Предтечи зверя. Тьма

Алёна ступила на опущенный трап, когда её враг смотрел в сторону удаляющейся лодки.

- Ты хочешь знать, кто ты? - спросила она, поднимаясь по трапу.

Максим обернулся на нежный девичий голос. На судно поднималась стройная русоволосая девушка со странной седой прядкой на лбу. Как и на чём она добралась до яхты он не заметил - был поглощён своими мыслями.

- Если честно, только что об этом думал, - улыбнулся он незнакомке. - А вы что, можете подсказать?

Другие книги автора Леонида Ивановна Подвойская

Максим пришел в себя, словно проснулся от тяжёлого, изнуряющего сна. С удивлением рассмотрел плохо окрашенные стены и лежащего на железной койке перебинтованного подростка. Понял, что находится в больнице. Не понял только почему. На всякий случай очень осторожно пошевелил конечностями. Убедился, что ничего не болит. Рывком сев, посмотрел в высокое окно. Заглядывавшие в палату лучи весеннего солнца, казалось, впились в его лицо. Макс зажмурился от удовольствия, наслаждаясь этим теплом. Его движения не остались незамеченными. В палату буквально впорхнула втиснутая в белый халатик тетка (практикантке мединститута было всего то двадцать два, но пятнадцатилетним такой возраст кажется едва ли не близким к старости).

– Я же тебе сказал. Русским языком сказал, да? Я же тебе поручил! И что слышу? - толстая морда с удивлённо вытаращенными глазами подалась через стол вперёд, словно прислушиваясь. - А я слышу… Да ничего я не слышу!

Рявкнув и грязно выругавшись, обладатель морды огромной ручищей хватанул компьютерное кресло и через стол запустил его в собеседника.

– Вот так! - вновь перешёл он на вкрадчивый тон, но уже обращаясь ко второму, стоящему на вытяжку подручному. Первый лежал на полу, толи оглушённый, толи претворившийся таковым.

- Я не полезу. Там перекрытие тонкое, провалюсь.

Он действительно может провалиться, этот толстый участковый. Интересно, сколько и кому он проставляет за сдачу нормативов по физо? А! Какое мне дело? То есть, как? " какое"? Лезть-то теперь мне одному. Умудрился же мой первый труп повеситься на конюшне! "Труп- повеситься". Сказанул. А перекрытия действительно тонкие. И лошади там, внизу. Во рухну, шухеру наведу в этом табуне. Не надо. Не то, чтобы покалечусь, ерунда это, а трупу и вообще до фени. А вот коняшек напугаю. Морального вреда одного сколько… Ффу, ну вот и он. Посветим. Ну, висяк, как висяк. На практике видал и покруче. В армию не хотел, прятался. Псих, говорят. Но здоровый какой… был. Осмотрим, запомним, сфотографируем. Не проблема. Теперь обрежем… блин, ну, об этом надо было подумать! Теперь назад, за ножом. Но освоенный путь уже короче. Ладно. Давай нож, толстяк. Как его здесь тянуть? Волоком и за руки. Бр-р. Чего они такие холодные? Лето же вроде. Ну, поехали потихоньку на свет Божий. Имей в виду, если посыпешься, я тебя удерживать не буду. Потихоньку. И еще немного. И еще. Теперь вот так… блин! Ну, накаркал же!

Популярные книги в жанре Фэнтези

Мир Уршада. Мир магии и войны. Мир, породивший Ловца Тьмы Рахмани и Женщину-грозу Марту Ивачич. Эти двое оживили драгоценный Камень Пути, который и привел их на таинственную четвертую твердь… оказавшуюся нашей Землей. Привел не куда-нибудь в дебри Амазонки, а прямо в Санкт-Петербург. Но Ловец Тьмы и Марта пришли к нам не одни. Вместе с ними пришел командир фессалийской конницы кентавр Поликрит, паук-оборотень Снорри и еще парочка не менее интересных спутников.

Рахмани и Марта желают встретиться с императором четвертой тверди. И готовы бороться с любыми трудностями. А если «трудности» возражают, то в ход идет оружие и магия. И горе тем, кто вовремя не уберется с дороги!

Пути Господни неисповедимы. Все мы странники на Его дорогах.

По происхождению я — типичный ирландский коп из города Дублина: специализация — провоз наркотиков, отравления с помощью ядов, которые не может обнаружить современная химия, киднэппинг, заложники, а также помощь при задержании субъектов, повинных во всём этом и многом другом. На жетоне, который до сих пор украшает мою грудь, обозначено имя: Сэт О'Донован, Лорд Ку. Под левой подмышкой — татуировка с опознавательным номером, в район левой лопатки вживлен чип.

