«Предпраздничное»

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Отрывок из произведения:

Предрождественское настроение определеннее всего выражается в оживлении Гостиного двора.

В окнах – заманчивая выставка материй, кружев, лент, и всюду коротенькие, но красноречивые объявления:

«Специально для подарков».

Если вы войдете в магазин и спросите какую-нибудь материю, приказчик предупредительно осведомится:

– Для вас прикажете или для подарков?

И, узнав, что для подарков, будет предлагать совсем особого качества товар.

Другие книги автора Надежда Александровна Лохвицкая

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Тэффи

45 лет

Это было вскоре после японской войны. 45 лет тому назад. Время было удивительное, и вспоминается оно какими-то обрывками, словно кто-то растерял листики дневника и перепутались трагические записи с такими нелепыми анекдотами, что только плечами пожимаешь: неужели все это было? Неужели были такими и дела, и люди, и мы сами?

Да, это именно так и было.

Россия вдруг сразу полевела. Студенты волновались, рабочие бастовали, даже старые генералы брюзжали на скверные порядки и резко отзывались о личности государя.

Как удивительно ярки воспоминания детства!

Сколько потом в зрелом возрасте случается видеть и прекрасного, и значительного, и многое только скользнет по душе и умрет. И память не схватит и не задержит.

Но иногда какая-нибудь сущая ерунда, посетившая ранние дни вашей жизни, останется в вашей памяти до самой смерти.

Вот, например, живет во мне воспоминание о том, как кучер Славицкий ел редьку. Помню так ясно, художественно точно, и ничто в жизни этого воспоминания не убило и даже не сгладило.

Тэффи

(Надежда Александровна Бучинская)

(1876-1952)

...В комнату влетел краснощекий третьеклассник-гимназист, чмокнул

на ходу щеку матери и громко закричал:

- Скажите: отчего гимн-азия, а не гимн-африка.

- Господи помилуй! С ума сошел! Где тебя носит?

Чего к обеду опаздываешь? Вон, и суп холодный.

- Не хочу супу. Отчего не гимн-африка?

- Ну, давай тарелку: я тебе котлету положу.

- Отчего кот-лета, а не кошка-зима? - деловито спросил

Рассказывали мне: вышел русский генерал-беженец на плас де ла Конкорд, посмотрел по сторонам, глянул на небо, на площадь, на дома, на магазины, на пеструю говорливую толпу, - почесал в переносице и сказал с чувством:

- Все это, конечно, хорошо, господа. Очень даже все это хорошо. А вот…ке фер? Фер то ке?

Генерал – это присказка.

Сказка будет впереди.

* * *

Живем мы, так называемые ле рюссы самой странной на другие жизни не похожей жизнью. Держимся вместе не взаимопритяжением, как, например, планетарная система, а вопреки законам физическим – взаимоотталкиванием. Каждый лерюсс ненавидит всех остальных, столь же определенно, сколь остальные ненавидят его.

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Тэффи

Бальмонт

К Бальмонту у нас особое чувство. Бальмонт был наш поэт, поэт нашего поколения. Он - наша эпоха. К нему перешли мы после классиков, со школьной скамьи. Он удивил и восхитил нас своим "перезвоном хрустальных созвучий", которые влились в душу с первым весенним счастьем.

Теперь некоторым начинает казаться, что не так уж велик был вклад бальмонтовского дара в русскую литературу. Но так всегда и бывает. Когда рассеется угар влюбленности, человек с удивлением спрашивает себя: "Ну, чего я так бесновался?" А Россия была именно влюблена в Бальмонта. Все, от светских салонов до глухого городка где-нибудь в Могилевской губернии, знали Бальмонта. Его читали, декламировали и пели с эстрады. Кавалеры нашептывали его слова своим дамам, гимназистки переписывали в тетрадки:

