Прерванное испытание

Юрий Белгородский

ПРЕРВАННОЕ ИСПЫТАНИЕ

- Это наша новая модель, - с гордостью сказал Паркинс. Специализированный робот Супер-15. Вот, поглядите, - он откинул крышку на груди робота, неподвижно лежавшего на передвижном монтажном столе. - Нам удалось почти все узлы счетно-решающего устройства разместить в голове, а в туловище и в конечностях остались лишь вспомогательное оборудование и сервомоторы. Это дало возможность смонтировать более эффективное боевое оружие. Надеюсь, это в ваших интересах, господин полковник.

Другие книги автора Юрий Белгородский

Юрий Белгородский

ПАЛАЧ

Аникин работу свою считал хотя и простой, но очень ответственной. Сам тоже был человек простой, "от сохи", как он любил выражаться, и поэтому признавал простые правила жизни и поведения.

В пище он был неприхотлив, очень уважал наваристый украинский борщ, который ему чуть ли не ежедневно готовила жена, к работе относился серьезно, хотя частенько приходилась задерживаться до утра, что было довольно утомительно. Форму свою содержал в порядке: сапоги всегда до блеска начищены, непременно свежий подворотничок, для чего в сейфе вместе с оружием держал иголку с ниткой и чистое полотно.

Юрий Белгородский

ВАРИАНТЫ ЖИЗНИ

1. Рой промчался по улице Первого Маршала и свернул в переулок Профсоюзов. Где-то здесь должен быть проходной двор, которым он когда-то пользовался, сокращая себе путь на свидания с девушками. Еще два-три дома и на правой стороне появятся неуклюжие железные ворота, покрашенные зеленой краской. Рой вспомнил, что в углу двора стоят мусорные баки, там он и избавится от листовок. Правда, их осталось немного, часть он разложил на скамейках в парке, часть оказалась в почтовых ящиках законопослушных жителей города, смотревших свои последние сны в эти утренние часы.

Юрий Белгородский

БЕСПОЛЕЗНАЯ ПЛАНЕТА

Сергей положил руки на рычаги управления и повернулся к Коре.

- Готова? Следи внимательней за режимом четвертого двигателя.

В иллюминаторах поверхность планеты поползла вбок, потом вверх. Корабль развернулся кормой к земле, завис на несколько секунд и стал медленно опускаться, вонзаясь огненным ножом реактивных струй в зелень планеты. Медленно выдвинулись суставчатые лапы опор и корабль встал в центре черного круга, выжженного в траве.

Юрий Белгородский

СТОЛЬ ДОЛГОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Перед глазами у Шарова плавали красные круги, на лбу вздулись жилы и пульсировали в такт часто бьющемуся сердцу. Не хватало кислорода и возможности сделать вдох не было. Он все давил и давил, упираясь ногами в края покореженной обшивки и разноцветное сплетение оборванных проводов.

Сколько он сможет выдержать без дыхания? На море под водой он мог пробыть три-четыре минуты. Но разве можно было сравнить свободное парение над цветным калейдоскопом дна и теперешнюю ситуацию?

Юрий Белгородский

ВСТРЕЧА

Впереди мерно раскачивался рюкзак с ярким пятном заплаты на боку. Рюкзак знакомый. Его Алексей сшил сам из брезентового чехла для аппаратуры. А заплату пришил совсем недавно, когда возвратился из своей последней "экспедиции". Тогда ему здорово не повезло. Сначала он довольно легко спустился на плоту вниз по реке. Это было его первое путешествие по воде, до этого он исследовал окрестности своего лагеря только пешком, и, наверное, поэтому оно едва не кончилось для него трагически. Если бы он вовремя остановился, ему не пришлось бы целых две недели продираться сквозь непроходимые джунгли. Конечно, продуктов не хватило, и он, едва держась от голода на ногах, с трудом добрался до лагеря.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Гензерих, вождь вандалов, плывет в Рим. Он не подозревает, что среди его окружения – предатель, собирающийся отвести корабль в бухту, где Императрица сможет покончить с угрозой. Коварный план удался бы, если не помощь легендарного Ганнибала...

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Прозаик Елизар Пупко совершил литературный подвиг. Он сжег свою повесть объемом в десять печатных листов.

Легко сказать — сжег. Не говоря уже о том, что каждый из четырехсот тысяч печатных знаков, включая даже пропуски между буквами, весомо, грубо, зримо представляет собой часть гонорара, сам процесс сожжения двухсот сорока страниц машинописного текста — дело далеко не простое. Отошли в небытие камины, где плод бессонных ночей и полных отчаяния дней последний раз вспыхивает ярким пламенем улетающего в трубу вдохновения. Да что там камины! Даже простой ванной колонки с дровяным отоплением не сыщешь в нынешних малогабаритных квартирах. Попробуй сжечь на газовой плите объемистую рукопись. Бумага обладает препротивным свойством разлетаться при этом черными хлопьями, так что тут уж к потере проблематичного гонорара следует добавить весьма реальные расходы на косметический ремонт кухни.

