Преподобного отца нашего Нила подвижника, письма

Nili Ascetae Epistolarum Libri 4, Interpr. Leon. Allat. Romae 1668. Lib 1. Оп.: Преподобного отца нашего Нила подвижника, письма // Христианское чтение, издаваемое при Санктпетербургской духовной академии. Часть 1, СПб. 1845 Марцеллину Монаху.

Отрывок из произведения:

В книге Исход сказано, что, егда воздвизаше Моисей руце, одолеваше Израиль Амалика (17, 11). И ты воздвигнешь руки твои к небу, если не будешь питать зла против брата твоего и будешь молиться за обидевшего тебя; посему и ты получишь помощь в борьбе с [71] диаволом: но если ты сердишься на ближнего твоего, укоряешь его и злословишь, то руки внутреннего твоего человека опущены к земле, хотя ты молишься с воздеянием рук и обращением очей к Богу; посему молитва твоя не будет услышана потому, что руки твои, по словам Господа, исполнены крови братней (ибо что смертоноснее злопамятства?). Итак, по заповеди Господней, измоемся покаянием, и чистыми молитвами очистим себя от злобы.

Другие книги автора Нил Синайский

Преподобный Нил Синайский (Анкирский) († около 430) — ученик свт. Иоанна Златоуста и великий отец Синайской пустыни. В книге помещены его нравственно-аскетические произведения: «О восьми лукавых духах», «О том, что пребывающие в безмолвии в пустынях преимуществуют пред живущими в городах», «Увещание к монахам», «Мысли, которые человека отводят от тленного и прилепляют к нетленному», «Главы увещательные», «Об учителе и учениках». Преподобный Нил Синайский вслед за Евагрием Понтийским развивает известную классификацию восьми основных греховных помыслов (страстей): чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость. Его тонкий аскетико-психологический анализ этих страстей помогает христианину успешно бороться с ними и совершенствоваться внутренне, что делает книгу полезной как для монашествующих, так и для самого широкого круга православных читателей.

Глава 1. Имея обычай, известный и тебе, досточестнейший Агафий, уклоняться по большей части от бесполезных сходбищ с людьми скучными и, когда нужда заставляет выходить из дому, проводить время в местах наиболее тихих, и вчера прохаживался я за городом. И вид рощи, и приятное пение стройно оглашающих ее птиц, и чистое веяние свежего ветра успокаивали меня, подобно зыбкой колыбели. В это время идешь ко мне ты, впрочем, нерешительно, уподобляясь человеку, который непрестанно то припадает на колено, то привстает. По задумчивости моей заключил ты, что мое уединение (в чем и действительная была правда) недаром.

Популярные книги в жанре Православие

Под именем Литургики в богословских школах понимается наука о богослужении в широком смысле слова. Само слово “Литургия” (Λειτουργία) у древних эллинов означало “общее дело,” служение, совершаемое для народа или средствами широких слоев народа. Греки знали в своем быту разные типы таких “литургий.” Так, например, они называли γυμνασταρχα, устройство гимнастических упражнений и это считалось у них “литургией,” под именем χορηγία они понимали устройство торжественных процессий, “ликостояний,” что также входило в понятие “литургии”; устройство народных, общественных угощений, έστίασις, также было для древнего эллина “литургией.”

В Стамбуле, когда выходишь из новых кварталов и пересекаешь мост по самой середине Золотого Рога, там, где на другой стороне гигантская автострада как бы по живому телу рассекает византийскую и турецкую плоть старого города, проходя под акведуком Валента, который столь по–римски, победно перешагивает ее, нужно свернуть направо и выйти на улицу, идущую вдоль Золотого Рога. Ныне это промышленный район, где обрабатывается древесина, которую привозят на судах из прибрежных лесов Малой Азии. Повсюду — лесопильные заводы, визг металла, вгрызающегося в стволы, грузовики, разъезжающие в пыли или в грязи, ангары, загроможденные досками. То там, то здесь с небольшого пустыря открывается вид на суживающийся залив, на пыльный скверик вдоль пристани, у которой всегда пыхтят тяжело нагруженные пароходики, обслуживающие побережье. Взгляд ваш добирается до старой стены Феодосия и улицы Гробниц, священной земли Эйюпа, где погиб при тщетной осаде города последний спутник Пророка. Баржи вытащены на берег, где среди старых бидонов они ожидают новой покраски. Летом, когда среди пузатых фелюг здесь купаются дети, платаны уже желтеют. Напротив, на другом берегу тихого водного потока, на холме, покрытом желтой травой и белыми стеллами, — мусульманское кладбище. У его подножия — судоверфи, грохот молотков по железу. На берегу, где

Каноны для грешников, написанные блаженным отцом нашим Иоанном, константинопольским архиепископом, который именуется Постником.

Ведайте, что сей блаженный Иоанн Постник был самым последним из всех тех, которые установили определения канонов веры, и был после 6–го собора долгое время добрым священнонаставником, исполненным благодати Святого Духа. Он, в виду великой слабости нашего рода, милостиво определил каноны для грешников, весьма снисходительно в сравнении с иными теми отцами.

Annotation

Вниманию боголюбивого читателя предлагается переиздание редчайшей брошюры о судьбе Византии, составленной под редакцией архимандрита Леонида (Кавелина) и отпечатанной в Троице-Сергиевой Лавре в царствование Императора Александра III.

Кроме краткой Истории Второго Рима в книге имеется целый ряд пророчеств и предсказаний прозорливых мужей и о будущем бытии Константинополя.

