Предисловие к сборнику Л.Каганова «Коммутация»

Сергей Лукьяненко

Предисловие

к сборнику Леонида Каганова "Коммутация"

Не сомневаюсь, что Вы уже знакомы с творчеством Леонида Каганова.

Да, конечно, перед Вами первая книга молодого автора, во всяком случае первая, вышедшая не под псевдонимом. Возможно, что читатель этой книги не встречался и с рассказами Леонида, напечатанными в "Огоньке", в популярных журналах компьютерной тематики.

И все-таки я почти уверен, что Вы знакомы. Хотя бы по популярной передаче "ОСП-студия", в которой не раз звучали пародии Каганова - остроумные, едкие и талантливые. Доставалось и Андрею Макаревичу: "Когда-то я входил в однёрку лучших певцов, теперь учу готовить народ...", и группе "Воскресенье": "Повесил свой сюртук на спинку стула коммерсант..." и множеству переменных звездочек размером поменьше.

Рекомендуем почитать

«…Повесть „Коммутация“ не менее любопытна. По сути, она написана в жанре широко распространённом на западе, но очень слабо представленном в нашей литературе — в жанре шпионского „почти фантастического“ боевика. К нему относятся почти все книги Флеминга о Джеймсе Бонде, к нему относятся суперпопулярные романы Тома Клэнси и, отчасти, Фредерика Форсайта. Попытки наших авторов сыграть на этом поле заканчивались, увы, не слишком результативно: иногда по причине литературной беспомощности авторов, иногда вследствие слишком уж серьёзного отношения к своему герою — который и „Беломор“ смолит не переставая, и с аквалангом на сто метров погружается; и базуку перочинным ножом из берёзы способен вырезать, и компьютер в Пентагоне за полминуты взломать… Героя „Коммутации“, при наличии у него всех вторичных признаков супермена, от участи подобных персонажей спасает именно ирония автора. Джеймсу Бонду положено приземляться на шезлонг рядом с очаровательной блондинкой, планируя на плаще и держа в руках стакан водки с мартини (встряхивать, но не перемешивать!) Геку из „Коммутации“ дозволяется летать в Эфиопию в гондоле шасси и приземляться на куполе чужого парашюта. Перефразируя автора — „такие персонажи нашей литературе пригодятся в любых количествах“!»

Сергей Лукьяненко

Россия, спецподразделения, приключенческо-детективный сюжет с незаметными элементами фантастики (герои те же, что в более поздней книге «Коммутация»)

Другие книги автора Сергей Васильевич Лукьяненко

Шесть галактических цивилизаций.

Пять погибших планет.

Четверо учёных из разных миров.

Три звёздные системы.

Два космических корабля.

И одна большая беда для всей Вселенной.

В твоей квартире живут чужие люди.

Твое место на работе занято другим…

Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка…

Тебя стирают из этого мира.

Кто?

На ночных улицах — опасно. Но речь не о преступниках и маньяках. На ночных улицах живет другая опасность — те, что называют себя Иными. Вампиры и оборотни, колдуньи и ведьмаки. Те, кто выходит на охоту, когда садится солнце. Те, чья сила велика, с кем не справиться обычным оружием. Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие — Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их, но при этом свято блюдут древний Договор, заключенный между Светлыми и Темными…

В Империи, где без малого век правит Тёмный Властелин, живётся не так уж и плохо. Натурфилософы постигают тайны науки, народ не бедствует, полиция охраняет порядок, а рунное волшебство – доступно всем. Вот только у волшебства есть цена, и за любое чудо придётся платить самым дорогим, что у тебя есть. Особенно, если ты стал врагом повелителя Тёмной Империи.

В этом мире солнце желто, как глаз дракона — огнедышащего дракона с узкими желтыми зрачками, — трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия…

Пробил роковой час — и Срединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Самая популярная сага в истории отечественной фантастики – в полном составе!

Весь сериал культовых «Дозоров» Сергея Лукьяненко – включая шестой роман – под одной обложкой!

Книга, которая должна быть в коллекции каждого любителя хорошей фантастики!

Сегодня увлекательную историю приключений Антона Городецкого и его друзей, недругов и союзников читаем и перечитываем мы – завтра это будут делать наши дети. Потому что ХОРОШАЯ фантастика не стареет никогда!..

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Существует ли конец Пути? Возможен ли конец Борьбы человека с самим собой и окружающим миром? На эти и многие другие вопросы Сергей Лукьяненко дает ответы в своей новой книге.

«Последний Дозор» – это путешествие с лучшим российским фантастом в поисках новой истины. Но будьте осторожны: Сергей Лукьяненко не любит простых решений и коротких дорог. Так что приключение обещает быть ярким и заманчивым. Как сама жизнь, с разнообразием которой может сравниться только фантастика «Последнего Дозора».