Любителям фантастики известны повесть «Особая необходимость» и рассказ «Черные журавли Вселенной» Владимира Михайлова, впервые напечатанные в «Искателе». Сегодня мы начинаем печатать его новую, написанную для нас научно-фантастическую повесть.

Рисунки Н. Гришина

Опубликовано в журнале «Искатель», 1964 г., № 2–5

Опубликованы в журнале "Иностранная литература" № 6, 1986

Из подзаглавной сноски

ДАИНА ЧАВИАНО — DAINA CHAVIANO (род. в 1957 г.)

Кубинская писательница. Автор двух сборников рассказов: «Миры, которые я люблю» («Los mundos que amo»; литературная премия за лучшую кубинскую научно-фантастическую книгу 1979 года) и «Планета любви» («Amorosa planeta», La Habana, Letras cubanas, 1983), из которого взяты публикуемые рассказы.

— Вчера, Ыыыы, тебе исполнилось 10 лет, — сказал таксист Аааа своему сыну, — каждый год размеры жителей нашей страны должны перезаноситься в базу данных. Встань-ка на рост — вес — метр.

Ыыыы встал. Измерения показали:

— Рост — 145;

— вес — 60.

— Папа, — спросил Ыыыы, — я вроде слышал, что завтра наступают LXXXI век и VIII тысячелетие.

— Да, верно. Завтра — 1-ое солобря 7000 года, а сегодня — 4-ое квинтабря 6999-ого.

Человек бежал сквозь лесную тьму. Каждый жгучий глоток воздуха, входящий в его легкие, вызывал мучения, дикая боль раздирала ему грудь. Под ногами бегущего простиралась сеть бледных ползучих растений. Много раз он спотыкался о них и падал, но неизменно вставал снова.

У него не хватало дыхания, чтобы кричать, он только рыдал, его горящие глаза пытались пробиться взором сквозь темноту. Над головой — бормочущий шум. Когда густая листва раздвигалась над ним, по-ужасному блестящие звезды расцвечивали агатовое небо. Оно было холодным, черным, и человек знал, что он находится не на Земле.

О жестокости добра. О свободе...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А. Белицкий. В. Вилинбахов

Нашествие с неба

или Что видали вечерами семь десятков лет назад

АЛЕКСАНДР БЕЛЕЦКИЙ, историк г.Харьков

ВАДИМ ВИЛИНБАХОВ, кандидат историческнх наук г. Ленинград

"ЛОНДОН. Палата общин. Черчилль, отвечая на вопросы, заявил, что вечером 1 ноября над Ширнесом пролетел воздушный аппарат: было велено направить прожекторы; аппарат не спускался; не обнаружено признаков его национальности".

Белиловский Михаил Абович

Чудо веточка

Для дедушек и бабушек,

мужественно одолевающих английский

и, конечно, для внуков, чтобы не забывали русский.

Чудо-веточка

В зеленом, густом лесу стоял деревянный домик. Жили в нем маленький Джон с мамой и папой.

Однажды родители подарили ему пушистого, коричневого, крошечного хомячка, и дали ему имя Хом. Зверек был очень любознательным. Все ему надо было потрогать своей мордочкой, понюхать своим носиком, все разглядеть своими круглыми глазенками. И, конечно, всяким шалостям его не было конца.

Михаил Белиловский

Давидка

(рассказ в слезах)

Нет тебя больше, Давидка. Я, кажется, никогда раньше так тебя не называл, - стройненького, худощавого, подвижного 60-ти летнего друга моего. Не называл? Разве?

Что это я, - не называл тебя так? Именно так тебя и называл. Но теперь, это слово звучит по другому. В этом звуке теперь не только ты, но все, что тебя раньше окружало, и было тобой окрашено, освещено, озвучено.

Михаил Белиловский

Двести тысяч

Праздновали покупку дома. Хозяева прожили в США 18 лет и все эти годы снимали жилье, хотя их доход позволял обзавестись собственным домом уже на пятом году пребывания в стране. Резон был весьма прост. Съем дома означал не иметь никаких забот по нему. Не работает кондиционер, холодильник, град выбил окна и многое другое, что обыкновенно всегда может случиться, - не беда. Достаточно только позвонить хозяину дома, который может жить за тысячи миль, и неполадки будут устранены. Так, во всяком случае, объясняли раньше свою позицию в этом деле счастливые обладатели недавно купленного дома.