Преступный муталиб

Тахир Малик

Преступный муталиб

Фантастическая юмореска с прологом и незаконченным эпилогом

Как известно, почти все таинственные события случаются в темное время суток, поэтому нет ничего удивительного, что наш односельчанин Муталиб по прозвищу Всезнающий пропал именно ночью. Несмотря на свое столь высокое прозвище, Муталиб не имел никакого отношения к ученым. Родом он был из простых дехкан - вплоть до сорокового колена. Однако это не мешало ему пускаться в ученые рассуждения по поводу и без повода. Рассуждения эти всегда начинались излюбленной Муталибовой присказкой: "Оно, конечно, мы самые что ни на есть простые люди, дехкане, но не глупее всяких там разных образованных выскочек. Вот я, к примеру. Кто я такой? Простой дехканин. А чем я хуже какого-нибудь там ученого зануды? То-то. Главное - до всего дойти своим умом".

Другие книги автора Тахир Малик

Ниг и Кив представители умирающей цивилизации планеты  Унета, и прибыли на Землю с разведывательной миссией — искать место для переселения своих соотечественников. Но Земля встретила их неприветливо, желтой, застывшей поверхностью, застывшими изваяниями... 

Звездная гавань — это наша голубая планета, наша Земля. Здесь, на Земле, сходятся маршруты космических путешествий, здесь берет начало любая самая смелая мечта. По-своему рассказывают об этом советские фантасты — авторы сборника.

Низко плывущие над полями тучи то и дело принимались сеять холодным дождем, а когда заляпанная грязью машина въехала на окраину Булакбаши, пошел снег. В белой мгле потонули бурые холмы, лепящиеся по уступу речного берега саманные домики, и только голые ветви деревьев протягивались к дороге из снежной круговерти, как просящие милостыню руки.

Султан не отрывал взгляда от дороги, бежавшей под колеса машины, а сидевший рядом Асад в который раз уже пересказывал историю саркофага:

В жарком Узбекистане ведутся археологические раскопки. По старому преданию когда-то здесь стоял город, но его жители много грешили и святой Хызр покарал его. Параллельно этому ведется рассказ о цивилизации унетян, гибнущих от экологических и техногенных катастроф.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Едва ли другая научная теория порождала когда-либо такой страстный взрыв несогласия, недоумения и одновременно такую горячую защиту, как «одноэлектронная теория сознания» Игоря Глухарева. Она по сей день остается крайне спорной. Возможно, движение научной мысли в конце концов отвергнет ее, но и тогда вопросы, поднятые этой гипотезой, не утратят своего значения.

Кроме того, за век, прошедший с ее возникновения, теория стала негласным тестом на творческие способности. Верующие в нее (трудно назвать иначе людей, абсолютно незнакомых с теорией сознания и тем не менее яростных сторонников Глухарева) обычно оказывались авторами наиболее смелых и плодотворных идей в своей области науки.

Я выложил банкноту на стол. Кельнер зашел за стойку и налил — не более, чем на два пальца. А еще недавно в таком же баре мне наливали стакан. Ныне на эту банкноту много не купишь. Эта банкнота — банкрот. Я выпил. Рыгнул в лицо белобрысому официанту и вышел вон. Надо было что-то предпринимать. Жить трудно. Однако есть легкий выход изо всех трудностей — негодяем стать. И тогда, уверяю вас, существовать станет значительно интересней. Судя по перманентной непрухе, негодяем я не был. Иногда приходилось, конечно, кривить душой. Жизнь не без этого. Алкоголь блокирует притязанья действительности, затрудняет ее доступ в меня. Но выпитое лишь на какой-то момент примирило меня с реальностью. А потом враждебность накатила опять. Кто-то сочтет, что это врожденная злобность. Кто-то скажет, что это зависть ко всем, кто не наг. Я же склонен валить на социальные обстоятельства.

Джон Болт со скрежетом включил четвертую скорость и сплюнул.

Космоавтобус Земля — Пояс Астероидов возвращался почти пустым. Никому не улыбалось лететь этим тихоходом с остановками у каждого мало-мальски приличного осколка, уважающие себя пассажиры предпочитали экспресс, и Джону Болту было от чего разозлиться. Живут же люди, гоняют туда-сюда нормальные ракеты — и весело, и приятно, и денежно. А у него что ни рейс убыток. Если бы не международное соглашение, компания давно прикрыла бы эту лавочку. Правда, всегда набирается по астероидам несколько пассажиров: арендаторы, искатели приключений. Только удовлетворения от такой работы никакого, ни материального, ни морального.