В Путь?!

Популярные книги в жанре Публицистика

(настоящая фамилия — Леонтьев) — прозаик, драматург. По образованию — офицер-артиллерист. В 1883 г. вышел в отставку и занялся исключительно литературным трудом. Внучатый племянник скульптора Петра Клодта (автора Аничкова моста в Петербурге, памятников святому Владимиру в Киеве и Крылову в Летнем саду)

В «Письмах Колумбу» автор сопоставляет то, что видел Колумб, когда пятьсот лет назад вступил на Американский континент, с теми экологическими последствиями, которые были порождены западной экспансией за океан.

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Александр Проханов

27 февраля 2014 20

Политика

Так было недавно. Центр Киева. Майдан. Пламя до небес. Рёв толпы. Грохот выстрелов. Сшибаются камни и щиты. Раскроенные черепа. Падают люди с пулевыми ранениями. Вопль. Волна жуткой ненависти. Лазерные лучи бьют по толпе, как пулеметные трассы. В центре высится колонна с золоченой девой. А кругом огонь. Это напоминает картину "Последний день Помпеи". И денно, и нощно с колоколен ревут и рыдают колокола, плачут по Украине.

Текст публичной лекции лорда Дансени, издававшийся неоднократно, в том числе отдельной брошюрой. Этот текст лег в основу лекций, читавшихся во время американского турне Дансени. Возможно, именно его прослушал Лавкрафт, когда посещал выступление заокеанского гостя.

Никола́й Никола́евич Стра́хов(16 (28) октября 1828, Белгород, Курская губерния, Российская империя — 24 января (5 февраля)1896) —русский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской АН (1889).

Никола́й Никола́евич Стра́хов(16 (28) октября 1828, Белгород, Курская губерния, Российская империя — 24 января (5 февраля)1896) —русский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской АН (1889).

Никола́й Никола́евич Стра́хов(16 (28) октября 1828, Белгород, Курская губерния, Российская империя — 24 января (5 февраля)1896) —русский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской АН (1889).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

ПРИКЛЮЧЕНИЯ СТОРА

по ненаписанным страницам

цикл НФ-пародий

ПРАЗДНИК ПЛОДОРОДИЯ НА ГОЛУБОЙ ПОЛЯНЕ

(Владислав Крапивин)

1. АПМБ-четыре

...Было, кажется, шесть часов тридцать две минуты после полудня. Стор Гривин раскрыл глаза и осмотрелся. Перегнулся через холодную дугу руля, сорвал травинку, сунул ее в рот. Ласково погладил себя по небритой щеке, прошептал: "Травоядное..."

АПМБ-444 стоял в высокой траве, достающей до самого седла. Трава была густая, зеленая, совсем как на Земле. Вдали темнел лес, в голубом небе темнели белели облака. И поляна, на которой стоял АПМБ-4 тоже была голубой, от множества маленьких, ярких цветов. Хорошая такая поляна...

Когда он подъезжал к городу, день уже умирал.

Съехав на обочину с эстакады, бетонной петлей захлестнувшей дорожную развязку, он остановил машину. Мотор взвыл – жалко, умирающе, прощально, и наступила тишина.

Он открыл дверцу, сел, спустив ноги на серую от пыли и желтую от осени траву.

Достал пачку сигарет, сорвал целлофан, закурил. Миг – и гаснущее пламя жадно облизнуло белый кончик сигареты, превращая ее в окурок.

Он выпустил первый клуб дыма, и посмотрел на город.

Я, Эйлар Ваас, говорю, стоя на своей земле. А значит, каждое мое слово – правда. Мое небо над головой, мой песок под ногами, мои слуги на стенах замка. Вы пришли без разрешения, и ваши слуги держат в руках сталь. Я не обязана отвечать на вопросы – тебе, Крий Гуус, друг отца, и тебе, Ранд Ваат, младший брат отца и мой дядя по крови. Тем, кто идет за вами, с длинными, как у рабов, именами и пустыми, как их замки, флагами, я не сказала бы ни слова. Но ты, Крий, извлек меня из чрева матери, приняв на себя выбор жизни и смерти. А ты, Ранд, бился плечом к плечу с отцом – на Золотых барханах и в городе Мертвых. Вы знаете, что он был хороший господин, а я примерная дочь. И если отец лежит в склепе, убитый моей рукой, только вам дано знать правду. Мой отец ошибся, и тень его ошибки упала на весь род. А началось все пять дней назад, когда я возвращалась в замок с весенней охоты.