Предварительный контакт

Предварительный контакт

Сергей Подгорный

Предварительный контакт

Семенов оторвал взгляд от моря и посмотрел на небо. Последнее окошко в нем затянулось, облака в том месте превратились в яркое белесое пятно, тускнеющее на глазах. Арафурское море внизу потеряло яркие краски.

- Прогулка все же откладывается, - сказал он сам себе.

Старинный, по-ярмарочному раскрашенный вертолет взревел, набирая высоту. Навигационные приборы на вертолете были ему под стать, но Семенов все же определил, что ближе всего теперь до островов Кай. Подняв вертолет выше, он прибавил скорость. Отсюда море казалось свинцовым, оно равномерно простиралось во все стороны, сливаясь с серой пеленой на горизонте.

Другие книги автора Сергей Николаевич Подгорный

Сергей Подгорный

Чужой мир

Был уже поздний вечер, а Булочкин не уходил из карьера. На дне его, начавшем местами зарастать мелким березняком, лежала густая тень, но верх восточных, почти отвесных стен был еще освещен багровым заходящим солнцем.

Щемяще тихо было на дне заброшенного гранитного карьера. Когда-то гремели здесь взрывы, дробящие спрессованный миллионами лет монолит, а в перерывах между ними надрывались дизеля самосвалов, откашливаясь перегоревшей соляркой, и скрежетали о розовые крупнозернистые глыбы зубья экскаваторных ковшей. И вот ушло все, и теперь казалось, что ничего этого никогда здесь и не было, хотя продолжали валяться полусгнившие, измочаленные колесами доски, часть ржавой гусеницы, куски черного кабеля...

В сборник вошли научно-фантастическая повесть и рассказы, в которых раскрываются загадки человеческой психики, неповторимый внутренний мир человека, торжество идеалов разума.

Сергей Подгорный

Оптимальное решение

Уже два месяца огромный, словно астероид, звездолет цивилизации Крака наматывал виток за витком над Голубой планетой, и все это время его экипаж, так же как и экипажи предшествующих кораблей, безуспешно бился над оптимальным решением главной проблемы.

"Если бы не эти ограничения... - думал капитан БРР, прыгая по рубке управления. - Все дело в том, что даже пальцем нельзя тронуть аборигенов. Проблема перестала бы существовать, лишь только бы мы пополнили атмосферу десятком баллонов с газом "СИ". Десять баллонов - и они даже через миллион лет не выберутся в космос".

Сергей Подгорный

Дом со статуями

МАК 2345А был первым астронавтом, не пожелавшим возвратиться в Солнечную систему. Он достиг в назначенное время окрестностей звезды Желтый Краб, передал всю доступную информацию о ней и ее четырех планетах, а потом обосновался на второй планете Желтого Краба, назвав ее Приютом Души.

Оператор Центра по исследованию космического пространства, поддерживавший с ним квантовую связь и узнавший обо всем этом первым, спросил, давно ли МАК 2345А консультировался о своем здоровье с корабельным электронным психиатром. МАК 2345А ответил, что и не ожидал другой реакции на свое решение и так как оно, к сожалению, подтвердилось, уговаривать его возвратиться на Землю - это зря переводить мегаватты энергии. После этих слов МАК 2345А выключил свой передатчик и не отвечал ни на один из периодических вызовов Центра.

Сергей Подгорный

Расследование

Я только успел сесть в кресло, как из приемника информации на стол передо мной упал глянцевый листок пластмассы. Шрифт был алый. Я прочитал:

"ИВу 234Г.

Вчера от звезды 127АВ - Синий Краб - вернулся корабль "Вольт-20". Астронавт МАК 453А мертв. Безотлагательно расследуйте причину гибели".

И подпись: индекс председателя совета Центра по исследованию космического пространства...

- Проводить?

Сергей Подгорный

Вторая возможность

1

Раздался резкий хлопок, и машина тут же клюнула капотом вправо. Швартин машинально, с окаменевшим лицом, вдавил педаль тормоза; под колесами захрустела оплавленная солнцем щебенка.

- Приехали... - сказал Швартин через полминуты, откидываясь на спинку сидения, пережидающе вздыхая и вытирая локтем со лба пот.

- Скат?.. - полувопросительно произнес Евтеев; болезненно морща худое, длинное лицо, он тер ушибленный висок.

Сергей Подгорный

"Если к нам прилетят со звезд..."

Случай, о котором хочу рассказать, произошел неподалеку от побережья Африки, почти как раз между Дар-эс-Саламом и мысом Делгаду, на одном из маленьких островов, которых там многие сотни.

