Предисловие к сочинениям Кальдерона

К.Бальмонт

Предисловие к сочинениям Кальдерона

ПРЕДИСЛОВИЕ

[Ко второму выпуску издания Сочинений Кальдерона (М., 1902)]

[...] В Севилье растут гвоздики, каких нет на Севере. Их цветы по величине равняются розам, а их нежный запах в своей свежей пряности сладко необычен для северянина.

Вот образы, которые невольно возникают в душе, когда мы вступаем в чарующий мир поэтических созданий Кальдерона. Здесь температура повышена, как в теплице, или как в жаркой стране, здесь воздух напоен дыханиями страстных цветов, и у всех предметов, составляющих это царство, необычные очертания.

Другие книги автора Константин Дмитриевич Бальмонт

Эта книга стихов – одна из самых очаровательных в русской поэзии. Она позволит совершить фантастическое путешествие по родному миру – волшебной природе, детству, сказкам, чуду. «Фейные сказки» более ста лет назад написал великий русский поэт Константин Дмитриевич Бальмонт для своей четырехлетней дочки Нины.

В сборник вошли следующие стихи:

"Соперники", "Осень", "Я вольный ветер, я вечно вею...", "Кто кого", "Безглагольность", "Я мечтою ловил уходящие тени...", "Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце...", "Я люблю далекий свет от весла...", "Ветер", "Я с ужасом теперь читаю сказки...", "Дурной сон", "Минута", "Я не знаю мудрости", "Нет дня, чтоб я не думал о тебе...", "Мой друг, есть радость и любовь...", "Долины сна", "Фантазия", "Уходит светлый май", "Камыши", "Челн томленья", "Я буду ждать...", "Лунный свет", "О, женщина, дитя, привыкшее играть...", "Ковыль", "Лебедь", "Другу", "Люби", "Смотри, как звезды в вышине...", "Солнце удалилось...", "Утром встав,  вопрошаю...", "Чертовы качели", "Скорпион", "Золотая рыбка", "Безрадостность", "Отдать себя...", "Отчего мне так душно?", "Лестница любви", "Сознанье, Сила и Основа...", "Он спросил меня...", "Колокольный звон",а также переводы Эдгара По: "Колокольчики и колокола","Аннабель-Ли".

К.Д.БАЛЬМОНТ

Сонеты

Памяти А. П. Плещеева Колокольный звон Из сборника "Под северным небом" Лунный свет Зарождающаяся жизнь Август Смерть Из сборника "В безбрежности" Подводные растенья Океан Бесприютность Из сборника "Тишина" Дон-Жуан Из сборника "Горящие здания" Бретань Проповедникам Хвала сонету Разлука Из сборника "Ясень" Вопль к ветру Скажите вы Тамар Саморазвенчанный Под северным небом Из сборника "Сонеты солнца, меда и луны" Звездные знаки Что со мной? Умей творить На огненном пиру Снопы Далекое Сила Бретани Рождение музыки На отмели времен Шалая Кольца Пантера Блеск боли Микель Анджело Леонардо да Винчи Марло Шекспир Кальдерон Эдгар По Шелли Эльф Лермонтов Ребенку богов, Прокофьеву Только Из сборника "Мое - ей. Россия" "Приветствую тебя, старинный крепкий стих..." Переводы П. Б. Шелли. Озимандия Шарль Бодлер. Красота Гигантша Пропасть

Константин Бальмонт

Прощальный взгляд

Послесловие переводчика

Слова отошедших людей. Воскресшие тени. Долго спавшая мумия, в красивых своих и душистых пеленах, вдруг ожившая от взгляда Любви.

Оживляет Любовь, и прощает, если нужно прощать, и не помнит злого, а лишь красиво-благое, и стирает-стирает нежною рукою прах, и пепел, и все, что есть серого цвета.

Красива поэтесса Елена Уитман, и звенящею болью, но и музыкой боли, и безмерною пыткой, но и долгим служеньем души душе - полна любовь, связавшая навеки два имени - Елена и Эдгар.

«… К. Бальмонт по праву считается одним из лучших русских поэтов. Порывистый, увлекающийся и увлекающий, он обогатил русскую поэзию целым рядом новых чувств, образов и мыслей. Брошенные им девизы продолжают жить до сих пор. …» (Н.Гумилев)

«… Бальмонт прежде всего – „новый человек“. К „новой поэзии“ он пришел не через сознательный выбор. Он не отверг „старого“ искусства после рассудочной критики; он не поставил себе задачей быть выразителем определенной эстетики. Бальмонт кует свои стихи, заботясь лишь о том, чтобы они были по-его красивы, по-его интересны, и если поэзия его принадлежит „новому“ искусству, то это сталось помимо его воли. Он просто рассказывает свою душу, но душа у него из тех, которые лишь недавно стали расцветать на нашей земле. В этом вся сила бальмонтовской поэзии, вся ее жизненность, хотя в этом и все ее бессилие. …» (В.Брюсов)

В книгу вошли элегии, стансы и сонеты Константина Бальмонта.