Настоящий том собрания сочинений известной русской писательницы Надежды Александровны Тэффи знакомит читателя с произведениями, созданными ею в эмиграции в 1920-е годы. В него целиком вошли две наиболее значительные книги из выпущенных за границей в это время – «Рысь» (Берлин, 1923) и «Городок» (Париж, 1927), а также некоторые рассказы и фельетоны, опубликованные в парижских газетах, но не включавшиеся автором в сборники. Большинство произведений отличают тонкая ирония и мягкий юмор, по-прежнему определяющие подход писательницы к жизни.

http://ruslit.traumlibrary.net

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Святослав Быдзанс

ВАЗЕЛИНОВАЯ ВОРОНА,

Или на воронке в сказку

Фантастику я люблю. Врать не буду, люблю. И иногда ее читаю. Натощак нет, даже не пытаюсь. А вот на полный желудок, да про космические приключения, ну это совсем другое дело. Обычно тошнит. Хотя может и пронести. А так как к пище я отношусь трепетно, то книжечки потом, после самолетов с девушками. Но иногда случаются такие странные состояния моего желудочного рассудка, когда я прочитываю книжулю-другую, и вроде ничего. Пронесло. Но не сильно. А в юности-то я их потреблял, у-у-у, чемоданами. Взахлеб. От Стругацких прям пищал. Нынче перечитать решил, видать еще попищать захотелось. Читаю и читалкам своим не верю - что это за бодяга такая на совковом масле? Кухонная диссидентщина с кукишем в кармане. Так Солженицын с Сахаровым все это и так говорили без всяких фантастических приколов. Правда, им за это досталось. Может, надо было как Стругацкие, через тернии к звездам, и чуть что - так это ж фантастика. А так и строй заклеймили, и деньжат зашибли. Ах, фантастика, фантастика! А что собственно ах? Ну, как же - фантастика предсказывает будущее. Правда ни персональные компьютеры, ни интернет она не предсказала. Видать, магический кристалл заело. А если по поводу Жюль Верна - то фантастика в его лице скорее пережевывала те идеи, которые и так уже носились в воздухе. Бредбери - моралист, Вонегут - парадоксалист, для них фантастика лишь форма, в которую они облекали свои до неприличия реальные произведения. Так что настоящая фантастика - это комиксы про космических героев, в компании которых можно удрать с опостылевшей Земли. И столь бурный рост фантастики лишь показатель все нарастающей инфантильности человечества. Памперсы для мозгов. Лукьяненко вот почитал, совсем больной стал. Он что, русский в школе не учил? Ну, хоть Чехова в компании с Гоголем полистал бы. Или за это уже денег не плотят? А на меня кивать не надо, я Велемира Хлебникова с Достоевским штудировал. И меня не издают никакими тиражами, даже нулевыми. Хот! я, положа руку на тощий свой живот, я должен сознаться, что за пару тысяч баксов я бы мог, ох как мог. Шмастеры, бластеры, мутанты с андроидами. Чего там голову ломать. Вот возвращается на родную планету принц, а там его папу подлым образом трансклютировал родной его, принца, дядя и шлангом прикидывается, мол, он сам во сне помер от деструкции синапсов. Но принц землю хоботом роет - правды добивается. Ну, дядюшка, гадюга, его и спроваривает космическим пиратам. Чтоб увезли куда подальше, а там и анигилировали родимого. Но космолет терпит крушение и падает в зад на родную планету. Хватит ржать, сейчас драма будет. И вот уже наш принц в драном скафандре плетется к замку через кладбище, а там спотыкается о какую-то ржавую кастрюлю, а то центральный процессор его знакомого робота. За ненадобностью выкинутого на свалку. "Бедный Кибер восклицает принц, - Что ж мне в натуре делать, то ли восстать с бластером в руке и погибнуть, как мудак, то ли жить козлом позорным? Вот в чем ! вопрос." Но Кибер ему ничего посоветовать не может, ибо батарейки сели, и принц сам решает надрать врагам задницу по полной программе. Ну а дальше, как положено, врывается он с фотонной базукой в руках в замок и мочит всех кого не попадя. И дядюшку, и всю его тусовку. Жаль только, матушку рикошетом тоже того, слегка анигилировал. Ну а после того как всех порешил, он освобождает из темницы Офегенную блондинку и занимается с ней любовью долго и со смаком. В случае опубликования прошу передать гонорар в фонд лечения фантастов от тяжелого умственного расстройства имени Сорокина.

