Предсказанная

Лучший способ прожить жизнь скучно — каждый час мечтать о необычном.

Судьба любит преподносить сюрпризы и обманывать ожидания. Играть по правилам ей не слишком интересно.

Приключения начинаются, если их не ждешь. Ровно в тот день и час, когда думаешь — пусть сегодня все будет спокойно. Обычно, банально, скучно. В первый день отпуска, назло мечте отоспаться. В разгар сессии, за три часа до экзамена, вопреки желанию прийти заранее и успеть перечитать учебник. Во время сдачи годового баланса. И так далее… выбирайте по вкусу, точнее — наоборот. Выберите момент, в который вам не нужно ничего, кроме размеренного течения жизни. Тогда-то все и случится…

Другие книги автора Татьяна Апраксина

Четырнадцатый век. Это Европа; но границы в ней пролегли иначе. Какие-то названия мы могли бы отыскать на очень старых картах. Каких-то на наших картах не может быть вовсе. История несколько раз свернула на другой путь. Впрочем, для местных он не другой, а единственно возможный и они не задумываются над тем, как оказались, где оказались. В остальном — ничего нового под солнцем, ничего нового под луной. Религиозные конфликты. Завоевательные походы. Попытки централизации. Фон, на котором действуют люди. Это еще не переломное время. Это время, которое определит — где и как ляжет следующая развилка. На смену зеркалам из металла приходят стеклянные. Но некоторые по старинке считают, что полированная сталь меньше льстит хозяевам, чем новомодное стекло. Им еще и привычнее смотреться в лезвие, чем в зеркало. И если двое таких встречаются в чужом городе — столкновения не миновать.

Неизвестное летательное средство белого цвета, позывной "Асгард"… Ну и ну. Впервые позывной использован в Ирландском море в 27. Не смешно. Ни разу легально не заправлялось горючим и не пользовалось техническим обслуживанием на территории Соединенного Королевства. Способно непрерывно находиться в воздухе не менее пяти суток. Способно поддерживать контакт с шестью объектами одновременно. Способно поймать сигнал бедствия с любого расстояния. Дышит пламенем. Скусывает головы вражеским самолетам. Ну это, допустим, драматическое преувеличение. И, возможно, контролирует погоду. Не верю. Совершенно неудивительная история приключений мистера Бретта, репортера, рассказанная мистером Уотсоном, врачом из Девонпорта v 1.0 создание файла — ProstoTac

Три месяца назад биохимическая корпорация "Сфорца С.В." выиграла террористическую войну и спасла статус кво. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным - теперь мировое правительство считает угрозой своему существованию... корпорацию "Сфорца С.В." вообще и руководство ее Флорестийского филиала в частности и поголовно.

Нельзя сказать, что они так уж неправы. Потому что оторвите господина Сфорца от работы ради судебного разбирательства, и в качестве защитно-оборонительной реакции он в лучшем случае устроит шоу. В худшем это шоу назовут революцией.

Версия от 07.03.2010.

Аннотация:

Том второй, часть первая

Девять месяцев спустя. Флорестийский филиал корпорации "Сфорца С.В." в режиме мирного времени. Революционеры спят, революция идет. Пока в один прекрасный день не обнаруживается, что шурин господина Сфорца находится в реанимации, а его старший сын - неизвестно где. И в кои-то веки политические противники тут ни при чем. В обоих случаях.

Версия от 09.01.2010.

Зимой 1916 года закончилась первая мировая война - за полной неспособностью сторон ее вести. Испанка оказалась замечательным миротворцем.

Весной 2010 сошла на нет вторая мировая - почти по тем же причинам. "Вторая молодость" Российской Империи продлилась меньше столетия.

2012 год. Конец календаря. Петроград. Полтора года после окончания войны. Семь месяцев после успешного мятежа в столице.

Доктора вычислительных наук Рыжего В.А. считают бандитом и гением, подрывным элементом и славой российской науки. По видовой принадлежности он является городской крысой, а служит - логистиком. Или наоборот? А у хорошего логистика даже конец света пройдет по расписанию.

Версия от 26.03.2010.

Девятнадцатый век. Эпоха глобализации. Границы государств стираются, на смену им приходят границы материков и корпораций. Дивный новый мир, в котором человеческая жизнь ценится много выше, чем привычно нам. Но именно это, доступное большинству, благополучие грозит обрушиться, если на смену прежним принципам организации не придут новые...