Студент-первокурсник химического техникума по фамилии Пугов во время практики делает грандиозное, по его мнению, ботаническое открытие — находит дерево с необычной фиолетовой древесиной. Несмотря на смешки товарищей, Пугов намерен до конца отстаивать свой приоритет в открытии, тем более, что возле дерева обнаруживаются какие-то рабочие, занятые подозрительной возней с его стволом.

Отрывок из романа «Дороги вглубь» под названием «Покорители земных недр» / Предисл. ред.; Рис. Н.Фридмана. // «Знание — сила», 1948, № 10, с. 23–26

В книгу вошел единственный фантастический роман А. Ульянского «Путь колеса» (1930) — «одно из самых оригинальных произведений советской довоенной фантастики» (И. Халымбаджа), повествование о борьбе с чудовищным, разрушающим Землю «колесом» — изобретением уставшего от европейской бойни ученого. Но главное в романе — не НФ-допущения, а убедительные сатирические и «постапокалиптические» сцены, в самом же «колесе» нетрудно распознать метафору кровавых исторических процессов. В издание также включен предшествовавший роману рассказ «Колесо» (1925), воспоминания об авторе К. Паустовского и Л. Борисова и заметка И. Халымбаджи.

Кажется, что жизнь Помпилио дер Даген Тура налаживается. Главный противник – повержен. Брак с женой-красавицей стал по-настоящему счастливым. Да и верный цеппель, пострадавший в последней битве, скоро должен вернуться в строй. Но разве таков наш герой, чтобы сидеть на месте? Тем более, когда в его руках оказывается удивительная звездная машина, расследование тайны которой ведет на богатую планету Тердан, которой правят весьма амбициозные люди. Да и офицеры «Пытливого амуша» не привыкли скучать и охотно вернутся к привычной, полной приключений жизни.

Мир больше никогда не будет прежним. Беспрецедентное и грандиозное историческое событие – вспышка Сверхновой, начало отсчета новой эпохи. Излучение звезды убьет всех взрослых старше 13 лет в течение года.

Возможно ли за такой короткий срок подготовить детей к самостоятельной жизни? Каким будет новый мир?

Взрослые всегда ассоциировали детство с добротой и миролюбивостью. Однако они даже представить себе не могли, что меньше чем через год после начала Эпохи сверхновой мир детей окажется ввергнут в пучину новой мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ГЕРМАН МАЛИНИЧЕВ

886 ЛУННЫХ ЗАГАДОК ОФИЦИАЛЬНО ПРИЗНАНЫ НАУКОЙ

С тех пор как Галилей направил на Луну объектив созданного им телескопа, она из безжизненного камня стала превращаться в активно живущее небесное тело

Самой большой в истории лунной сенсацией было сообщение знаменитого английского астронома Дж. Гершеля, сделанное им после экспедиции на мыс Доброй Надежды в 1833 году. "Ваше величество! - писал он королю Вильгельму IV. - Нам удалось открыть живых существ, которых с достоверностью можно назвать представителями человеческого рода на Луне... У них гибкие, стройные тела и огромные крылья за плечами... Летают по воздуху свободно".

АНТОЛОГИЯ ТАИНСТВЕННЫХ СЛУЧАЕВ

Герман МАЛИНИЧЕВ, инженер

Длинношеее и прочие зоообразины

Преграждающий путь реке

ЖЕЛЕЗНЫЙ КАНЦЛЕР, ОХОТНИК ЗА ДИНОЗАВРАМИ

Конец XIX века... Бисмарк, припугнув просвещенную Европу сталью крупповских пушек, решил утереть ей нос и на изыскательском поприще. Амбиции рейхсканцлера ныне забылись, зато великие археологические открытия в Малой Азии, на земле Эллады и Египта остались в сокровищнице человечества.

Герман Малиничев

РОМУЛ НИКАК НЕ МОГ ОСНОВАТЬ РИМ

Если бы Ромул и Рем были действительно выкормлены Капитолийской волчицей, они едва ли вообще смогли бы стать людьми

Во время службы Р. Киплинга в Индии ему нередко приходилось слышать о заблудившихся детях, попавших к диким животным и выкормленных ими. Эти истории и красочные индийские легенды послужили основой для повести "Маугли", которую уже более ста лет с увлечением читают дети во всём мире.

Малиновский Дмитрий

Этот рассказ я посвящаю всем, кто каждый день

преодолевая боль и отчаянье - создаёт этот мир.

Дающее жизнь

Печаль - лишь тень радости.

Смерть - лишь часть жизни.

Hичто - только пролог сущего.

Клубничное желе восхода медленно заполняло небо. Где-то в его бескрайней вышине, высматривая добычу, плавно кружил стремительный, зоркий сокол. Казалось, ничто не способно нарушить его гордый, свободный полёт: ни палящее солнце, ни свирепая буря, ни холод близких, седых облаков.