Большая часть этих островов не заселена людьми, и на них обитает масса птиц - чаек, цапель, буревестников, фламинго и т.д. Понятно, что эти острова не могли не интересовать орнитологов, входивших в экипаж нашего научно-исследовательского судна...

Сергей Подгорный

Мексиканский гриб

С Петром Ивановичем Крохиным мы жили в одном подъезде большого дома, построенного года за два до событий, о которых рассказываю. Его квартира была этажом выше, и балкон располагался как раз над нашим. Это не второстепенная подробность: будь по иному, я мог бы с Крохиным и не познакомиться. Тут дело было не только в том, что в свои двадцать шесть он - уже кандидат наук - работал над докторской диссертацией...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей ЩЕРБАК-ЖУКОВ

ВОЛШЕБНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

(сценарий киноновеллы)

1

В небольшом концертном зале, похожем скорее на барак из гофрированной жести, - серый полумрак. Грязно, сильно накурено, - сквозь дым и мрак видны лица зрителей. В основном, это молодые ребята и девушки в потертых куртках. Кто-то сидит на стульях, кто-то - на фанерных ящиках, кто-то просто примостился на полу, поджав ноги.

В глубине слабо освещенной сцены стоит небольшой аппарат на складных ножках, с рядом клавиш, кнопками и тумблерами. За аппаратом на какой-то коробке сидит парень лет двадцати пяти, слегка склонный к полноте, с копной мелко вьющихся волос.

Владимир Щербаков

Прямое доказательство

Летом в лощинах поднимались высокие травы. В озерах, оставленных половодьем, шуршал тростник. Мы делали из него копья.

На холмах трава росла покороче, зато одуванчиков было больше, попадались васильки, и мышиный горошек, и цикорий. Склон казался местами голубым, местами желтым. И какая теплая была здесь земля) Можно было лечь на бок, и тогда лицо щекотали былинки, шевелившиеся из-за беготни кузнечиков, мух и жуков. Скат холма казался ровным, плоским, и нельзя было понять, где вершина и где подножье. Сквозь зеленые нитки травы виднелся лес, и светилось над лесом небо, то сероватое, то розовое от солнца, какое захочешь, как присмотришься. И можно было заставить землю тихо поворачиваться, совсем как корабль.

Владимир Щербаков

Жук

Нужно было возвращаться в город. Потому что солнце уже покраснело, и по траве поползли длинные прохладные тени. Красотки еще хлопали синими крыльями, но самые маленькие стрекозы-стрелки уже спрятались, исчезли.

Мы с Алькой прошли за день километров пять по берегу ручья и поймали жука. Теперь Алька то и дело подносил кулак к уху - слушал. Жук скрежетал лапками и крыльями, пытаясь освободиться. Час назад он сидел на пеньке, задремав на солнышке, и Алька накрыл его ладошкой. Но никогда в жизни не видел я таких жуков! Полированные надкрылья светятся, как сталь на солнце, лапы - словно шарниры, усы - настоящие антенны.

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Ц В Е Т О К

Это случилось осенью, когда по пугающей кривой поползло вниз настроение Марка, когда, словно спохватившись, небо сменило голубые наряды на пасмурный траур, с неискренним надрывом спеша оплакать отошедшее в мир иной лето. Окна города вторили погоде, сочась слезами, покашливая в ответ на трескучие разряды высотной шрапнели. Марк все более скучнел лицом, замыкаясь в себе, на слова и улыбки уже не находя сил. У себя в институте он потихоньку начинал ненавидеть людей. Увы, это получалось само собой. Потому что вместо глаз мерещились прозрачные дождевые капли - остекленевшие, неживые, а вместо ртов - черные дыры - из тех, должно быть, что заглатывают космический мусор, обжигая угаром вселенской радиации. Все было полно суетных забот, интрижек, вирусовидных сплетен. В это "все" не хотелось вникать, и губы поневоле брезгливо кривились, когда искомое "все" шаловливым дворовым псом подкатывалось к самым ногам, пыталось неделикатно обнюхать низ живота. Дергаясь телом и ежась душой, Марк молчаливо ужасался. Миры, окружившие его собственный, виделись ему картофельными клубнями, осклизлыми и разбухшими, превратившимися в прибежище розоватых вечно голодных червей. Змеями Горгоны они тянулись во все стороны, ощупывая пространство, оставляя за собой мокрые, дурно пахнущие дорожки. Утоляемый голод ускорял их рост, клубни становились тесными, и именно в это время Марк стал избегать сослуживцев, прячась иной раз в туалетах, дымя паяльной канифолью, заставляя черные дыры перхать и отступать. Однако и, отступая, противник умело отплевывался, а угрюмому настроению Марка общественность сыскала достойное объяснение: от него ушла Лиля. Тем самым попутали причину и следствие, но Марку было уже все равно. Куда больше его беспокоила возросшая агрессивность дам из соседних лабораторий.