Франческо Сфорца - потомок древней кондотьерской династии, глава международной корпорации, владелец заводов, газет, пароходов, а также глава оккупационного режима Флоресты, государства на восточном побережье Террановы (мы назвали бы эту часть суши Латинской Америкой). Террорист-подросток из национально-освободительного движения пытается его убить. Тайное общество похищает его невесту. Неведомый снайпер покушается на жизнь его сестры. Разбудили тихо спавшее лихо? Теперь не жалуйтесь...

Версия от 09.01.2010.

Пятнадцатый век, Европа. Религиозная война. Государства, которым тесно в своих границах. Тысячу лет назад одержала свою последнюю большую победу Римская империя — самое время узнать, кто придет ей на смену. И как в прошлый раз, судьба будущих границ решается на Марне и Луаре. Случайно ли?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Владимир Гусев

Стратегическая игра

Мы с дядей Гаспаром шли аллеей чудесного сада. Благоухали цветущие деревья, пели райские птицы; эйфория, как всегда, была прекрасна и однообразна.

Дядя Гаспар редко бывает здесь. С тех пор, как они с отцом поссорились, Гаспар приходит сюда из своей Тьмы, только когда отец бывает так занят, что дядюшка точно знает: визит останется незамеченным. Проникает он в сад через дырку в заборе. Ключари знают об этом, но молчат. Видно, дядя Гаспар с ними договорился. Он с кем угодно может договориться. Кроме моего отца, разумеется. Отец, хоть всемилостив и всеблаг, не может простить дяде какую-то старую обиду. А Гаспар делает вид, что немилость отца ни капельки его не волнует. Гордыня дядюшки, конечно, смешна. Он вообще очень странный. И, конечно, никакой он нам всем не дядя. Но ему нравится, когда мы так его называем, а нам что, жалко, что ли? Чем бы взрослый ни тешился, лишь бы не забывал играть с нами.

Ивен Хантер

НЕ РИСКНУТЬ ЛИ ЗА МИЛЛИОН?

Перевод с английского Э. Кабалевской

Джон показывал мне рисунки для июньского номера, и тут у меня на столе зажужжал зуммер.

- Все-таки он художник на диво, - сказал Джон. - Нет, правда, Берт, нам здорово с ним повезло, а ведь платим мы ему не бог весть сколько.

- Говорю тебе, мы платим ему слишком много, - сказал я, перегнулся через стол и нажал на кнопку зуммера. - Слушаю.

Норман Хантер

Скандал из-за ковров

По средам экономка профессора Бурлиума, миссис Моллчок, подавала утром хозяину чашку чая, которую тот иногда принимал за чернильницу, иногда выливал в колбу с каким-нибудь реактивом, иногда опрокидывал на пол и лишь изредка выпивал.

- Вот ваш чай... Господи! - вскричала миссис Моллчок, и весь этот божественный напиток самым расточительным образом был пролит на ковер.

Из-за этого-то ковра миссис Моллчок и утратила на миг свою профессиональную выдержку. Вся комната была в коврах. Они покрывали стены. Стлались по потолку. Переходили один в другой! Переливались всеми цветами радуги!

Евгений В. ХАРИТОНОВ

ВЕСНА!

По людной улице шел человек. Самый заурядный. Да и не человек вовсе, если уж на то пошло, а так - обыкновенный вампир... Да, вампир, а что тут такого? В общем, шел он, значит, по улице. Улыбчивый, добренький такой. Ну разве что хлебнет немного кровушки у незадачливого прохожего (не убудет же от такой малости!), да и дальше идет своей дорогой, добродушно посверкивая красными глазенками и жизнерадостно насвистывая туш... А чего, собственно, не радоваться? ВЕСНА НА ДВОРЕ!

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Ангельс

Посвящается Густаву Майринку

Бог - это кусок масла.

(Народное)

