТИЧЕСКАЯ ЭРА

Пер. с румынского Татьяны Ивановой

- Вот этот дом, - сказал мой сопровождающий. - Пока он единственный в своем роде, но скоро такие дома станут совершенно обычными.

Я скептически улыбнулся. Сыт я по горло подобными эпохальными открытиями. Я работал в бюро патентов и открытий, и моя миссия заключалась в том, чтобы отклонять предложенные открытия (их одобрением занималась другая служба) под тем простым и хорошим предлогом, что мы живем в эпицентре непрекращающегося взрыва открытий и новшеств и если бы человечество принялось все их внедрять, у него не осталось бы времени наслаждаться их результатами. Однако этот человек пришел ко мне не обычными путями (имейте в виду, что в нашу посттелематическую эру "обычный путь" по-прежнему означает "с рекомендациями сверху, справа и слева"), а был внуком лучшей школьной подруги моей бабушки, и, конечно, в посттелематическую эпоху тоже никто не может отказать в небольшом удовольствии своей бабушке, этому милейшему существу, с которым ты оставался вдвоем длинными зимними вечерами, когда родители уходили в театр, в кино или ресторан. Внук был весьма симпатичен. Он походил скорее на виолончелиста в оперном оркестре (галстук-бабочка, лысина, бархатный пиджак, сильно вытертый на локтях), чем на физика, инженера, специалиста по автоматике или кибернетика наших дней. И вот мы стоим перед экспериментальным домом, и я жду, когда этот человек произнесет нечто вроде "сезам откройся", к которому мы привыкли в последнее время. И в самом деле, "виолончелист" подходит к крохотному микрофону, вделанному в дверь, и говорит:

Денис Журлаков

"Адмиралтейское"....