Вступительная статья к сборнику произведений Эдгара По.

…doubting, dreaming dreams no mortal

ever dared to drem before…

The Raven

ЗАМЕЧАНИЕ. Предлагаемый очерк жизни Эдгара По представляет из себя не более как краткую сводку того, что мне казалось в ней наиболее важным и общеинтересным. При составлении его я опирался, главным образом, на три исследования:

The Life of Edgar Allan Рое. By William F. Gill. Illustrated. London, 1878.

Популярные книги в жанре Публицистика

У фантаста, как у поэта, есть свой «черный человек». Облик его не всегда мрачен: сейчас, когда над робкой еще зеленью мая плещется яркий кумач, на лице незваного гостя простецкая улыбка своего парня, а в словах добродушный укор: «Послушай, не тем ты, брат, занят, не тем! Пишешь о небывалых мирах, куда попадают твои выдуманные герои, странствиях во времени, каких-то разумных кристаллах и тому подобной сомнительности. Да кому это надо?! Бредятина все это, ей-ей… Ты оглянись, оглянись! Кругом делается настоящее дело, варится сталь, выращивается хлеб, солнышко светит, люди заняты земным, насущным, это жизнь, а ты витаешь… Куда это годится!»

Юрий Нагибин о музыке в своей жизни. Запись выступления.

Книга обрисовывает историю войсковой части 74306, становление и развитие учебного центра связи Ракетных войск стратегического назначения,

Очерк написан сухим военным языком, поэтому читать его практически невозможно. Рекомендуется как справочник.

«Октябрьская революция 1917 года, упраздняя буржуазию, причислила к ней все свободные профессии интеллигентного труда, и в конце концов в процессе упразднения они пострадали несравнимо более, чем капиталистическая буржуазия, против которой истребительный поход пролетариата был объявлен. Смею сказать больше: по правде-то говоря, только они одни настолько пострадали. Капиталисты чашу петроградских мучений лишь пригубили, мы же выпили до дна…»

«Я такъ много писалъ, въ послѣдніе годы, по женскому вопросу, что мнѣ распространяться о своемъ отношеніи къ чаемому равноправію женщины и мужчины было бы излишне, если бы не естественное и цѣлесообразное желаніе, свойственное всякому катехизатору: лишній разъ прочитать вслухъ свой символъ вѣры. По моему глубочайшему убѣжденію, женское равноправіе – единственное лекарство противъ язвъ содіальнаго строя, разъѣдающихъ современную цивилизацію одинаково и въ хорошихъ, и въ дурныхъ политическихъ условіяхъ. Нѣтъ политическихъ строевъ, которые не ветшали бы до необходимости обновиться назрѣвшимъ соціальнымъ переворотомъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Убійство въ Царскомъ Селѣ баронессою Врангель сестры своей, Чернобаевскій процессъ въ Москвѣ и рѣчи и ходатайства женскаго конгресса въ Парижѣ заставили печать и общество снова разговориться на тему о ревности, мирно спавшую въ архивѣ чуть ли не со временъ „Крейцеровой сонаты“…»

«Привыкнув с детских лет к авторитету Александра Ивановича, как несравненного русского Демосфена, я услыхал его лично и познакомился с ним лишь в 1896 году, в Москве, в окружном суде. Он выступал в качестве гражданского истца по делу бывшего редактора „Московских ведомостей“ С. А. Петровского, обвинявшегося, не помню кем, в клевете. Говорил Урусов красиво, бойко, эффектно, с либеральным огоньком, был раза два остановлен председателем, но, в общем, я должен сознаться – речь была довольно бессодержательна и неприятно утомляла слух громкими банальностями…»

Я ничего не начинаю и ни къ чему не приступаю; собственно говоря, я продолжаю давно начатое дѣло, и потому долженъ сдѣлать это предисловіе. Читатели найдутъ здѣсь рядъ бѣглыхъ замѣтокъ, тѣхъ замѣтокъ, которыя каждый дѣлаетъ, читая современныя книги и журналы и раздумывая о современныхъ дѣлахъ. Порядка въ нихъ никакого не будетъ; за то я постараюсь, чтобы онѣ имѣли строгую, связь. Начала у нихъ нѣтъ и конца имъ быть не можетъ; но, по мѣрѣ силъ, я придамъ имъ правильное теченіе. Этими объясненіями я хотѣлъ бы заранѣе предупредить нѣкоторые упреки, которыхъ опасаюсь. Можетъ быть читатель, прочтя иную замѣтку, скажетъ: что же это какъ-то ничѣмъ не оканчивается? Отвѣчаю: я бы остался доволенъ и тѣмъ, если бы вы сказали, что это неоконченное хорошо начинается. Можетъ быть читатель въ другой разъ замѣтитъ: какъ мало сказано! Это слѣдовало бы развить и изложить обстоятельно. Отвѣчаю: я радъ, что хоть затронулъ то, что привлекаетъ ваше вниманіе, и, по вашему мнѣнію, заслуживаетъ большаго развитіи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Братья Балагановы

Путеводитель грешников

"Кто возглаголит силы Господние?" Кн. "Житие святых угодников".