Знаете ли вы, кто такие викинги? Ах да, ну конечно — в своё время всю культурную Европу на уши ставили. Боже, избави нас от нурманнов, так сказать. На английском престоле сиживали, Севилью штурмом брали и по всему побережью, от и до, ба-альшого шухера понаделали. Вон и фильмы о них сняты во множестве, и книги написаны, и драккары со шнеккарами, драконьи и змеиные ладьи ихние без удержу хвалят — самые лучшие из лучших корабли считались. Причём о двух головах: спереди и сзади, чтобы не видать было, вперед кораблик плывёт или вовсе драпает.

В это зловредное лето я, уже защитив свой диплом, нанялся на раскопки в республике Саха. По слухам, в районе вечной мерзлоты отыскалось кой-какое по-настоящему древнее вооружение, в частности, на редкость хорошо сохранившийся кыйах, классический якутский ременный доспех с нанизанными на них железными бляхами, и — что особенно удивляло — непонятно откуда сюда проникший сарматский клинок. Оттого в сии места хлынули орды новых завоевателей. На сей раз довольно мирных, однако же как следует задвинутых на холодной стали всякого рода и вида, а также на доспехах, конном уборе и прочих симпатичных вещах, которых в здешнем краю отродясь было немерено. Якуты — народ воинственный, колдовской и, как вытекает изо всего этого, всегда умел как следует обращаться с железом.

«…Вы даёте им скверные имена. Азатот. Кракен. Ктулху… Древние владыки планеты».

Немного о том, как была сотворена жизнь на планете Земля и в ее ближайших окрестностях.

Приключение Лиды и ее друзей в Авителе.

Парень из нашего мира попадает в совершенно другой Мир, где действуют законы Магии. Тысячелетия тут правил Император-Некромант, пока его Империя не пала. Он был сражён героем при помощи Экскалибура, легендарного Меча Света. На столетия этот меч был затем утерян. И именно за этим мечом теперь охотятся повелители порталов — чародеи, способные путешествовать между мирами.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга посвящена операциям Красной Армии в летне-осенней кампании 1942 г. и их развитию зимой 1942—1943 г. Впервые в отечественной литературе подробно разобраны операция «Марс» под Ржевом в ноябре-декабре 1942 г., «Звезда» и «Скачок» под Харьковом зимой 1943 г. Алексей Исаев выдвигает и отстаивает тезис о наличии у Верховного Командования Красной Армии собственного стратегического наступательного плана кампании 1942 г., целенаправленно проводившегося в жизнь и ставшего основой для успехов Красной Армии под Сталинградом и Ленинградом и окончательного перехода стратегической инициативы в руки советского командования. Книга максимально деполитизирована и написана с опорой на рассекреченные документы и широкий спектр иностранных источников.

Книга рассказывает о загадочных и малоизученных явлениях природы, об удивительных тайнах «братьев наших меньших», о новейших достижениях в области биологии отечественных и зарубежных ученых.

Это интересное чтение для школьников и студентов, увлекающихся биологией, а также хорошее подспорье для преподавателей при подготовке к занятиям.

Когда муж Ксении стал задерживаться на работе и охладел к своей молодой жене, она заподозрила, что у него есть другая женщина. Что ж, как говорится, дело житейское! Но, проведя собственное расследование, Ксения приходит к шокирующему выводу: ее супруг завел не любовницу, а любовника! Отчаянию девушки нет предела. Домой Ксении возвращаться совсем не хочется, поэтому она принимает приглашение случайного знакомого переночевать у него. Но этот легкомысленный поступок изменил всю дальнейшую жизнь Ксении. Она становится случайной свидетельницей убийства, а затем и узницей в роскошном особняке... А впереди еще и дружба и ненависть, новые приобретения и невосполнимые потери и, конечно же, настоящая любовь!

Я всегда любила весну. Особенно то время, когда начинает таять снег и пробивается первая зеленая травка. Небо становится голубым, теплым и утрачивает жестокость. Да, именно так. Когда я смотрю на небо зимой, оно кажется мне каким-то жестоким. Наверно, я просто никогда не любила зиму и не находила прелестей в холоде, морозе и заснеженных тротуарах. Ну не нравится мне, когда за окном белым-бело, когда деревья стоят в снегу, а дворовые автолюбители часами не могут завести продрогшие машины. Зимой мне почему-то особенно одиноко. Хочется тепла, света, весны и любви.