Андрей Щупов

Тропа поперек шоссе

-- Значит, родился я в сорок третьем, сразу после крестьянских волнений, в селе Клязьмино -- начал уверенно Федор. Снова открыл поросший цыганским волосом рот и задумался.

--Дальше, Федор? Что было с тобой потом?

Огромные руки растерянно мяли простенький картуз.

-- Чудно, барин. Не знаю... Вроде жил, а вроде и нет."

(Из записок Соколовского)

Э П И Л О Г

Там, где хоть в самой малости проявляется человеческое любопытство, всегда найдется место для тайны. Одно не существует без другого, и мозг из породы пытливых будет вечным путником в безбрежном лесу загадок. Лишь уверенное скудоумие окружают пустыни и незамутненные небеса. Оттого и не любит оно вопросов, оттого не любит многоточий. Бумажка, помеченная подписью, превращается в документ. Иллюзия, занесенная в ученые талмуды, отождествляется с истиной. Но не столь уж мы все виноваты. Правда, правда! Стремление упрощать -- естественно. Мир -- первый из первых кроссвордов, разгадать который непросто. Ночные звезды, языки огня, зеркальный глянец луж -- нам хватит любого пустяка, чтобы, задуматься и растерянно прикусить губу. Мы могли бы спрашивать и спрашивать, но это совершенно ни к чему, так как ответов, вероятнее всего, нет. По крайней мере -- здесь, на этой планете. А лучший из всех имеющихся -тишина, призрачное существо, проживающее вне земли и времени. Что такое земля, я знаю, а что такое время, нет. Уверен, ни один из живущих в третьем несчастном измерении не способен просветить меня на сей счет. Возможно, от безысходной неразрешимости своего любопытства я и получаю мучительное удовольствие, наблюдая сыплющийся меж пальцев песок. На протяжении одной растянувшейся горсти неуловимое становится почти реальным, и, отмеряя упругие расстояния в прошлое, горсть за горстью погружаясь в рыхлые слои полузабытого, я снова вдруг обманчиво ощущаю детскую, прожаренную солнцем оболочку, чувствую пятками разогретые бока прибрежных камней, слышу голоса давно умерших. Мне начинает казаться, что на собственную крохотную долю время подняло руки, сдавшись и уступив часть своего

АНДРЕЙ ЩУПОВ

ВЫХОЖУ ОДИН Я НА РАССВЕТЕ...

(эротико-фантастический триллер)

Если возле своего дома вы замечаете

двух сморкающихся людей, это либо к

деньгам, либо к их скорому отсутствию.

(Народная примета)

Глава 1 Ваять желаю вас руками!

- Уходи! Немедленно уходи!

Я по-спринтерски натягиваю брюки, деловито осведомляюсь:

- Какой этаж?

- Третий.

- Высоко! Я не десантник.

Вадим СЕЛИН

Мой милый лебедь

Глава 1

МАЛЬЧИК НАРАСХВАТ

Если бы я знал, что такое может произойти, то ни за что в жизни не пошел бы в тот теплый день в школу. Сидел бы дома, пил чай и читал интересные книги, а не...

Как говорится, обо всем по порядку. Для начала следует представиться. Меня зовут Артём, мне 15 лет. Больше всего в жизни я люблю читать книги. Только не подумайте, что я заучка и увлекаюсь самозабвенным чтением учебников по алгебре, геометрии или химии. Нет, мне нравятся детективы, приключенческие и фантастические книги. Каждый новый том я с наслаждением смакую и тщательно извлекаю из него максимум приятного. У нас в городе есть книжная ярмарка, работающая по пятницам. Чего там только нет! Я каждую пятницу после уроков сломя голову несусь на ярмарку, расталкиваю всех потенциальных покупателей, сгребаю новинки, бросаю деньги и бегу домой, чтобы быстрее погрузиться в мир приключений. Порой я даже забываю сдачу... Дома полки чуть не ломятся от ярких фолиантов. Иногда после прочтения очередного романа, ночью мне снятся сны, соответствующие содержанию книги. Вот я, сильный и могучий парень, перепрыгиваю через пылающий, дымящийся кратер вулкана и в самый последний момент хватаю принцессу, падающую в раскаленную лаву. Мы вместе летим на землю, она меня благодарит, тянет губы к моей щеке и... звенит будильник, предвещающий серые и однообразные будни.