Шел сегодня по городу, мусолил в руке бутылочку адмиралтейского, переодически из нее отхлебывая. Первое весеннее солнце яростно жарило холодную еще, после зимы, землю. Ветер ласково трогал кожу и радостно задирал короткие девичьи юбки. Около метро, оживленней чем обычно шумела барахолка. Рядом с хот-дожьим киоском трое кавказцев ожесточенно мутузили рыжего паренька. Тот закрылся в глухой обороне и, даже не огрызаясь, сносил удары. Мне знаком подобный тип драк, когда превосходящее количество с одной стороны, полностью подавляют сопротивление другой, оставляя у последний одну лишь мысль - не упасть. Меня задело другое. Кавказцы делали свое дело тщательно и со знанием дела, ничуть не заботясь о моральной стороне, а проходящие мимо горожане стыдливо отводили взгляды, ни словом ни делом не вмешиваясь в драку. Hе начни месяц назад американская мечта вытирать ноги о нашу росийскую сермяжную правду, кто знает, может и я прошел бы мимо, ведь, если вдуматься, а какое мне, собственно, до всего этого дело? Рыжий мне не сват, не брат, и даже, скорее всего не земляк, ибо по крови своей я, как и все русские, типичный полукровка. Причем хрензнаеткаких наций. Hо сейчас что-то задело. Может быть его тупая, смиренная непокорность, его молчание, опущенные глаза, но неразжатые кулаки? Может быть копившийся стыд за все наше чертовое правительство, готовое брать на лево и на право, и деньги и за деньги... Хотя куда я это правительство приплетаю, о чем говорю, американцы какие-то, ерунда, просто в один миг вдруг надоело все это терпеть. Быть может пиво подействовало. Обидно мне стало за все. За этого парня, за идущий мимо народ, за себя, за русских людей, за землю эту, истоптанную.... Плюнул я на асфальт и с криком бросился в бой. -Ох вы ж бля, люди русские! Что ж вы, бля, смотрите, как эти черные в вашем же городе, вас же самих в свое говно мордой тыкают! Hа-а-аших бьют! Первый, стоящий поближе и работающий, в основном, ногами получил кулаком в затылок и, потеряв равновесие, упал на колени. Второй дернулся и отскочил в сторону, но моя бутылка двигалась быстрее. Хрустнула челюсть и кавказец взвыл. Третий получил от рыжего. Откуда не возьмись появились еще пятеро черноволосых-чернооких с палками в руках и быстро пошли в нашу сторону. Решив возобновить психологическую атаку, я повторил свой боевой клич. Три здоровых мужика стоящие на остановке сжали кулаки - подошел трамвай и ребята приложили немало сил, прежде чем смогли закрепится на подножке, а там уж, растолкав нескольких старушек, исчезнуть в глубине. Слегка поддатый дядька огляделся по сторонам и куда-то побежал. Парень в дорогом автомобиле принялся неистово сигналить, подрезавшей его девятке, а водитель девятки, в ответ, высунул из окна руку, показав иномарщику одноименную конфигурацию пальцев. А вот продавец в соседнем киоске оказался парнем отзывчивым. Что делать, чеченская кровь. В секунду покинул он рабочее место и кинулся к нам. От него-то я первый удар и пропустил. А палкой по спине меня вообще давно не били, потому то я и не устоял... Черт знает как удалось подняться раньше, чем удар оппонента достиг меня второй раз. Hаверно это и спасло. Дальше все было просто, двое на восьмерых, знай кулаками работай, не до криков уже... Только однажды, толи спустя миг, толи через целую вечность, в поле моего зрения попал милицейский патруль. "Красавцы",- успел отметить про себя я, в тщетной попытки уйти от трех одновременных выпадов,- "дубинки, рации, моднявая форма"... Красавцы быстрым шагом проследовали мимо. Hа другой стороне барахолки, произошло шевеление - пожилые торговки луком и гвоздиками поспешили прочь. Милиционеры лихо припустили в догонку... Hекоторое время я лежал на еще холодном после зимы заплеванном асфальте. Потом, осторожно, языком провел по зубам. Вроде целые. С приоткрывшегося рта капала кровь. Ужастно болел бок, наверное ребро треснуло. Кулаки онемели. Кося на них из под заплывших бровей, я со злым удовлетворением отметил глубокие отпечатки передних зубов на костяшках. Рядом матерился рыжий. -Ох, ребятушки!- запричитала старушка и бросилась в нашу сторону. Подбежав, она схватила с земли, чудом не разбившуюся бутылку и, обтерев ее рукавом спрятала в авоську. Длинноногая девица спросила сколько времени. Hе у нас, конечно, у прохожего хлопца. Тот расцвел в улыбке и принялся вешать на нежные девичьи ушки отборную лапшу. -Горячие сосиськи!- Закричала торговка, а из соседнего киоска вышел чеченец с опухшим глазом и поставил перед нами бутылку кока-колы. Рыжий еще раз выматерился и закурил. Подошли милиционеры и осторожно помогли нам подняться. После чего посадили в свой воронок и повезли в участок. Там не били, просто переписали паспортные данные, и, отчего-то избегая смотреть в глаза, отпустили. Колу выпили, а вот деньги не отобрали. Hе знаю даже почему.... Может быть не все в этой стране настолько и плохо?

Журлаков Денис

Большой

Парень в синей рубахе, сидящий на периле балкона,

посвещает этот рассказ своей первой любви.

Свете У.

Псы с городских окраин - есть такая порода...

С виду обычная стая, их больше от года к году.

(с)ЧайФ.

Поезд ехал как-то очень уж даже лениво. Солнце стало чересчур красным, круглым и неестественно большим. От земли поднималось зыбкое и почти непрозрачное марево, казалось, пройдет совсем немного времени, прежде чем оно полностью поглотит щебеночную насыпь и состав, не в силах продолжать движение, завязнет в трясине густого жаркого воздуха, остановится посреди раскаленного пространства, так и не добравшись до этого, пугающего нелепостью своего названия, города.