Редакция альманаха “Жизнь вечная” сочла необходимым к Византийским пророчествам о Царьграде добавить предсказания ветхозаветных святых пророков и святых подвижников благочестия Российской Церкви

С. С. Верховский "Бог и человек"

УЧЕНИЕ О БОГЕ И БОГОПОЗНАНИИ В СВЕТЕ ПРАВОСЛАВИЯ

Замысел этой книги — дать читателю представление о Боге и о том, как мы можем приблизиться к Нему, узнать Его и быть с Ним в общении. Я хотел дать общее введение в тему книги и очерк библейского и отеческого учения о пути к Богу и о Самом Боге. Но размеры книги не позволили исполнить первоначальный план и рукопись моя была сильно сокращена. Пришлось отказаться от введения, выпустить учение святых отцов, живших до четвертого века; сократить многие главы. К глубокому сожалению невозможно было уделить место духовно–аскетической литературе, в которой так много говорится о пути человека к Богу. В учении о Преев. Троице я должен был выпустить все отеческое учение, кроме учения св. Афанасия Великого и Иоанна Дамаскина; выпустил я также очерк учения св. Григория Паламы. Не было возможности остановиться на различиях между православным и инославным представлением о Боге. Библиография сокращена до одной страницы вместо восьми.

Книга моя не притязает быть научным трудом. В ней нет ни научной систематичности, ни ученого аппарата. Я писал для всех, интересующихся христианской жизнью и мыслью. Содержание книги может быть полезным и интересным только при внимательном и вдумчивом чтении. Как бы ни были велики недостатки книги, самая тема ее и многочисленные цитаты из Св. Писания и св. отцов должны дать читателю достаточный материал для размышления… Святые отцы — величайшие свидетели православного Предания, хотя и не все в их учении принято Церковью. Так, например, у блаженного Августина, которому уделено немало места в этой книге, Церковь отвергает учение о происхождении Св. Духа и о предопределении… Под именем св. Дионисия Ареопагита вероятно скрывается неведомый нам богослов пятого века; но его богословие не умаляется оттого, что мы не знаем настоящего имени его автора.

Как православный богослов, я не могу иметь иного желания, как быть верным учению Церкви. Если мои мысли в чем–либо ошибочны, я первый буду приветствовать здравую критику… Я остановился преимущественно на чисто духовной, нравственной и интеллектуальной стороне нашего пути к Богу, потому что о ней обычно говорят меньше, чем о других возможных путях богообщения… Вопрос о богопозна–нии может показаться слишком трудным и специальным. Но можно только сожалеть, что современный человек считает часто лишним знать что–либо о Боге и понять, почему вера в Бога разумна и необходима.

Считаю долгом выразить мою искреннюю благодарность Чеховскому Издательству. С благодарностью вспоминаю благожелательность ко мне покойного Н. Р. Вредена. Особенно хочу поблагодарить Т. Г. Терентьеву и всех, кто имел непосредственное отношение к изданию этой книги. Сестра моя, Т. С. Белоусова, самоотверженно помогла мне, напечатав мою рукопись.

Вадим Булычев

Оглашенные

Герой книги принадлежит к поколению "дворников и сторожей". Ему немногим за тридцать. Он православный неофит и борец за права русских на Украине. Однако разочарования и неудачи следуют за ним по пятам. Но вместе с ними приходит и некоторое "прояснение ума". 

Понимание свободы отличается значительным разнообразием смыслов. Здесь отметим три. Первое – метафизическое, когда под свободой подразумевается одно из самых фундаментальных свойств человеческой природы – свобода воли, выражающаяся во внутреннем самоопределении личности перед лицом добра и зла. Свобода воли является тем свойством, утрата которого приводит к полной деградации личности. Над этой свободой человека, по христианскому учению, не властен никто: ни другой человек, ни общество, ни законы, ни какая угодно власть, ни демоны, ни ангелы, ни Сам Бог.

Православный календарь на каждый день 2013 года охватывает основные сферы жизни христианина – от внешней, мирской, до глубинной, духовной. Основы веры, смысл молитвенного общения с Господом, Божией Матерью и святыми, правила повседневной жизни – эти и многие другие полезные сведения послужат вам духовными ориентирами на протяжении всего года.

Включенные в книгу поучения Святых Отцов и учителей Церкви несут в себе живую силу мудрого слова, которое всегда оказывается сильнее обстоятельств.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

БИБЛИОТЕКА «СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА» РУСЛАН СКРЫННИКОВ ДАЛЕКИЙ ВЕК:ИВАН ГРОЗНЫЙБОРИС ГОДУНОВСИБИРСКАЯ ОДИССЕЯ ЕРМАКАИсторические повествования

Опубликовано в журнале: «Континент» 2006, №128

БИБЛИОТЕКА «СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВА» РУСЛАН СКРЫННИКОВ ДАЛЕКИЙ ВЕК:ИВАН ГРОЗНЫЙБОРИС ГОДУНОВСИБИРСКАЯ ОДИССЕЯ ЕРМАКАИсторические повествования

1. Каждый народ мира, в особенности великий народ, имеет свои неповторимые в истории пути роста, имеет свое неповторимое лицо и свою неповторимую миссию в истории человечества. Эта миссия не может быть выполнена никаким другим народом.

Не существует никаких "исторических законов" развития, которые были бы обязательны для всех народов мира: каждый народ имеет свою собственную судьбу.

2. Идея всякого национализма есть идея, объединяющая и воспитывающая нацию к исполнению ее исторической миссии на земле. С этой точки зрения – шовинизм есть дурное воспитание нации. Космополитизм – отсутствие всякого воспитания.