Петр Семилетов

САМОЕ ЗАВЕТHОЕ

Мы с братаном пускаем под откос поезда. У нас есть железная дорога. Система рельсов, которая опутывает всю нашу комнату в квартире на 9-ом этаже. Внизу, на полу, расположена Великая Степь, переходящая в Прерии, которые ближе к двери. В Прериях 2 станции, а в степи городок Клаусвилл, границы коего охраняет отряд коммандос - оловянные солдатики, ибо в Прериях прячутся мексиканские партизаны, время от времени подрывающие пути. Все домики городка мы сами клеили из наборов готовых деталей - большинство от "VERO". Покупали еще скамейки, кусты, животных (наборы "лес", "Горы", "Пустыня"), "траву" в пакетиках. Последнюю мы сажали на клей и покрывали ею пенопластовые пригорки, скалы. С равнин рельсы под разумным углом шли наверх, к шкафу, книжным полкам и "стенке" - там были: Тибет, Трансильвания, и Большой Каньон. В Тибете пути уходили прямо во внутрь одного из отделений "стенки" получалась либо Пещера Ужасов, либо Кошмарный Тоннель - мы с братом никак не могли договориться о названии. В Трансильвании (верх шкафа), в лесу ютилось селение Газен (ударение на первом слоге), состоящее из баварских аккуратно-нарядных домиков. Шпиль ратуши возвышался над верхушками темных елей. Hа подъездах к городу из чащи леса выглядывали пластмассовые волки с горящими как уголья глазами. Мы планировали вскоре создать замок Дракулы, или, возможно, Виктора фон Франкенстина, но тормозили нас как разногласия о персонажах, так и неимение денежных средств. Собственно, все свои карманные деньги мы тратили на... Hе знаю даже, как назвать эту полуигру-полухобби...Все началось три года назад, когда нам на Hовый Год родители подарили первую железную дорогу простой ширококолейный круг со стрелкой и тупиком. Плюс состав: паровозик WX-112 и 3 зеленых вагона с серыми крышами. Мы обезумели. Игра вызвала резонанс в наших душах. Мы оставили все другие дела - а в школу еще не ходили - и днями просиживали на коленях у разложенной на полу ширококолейки, доходя до нарезания из бумаги крошечных билетиков и продаж их солдатикам-пассажирам. Срывали большие куши. Потом мы выклянчили вторую дорогу, третью... Hашли полуподвальную лавочку, где продавались различные модели: от самолетов до коттеджей, и стали там постоянными покупателями. В будущем я и брат планировали создать еще и аэродром, но в нашей комнате свободного места просто не было, и приходилось довольствоваться вертолетом "КА" и легким одноместным самолетом, курсирующим между Трансильванией и Клаусвиллом - самолет перевозил срочную почту. Однажды, в субботу - а была осень, и с севера на город надвигалась темно-свинцовая стена туч - я зашел в упомянутую мной лавку. Братан в это время гостил у тети Светы в городе Белая Церковь, и должен был приехать только вечером. В понедельник заканчивались каникулы. Скоро-нудная, гадкая школа... Итак, я спустился по пяти ступеням и вошел в помещение. Узкая конура, освещаемая желтоватым тусклым светом. Четыре витрины со стеклом: модели самолетов, кораблей и яхт, комплекты солдатиков размером с ноготь взрослого - оловянные и пластмассовые (римляне, коммандос, североамериканские индейцы, фашисты времен Второй Мировой, комплект "Север Против Юга" - недавно обосновался в нашей комнате, давняя, сбывшаяся мечта!) - и прочие многочисленные образцы армий мира: морская пехота, парашютный десант, другие...). Витрина третья целиком была отдана под мою IDEE FIXE: "VERO" в новых коробках, пакеты с грунтом, травами, мхом и даже цветами, специальные клеи, натфили и пилочки; вагоны - от пассажирских до товарных, с цистернами или фургонами зоопарка либо цирка, с высунутыми из окон головами жирафов. Локомотивы - длинные, короткие, черно-блестящие, старинные, мощные и слабые, любые...Прайс-лист ч наименованиями и ценами коробок с рельсами. Hемыслимые стрелки-развилки. Все! И последний стенд, справа, у самой стены - со всякой всячиной. Можно сказать, комиссионный отдел - люди сдавали сюда что-либо относящееся к тематике лавки на продажу. Тут тоже было весьма интересно порыться -однажды Вася, мой брат, приобрел здесь часы для ратуши, которые работали от обычной батарейки для электронных часов и вклеивались в здание от VERO или MAGNAX. У них даже был настоящий бой курантов, достаточно громкий, чтобы будить нас по утрам. Я поздоровался с продавцом: Пантелей Иванович, сухенький старичок в очках и с седым кружком волос вокруг блестящей и круглой, как бильярдный шар, лысины. Он кивнул мне головой в ответ. Я начал медленно облизывать стенды, и наметил приобрести 3 пакетика осенней травы от MAGNAX, так как мы с братом делали новый холм у подножий Карпат. И затем я увидел нечто, о чем думаешь - это должно быть твоим во что бы то ни стало. И со стороны может показаться, что вещь совсем ерундовая, но...Греет душу, совпадает по частоте, та же волна, резонанс... В витрине с комиссионными товарами лежал набор фигурок, одного масштаба с солдатиками и мирными жителями, которых у нас было неизмеримое количество (баварцы, русские крестьяне в лаптях, тирольцы, испанцы), и на кульке с ними вверх глядела этикетка:" МАГИЧЕСКИЕ ПЕРСОHАЖИ". Я наклонился, прищурился и прочитал список фигурок: 1. Репликон. 2. Фурфуй-Барай. 3. Оборотень. 4. Дракула. 5. Монстр Франкенштейна. 6. Король Эльфов. 7. Гном Бифут