Наливная капля света, вертясь, мерцала, попав куда-то близь конца того, в чём была, а он был в ней, как бы сварясь в крутом кипятке, не чуя, как она прыгала и каталась, тёмная в тёмном. Исток там казался маленьким неважным пятнышком - не то сверху, не то сбоку бодающего мир вихря; когда же он падал туда, то - вроде огромного птичьего глаза, золотящегося и чёрного, а потом - чем-то вроде степи, а ещё ниже, казалось, бушует вода подо льдом, и в воде горело солнце. Льдины дробились, и солнце поминутно вспыхивало и меркло, всё ближе и ближе, и вот под ним полыхнул тяжёлый восьмигранник, его стенки распались. В короткий миг молчания эти лепестки взмахнули во тьме, сияющий ангел взмыл, приоткрыв своё сложное, радужное тело, в середине дрогнули славословящие уста - тут его срубил вихрь, и он рухнул. Но свет увидел того, бьющегося во тьме, и послал ему весть - он очнулся. Он был растворён в утлой, траченной доле света, как соль; себе он казался пузырьком в кипящей Ночи. Падая, он чуял, как истекает из него свет, и отчаянно нёсся с ним, но неслитно, пытаясь не быть, забыться, как забываются в падении, мигом становясь и мигом оставляя себя усилием гибели. Наконец, всё успокоилось у самой грани, отделяясь от света только им. Он медленно приходил в себя, удерживаясь тем от падения в исток, и, казалось, болтался в копытце со стоялой водой, складываясь в вещь. Он увидел - пелена вокруг колеблется, как шатёр; внезапно откуда-то из глубины всё озарил волшебный двенадцатигранный ангел, всходящий, как башня, вверх. Вихрь не успел даже его коснуться, как тот вознёсся и нырнул в живое тело тьмы.

МИХАИЛ ХАРИТОНОВ

Невеста

Снаружи было темно и шел дождь. Дохленький свет автобусных фар выхватывал впереди дорогу: жирное месиво из грязюки и раскрошенного асфальта, выбоины, колдобины и ямы, в которых лежала жёлтая вода, рябая от капель. Наверху дребезжал неплотно закрытый люк - "бры, бры, бры". Фиолетовые занавесочки на окнах чопорно вздрагивали. То и дело автобус опасно накренялся вправо, проседая к обочине.

Влад бочком пробрался по пустому салону и пересел на переднее сиденье - так меньше трясло. Попытался примостить между ног докторский чемоданчик с лекарствами и инструментом. Получилось нехорошо: от тряски чемоданчик елозил, норовя выскользнуть и шлёпнуться на грязный пол. Пришлось примотать его за ручку к поручню резиновым жгутом.

Л. ХАРЛАМОВА

Мы не брали с собой талисманов.

Я проснулся от щемящего чувства, надвигающейся беды. Часы показывали два пополудни. Впрочем, о каком полудне могла идти речь в этом мире бесконечного черного неба и колючих немигающих звезд!

Проснулся и по привычке сразу взглянул на приборы. Синие, зеленые, красные глазки мигали растерянно и виновато, как нашалившие дети. Мелко дрожали светящиеся стрелки на шкалах. В панике метались кривые осциллографов. На Большую карту я не смотрел. Нарочно старался оттянуть в эту минуту.

А. Хаврюченко

В ШУМЕР НА ПОЛЧАСА

Ветер перегонял пыль по жарким, раскаленным от небывалой июльской жары, улицам Киева. Пешеходы старались ходить побыстрее, избегая небольших песочных торнадо. Один из них, пытаясь спастись от волны пыли, изо всех сил рванул на себя двери. Те со скрипом открылись, пропуская человека, и, повинуясь неумолимому закону упругости, закрылись, неаккуратно закинув его внутрь.

- Пружины на дверях - это мой рок, - вздохнул пешеход, обращаясь к всепонимающей пустоте. Та ответила лишь скрипом окна где-то наверху.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Рассказ о дважды Герое Советского Союза, Адмирале Флота Советского Союза С. Г. Горшкове основан на документах, воспоминаниях его соратников. События Великой Отечественной войны, строительство современного океанского флота, дальние походы, спасательные экспедиции советских моряков, романтика и традиции в морской службе — об этом и о других событиях повествуется в книге журналиста П. Ф. Абламонова, рассчитанной на массового читателя.

В двадцать первый том Сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса входят произведения Энгельса, написанные с мая 1883 по декабрь 1889 года.

Биография известного американского писателя Скотта Фицджеральд, чье имя занимает свое законное место в ряду выдающихся мастеров критической прозы США XX века, написана американским историком и филологом Э. Тернбуллом.

Киноповести В. М. Шукшина, известного писателя, кинорежиссера и актера, помимо уже известных широкому читателю произведений «Живет такой парень», «Позови меня в даль светлую...», «Брат мой...», «Печки-лавочки» и «Калина красная» включают ранее не публиковавшиеся сценарии: «Ваш сын и брат», «Странные люди» и «Я пришел дать вам волю». Написанная ярким, образным языком, книга рассчитана на самые широкие круги читателей.