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ГРЕШНИКОВ

Вы не поверите, но умирать было скучно. Я жил один и у меня, слава богу, в которого я, впрочем, не верю, не было никаких глупых родственников, которые, по сценарию, должны суетиться, бегать вокруг и причитать: "Ой, на кого ж ты нас покинул?" Скорую я не вызывал, поэтому не было и не менее глупых врачей обычно в такие моменты колющих аскорбинку и набивающих рот несчастного пациента валидолом. Когда начало останавливаться измученное астмой сердце я просто прилег на застеленную драным покрывалом тахту и натянул сверху такой же драный плед. Жил я довольно паскудно. Сочетая, местами, дурную молодость, не принесшую ничего, кроме болячек и разочарований, с утомительной и бессмысленной старостью. Шутка ли - протянуть 72 года, из которых 12 лет прожиты на мизерную пенсию и яблоках, наворованных в саду детской поликлиники. Наследников у меня не было. Здесь очень подходит поговорка: "холостяцкие привычки по наследству не передаются". Я терпеть не мог детей и домашних животных, поэтому твердо решил не заводить ни тех, ни других. Умирая, я не рыдал и не каялся. Не возносил к небу иссохшие руци. Мне даже не было мучительно больно за т.д. и т.п. Я просто ждал, когда же все исчезнет. Как сказал кто-то из древних: "Даже великий Гете, умирая, не был доволен своей жизнью". Так что же тут говорить обо мне? В последние минуты я со злорадством думал, как мое дряхлое тело завоняется и надолго испортит аппетит ублюдочным соседям сверху. Они постоянно меня заливали, за что их сыночек был неоднократно дран за уши, а глава семьи бит чугунной сковородкой. Ответной реакцией являлись пожелания скорой смерти и вызов наряда милиции. Ну, потом вы знаете: ветерану и инвалиду крутили руки, кидали в дурно пахнущий бобик и, как правило, сажали на пятнадцать суток. "Ничего", - злорадно улыбался я, - "Аз воздастся!" ...и не осталось ничего! Впрочем, это продолжалось недолго. Я сидел в огромном, уходящем в темноту коридоре и с отвращением разглядывал свои бледно-желтые мерцающие руки. Вокруг меня сидели такие же мерцающие и ошарашенные людишки. Большинство плакало и молилось, остальные были просто испуганы. А вот я был зол. Выругавшись как следует, я поднялся со своего места и пошел, а, вернее, поплыл вперед, почти не касаясь пола. Удивленные такой наглостью, экс-покойники заволновались. - Ты что делаешь?! - закричали откуда-то справа. - Вернись, поганец, сейчас не твоя очередь! - Пошел ты ... - рявкнул я, прибавляя скорость. Мимо замелькали испуганные рожи атеистов, ползущие по полу буддисты, воющие псалмы православные. Будучи по натуре экспериментатором, я попробовал выйти из освещенного пространства туннеля, но сгустившаяся тьма не пустила меня. Пришлось бросить эту глупую затею и продолжать двигаться вперед.

Незнаника

Рудольф БАЛАНДИН, геолог

Комплект запчастей для механического человека,

или Трактат о научном незнании

Знание - сила!

Френсис Бэкон

Сила есть - ума не надо.

Народная мудрость

Молодым специалистом попал я на изыскания под объекты Воронежской АЭС. Для начала, как положено, ознакомился с инженерно-геологическими материалами. И удивился их неубедительности. На это мой начальник ответил философически:

Рудольф Баландин

ПРОЗРЕНИЯ ДОСТОЕВСКОГО

БОЛЬНОЙ ТАЛАНТ?!

О Достоевском пишут или на него ссылаются не только гуманитарии разных специальностей, но и ученые-естественники, представители "точных знаний", философы, теологи, социологи, психологи, психиатры. Вместе с тем многие считали и считают его "больным талантом", нездоровой личностью, отягощенной дурными наклонностями. Его сочинения оказывают подавляющее воздействие на невротиков и шизофреников. Он и сам с необычайной силой и точностью описывал душевные аномалии.

Дмитрий Балашов

БЕЗЫМЯHHОЕ

Посвящается Унике... той, что была рядом...

Категорически спасибствую:

Рашу - за выходки, которые меня вдохновили

Кризу - за страшные байки на ночной рыбалке

Оби-Вану - за не зря поломанные в дискуссиях копья

Гронду - за невольно сплагиаченные мною мысли ;)

Грейсону - за тексты, ну и за цепочку! ;)

Синду - за множество хороших идей

Арну - а просто так, до кучи ;)