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Подгорный

Выход

- Словно говоришь с фантомом... - пробормотал МАК 63172А. Он, может быть, в тысячный раз, глянул на ребристую панель, за которой таился Голос. Стоило обратиться к нему в любом отсеке, закоулке огромного корабля, как Голос звучал, словно только и ждал этой минуты. Но обычно он начинал первым - нарочито размеренный, бесстрастный, чеканно четкий:

- Никогда не был высокого мнения о вашем интеллекте.

- Проклятие! - МАК в бессильной ярости хотел ударить носком ботинка по ребристой панели, но согнулся и упал на стерильно чистый пластик пола. Как я тебя ненавижу... - выдавил он сквозь стиснутые от боли зубы, когда вернулось сознание. - Если бы я мог тебя убить...

А.Подходов

Ш О К О Л А Д,

ИЛИ обломанный Кайф

Бум,бум,бум..... Часы на городской ратуше пробили полночь.

Миссис Бертон задернула тяжелую занавесь закрывающую высокое со

старинными витражами окно, и подойдя к камину зажгла от жаркого

пламени 4 свечи в громоздком канделябре. Миссис Бертон на вид было лет 20-25, хрупкая, тонкая с резкими

чертами на бледном лице, она больше напоминала смерть, чем респекта

Игорь Подколзин

ИНСПЕКТОР ПОЛИЦИИ

У Джона Кребса, инспектора полиции центрального района города, очень болела голова. Он ходил по маленькому, неуютному, пропахшему мастикой для натирки полов кабинету, слегка постанывая, потирая средним и безымянным пальцами ноющие виски.

События последних дней начисто выбили его из привычной, как хорошо наезженная проселочная дорога, колеи. За двадцать пять лет государственной службы он никогда не сталкивался ни с чем подобным.

ИГОРЬ ПОДКОЛЗИН

ОДИН НА БОРТУ

Рассказ

Когда Егор приподнял веки, ему показалось, что кругом разлилась густая, вязкая, как гудрон, чернота. В ушах стоял звон, будто над головой кто-то глухо и настойчиво колотил в медный таз. От колена к бедру растекалась тупая, ноющая боль. Егор попытался встать, но перед глазами замелькали оранжевые искры, к горлу комом подступила тошнота, и он снова повалился на пол. Немного отдохнув, Егор нащупал в кромешной тьме ступеньки скоб-трапа и, еле сдерживая стон, полез наверх. За ворот бушлата от затылка к спине текло что-то липкое и теплое. Внезапно голова Егора уперлась в крышку люка. Он рукой попробовал приподнять ее, но она даже не сдвинулась с места. Тогда он согнул спину и, выпрямляя ноги, надавил плечами на железную плиту. Все было тщетно. Да разве поднимешь ее, проклятую, если в ней пуда три, - был бы лом или еще что. Спустившись вниз, Егор стал шарить вокруг в надежде отыскать какой-нибудь предмет, который помог бы ему освободиться из этого стального ящика.