Леонид Каганов

30 марта 1600 года

Харчевня в Поросячьем переулке близ княжих палат

Боярин постучал кулаком по столу и в харчевне наступила тишина.

- Ой ты гой еси, добры молодцы, сказители, бояны! - начал он нараспев, - Собор наш очередной устроен чтобы думу думать о печатном деле и деле летописном. Ванька-то Федоров уж давно изобрел печатную доску, все слыхали? Есть мнение что дубовая доска вытеснит гусиное перо из летописного дела. Слово имеет владелец печатной мастерской боярин Либертуха.

Леонид Каганов

К ВОПРОСУ О БЕЛОМ ПАЛИHДРОМЕ

Сегодня у нас опять в гостях Акакий Чижиков, виртуальный лингвист-пофигист, алтернативщик словесности, панк языкознания и рейвер многоточия, гигант задней мысли, отчим русской демократии, дважды доцент Советского Союза. Сегодня он принес к нам в редакцию WWW.HUMOUR.RU свои новые палиндромы, сочиненные в ночь со вчера на позавчера:

ГHИ HОГУ ГЕОЛОГ

УХО СМЕХА - МЕХИКО

ИЗ УГЛА ЛУК ВОЗИ

Леонид Каганов

КАК ОБУСТРОИТЬ ЛИЧHУЮ ЖИЗHЬ

СБОРHИК ПОЛЕЗHЫХ СОВЕТОВ ДЛЯ HЕУДАЧHИКОВ

Здесь собраны и обобщены советы по обустройству личных отношений неудачников любого пола и возраста. В систематизации народного опыта также использованы отрывки из трактата "Как проебать отношения" Elise Matthesen в переводе Акима Дуброва. Собранные здесь советы универсальны и годятся для лиц любого пола (а возможно и любой сексуальной ориентации), но, во избежании путаницы, мы будем использовать термины "Он" и "Она". Она - это ты, человек для которого написана эта книга. Она любит Его. Ей хочется быть с ним, Она считает Его лучшим человеком в мире. Он - это тот, кого любит Она. Он любит Ее, но к концу книги все меньше и меньше.

Леонид Каганов

HОВОСТИ HАПРЯЖЕHHОЙ HЕДЕЛИ

ПОHЕДЕЛЬHИК: Продолжается перераздел телевизионного канала Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Вчера муниципальный суд удовлетворил иск Хрюши, требовавшего передать ему в собственность еще 13% акций пакета, принадлежавшего ранее Степашке. При этом суд изменил свое позавчерашнее решение отдать Степашке 24% хрюшиных акций.

ВТОРHИК: И вновь о канале Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Депутат госдумы Шандыбин резко осудил назначение Амаяка Акопяна на должность руководителя Хрюши и Степашки. В частности прозвучали такие заявления как "Этот Маяк - агент ЦРУ", "Хватит империалистических фокусов", "Верните Дядю Диму" и "Морда жидовская".

Леонид Каганов

ОБЕЗЬЯHА ИЗ ПРЕКРАСHОГО ДАЛЁКА

статья-размышление

Ком железа в десять тысяч цзюней

В проволоку вытянуть хочу.

Обвяжу я проволокой солнце,

Мощный ход его остановлю.

Так я поступлю, чтоб не старели

Милые родители мои.

Пак Ин Ро, древнекорейский поэт

(пер. А.Ахматовой)

Сфера Дайсона - гипотетическая искусственная сфера вокруг звезды, которую способна соорудить высокоразвитая цивилизация чтобы использовать все излучение как источник энергии и заселить гигантскую площадь. Обнаружение сферы Дайсона станет доказательством существования внеземных цивилизаций, и некоторые ученые этим всерьез заняты...

Профессий много, но

Прекрасней всех — кино

Кто в этот мир попал —

Навеки счастлив стал

Фильм! Фильм Фильм!

И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.

Кино — волшебный сон.

Ах, сладкий сон!

Фильм! Фильм! Фильм!

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".