Предатель

Предатель

Андрей ЩУПОВ

ПРЕДАТЕЛЬ

Расстояние не спасало тишину, оно лишь сливало артиллерийские залпы в единое гулкое содрогание воздуха. Свисающая с низкого потолка лампа лениво качнулась.

- По ним можно сверять часы, - Ларсен широко зевнул и, сев на дощатых нарах, потянулся за сапогами. - Эх, часы-часики, мечта мародера, где-то вы мои милые?.. Бьюсь об заклад, уже никак не менее трех часов. Слышите, Серж? Три часа, говорю! Или я неправ?

Другие книги автора Андрей Олегович Щупов

Валентин Лужин за свои двадцать семь успел испытать многое, потом и кровью заработать себе титул чемпиона по кик-боксингу, повоевать в Чечне, получить срок и бежать из мест заключения. Наконец, после стольких мытарств, он обрел шанс на достойную жизнь и устроился на выгодную работу к новым крутым. Казалось бы, все начало налаживаться.

Но неожиданно силой обстоятельств Лужин попадает меж двух огней при разборке беспредельных группировок, бьющихся за контроль над бизнесом крупного областного города и держащих в страхе все его население. За жизнь Лужина теперь никто не даст и ломаного гроша. Сумеет ли Валентин отстоять себя, сумеет ли повлиять на безжалостную кровавую грызню криминальных авторитетов и их боевиков?

Тюремный «товар» не должен пропадать — таково решение спецслужб. Пожизненно заключенных и смертников, умеющих драться, выводят на ринг в качестве живой боксерской груши для тренировки агентов, ведущих бой на уничтожение противника; бывших уголовников вербуют в команду убийц, которая принимается за устранение «волков» преступного мира.

Андрей ЩУПОВ

ДОНОРЫ

Погоня казалась беглецу хищным зверем, вроде пумы или полярного волка, что с подвыванием семенил следом, время от времени облизывая огненным языком спину и икры бегущего. Он бежал по заброшенным кварталам уже довольно долго, но по-прежнему не мог оторваться от преследователей. Все обильнее кровоточило плечо, и оставалось только радоваться, что его ранило не в ногу. Пока он способен был передвигаться, сохранялась возможность и уцелеть.

В частное детективное aгентство "Кандагар" обратились встревоженные родители: что-то странное происходит с их детьми, три месяца, проведенные в летнем лагере, резко изменили подростков, сделали их скрытными, замкнутыми, неуправляемыми, циничными и жестокими.

"Кандагаровцы" берутся за дело и выясняют, что под вывеской оздоровительного детского центра матерыми уголовниками организован настоящий притон: насилие и наркотики, растление малолетних, порнобизнес, вымогательство и шантаж - этим занимаются хозяева лагеря. Покрывают беспредел серьезные люди из криминала, выгодной дружбы с которыми не чураются ни местная милиция, ни местная администрация.

"Кандагаровцы" вновь могут рассчитывать лишь на собственные силы. А враг оказался жестоким и безжалостным. Но отступать поздно: времени в обрез, на кону - жизнь двух десятков детей...

В доме напротив, где располагался катран или, выражаясь языком более доступным, — подпольное казино, с шумом распахнулась дверь. Одного за другим вывели троих и молча принялись избивать. Сначала дубинками, потом ногами. Зрелище было отвратительным, и все же я продолжал наблюдать. А что мне оставалось еще делать? В такой уж неподходящий момент я выбрался на крышу. Кроме того, людям свойственно нездоровое любопытство. Здоровое, впрочем, тоже. Картины потасовок их возбуждают. Сие неприятно сознавать, но это факт. И я не исключение из общего правила, хотя гордиться тут, собственно, нечем.

Неизвестные похищают дочь Матвея... Доведенный до крайности, он решается на отчаянный шаг: берет в заложники богатого бизнесмена, силой заставляя того включить все свои связи и финансовые возможности для поисков девочки.

Кровавые события развиваются стремительно. За серией злодеяний стал виден след организованной банды, возглавляемой отморозком по кличке Зэф.

Весь город в ужасе наблюдает за страшной разборкой.

Из подземного Бункера, расположенного в подмосковных лесах, обезумевший полковник Вий от скуки наносит ядерные удары по крупнейшим мировым столицам. Именно благодаря таким вот буйным сумасшедшим планету постигла тотальная катастрофа. Чудом вырвавшийся иззловещих ядерных подземелий боец Артур обнаруживает, что еще недавно цветущий мир задыхается от радиации, эпидемий и голода, а останки человеческой цивилизации раздираются на клочья разнообразными бандитами, мутантами и невероятными чудовищами.

Роман, являющийся продолжением романа «Тост за Палача», повествует о приключениях все тех же знакомых читателям героев — экстрасенса Вадима Дымова и офицеров милиции Потапа Шматова и Сергея Миронова. После событий во втором романе (взрыв торгового здания и гибель двух бандгруппировок) Вадим Дымов попадает на зону. Но благодаря своим удивительным способностям он не теряется и там, продолжая лечить людей, ломать воровские порядки и «перевоспитывать» самых закоснелых злодеев. В это же самое время о нем вспоминает люди из секретных правительственных учреждений, и вскоре Вадима возвращают на волю. Ему и его давним знакомым Потапу и Сергею предлагают предпринять путешествие в Лакуну — аномальную зону, возникшую на границе Мьянмы и Таиланда. Друзья соглашаются, в результате чего изломленное пространство перебрасывает их в государство Дайкирия — страну диких нравов, где по сию пору процветает рабство и проводятся гладиаторские бои.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Меньшов Виктор

Сердца Лукоморов

Памяти отца моего, Евграфа Васильевича.

Моей маме, Александре Ивановне. Пожалуйста, живи долго, мама!

Я вас очень люблю. Наверное, это надо говорить чаще.

Там, где болота и снега,

там нет ни окон, ни дверей.

Там чья-то бабушка Яга

не любит мыльных пузырей,

печёт картошку на углях

и чешет старые бока.

А Ванька бегает в полях,

изображая дурака.

Велко Милоев

ДОКУДА ДОХОДИТ ВЗГЛЯД

перевод с болгарского Людмила Родригес

Зеленый холм поднимался высоко перед его глазами, настолько высоко, что для неба почти не оставалось места. В этом мире не было ничего, кроме мягкой травы, покрывавшей плавный изгиб холма, кусочка синего неба и его собственных шагов. Цветы и тишина в траве. Воздух был прозрачным и легким, но и он принадлежал высоте холма, и он, и свет, мерцающий над вершиной.

Велко Милоев

ТОПОЛЬ

перевод с болгарского Людмила Родригес

Внутренний двор напоминал огромный аквариум, из которого выкачали воду: он был так же герметически замкнут между домами и так же пуст. Повядшая трава с разбросанными на ней пустыми бутылками... Может быть, потерпевшие кораблекрушение одиночки запечатали в них свои послания о помощи, но они не уплыли - кто-то вынул записки и посмеялся над ними Но кто же это был, раз двери черных входов, ведущие во двор, давно закрыты. Разорванные газеты с выцвел - шими прогнозами погоды.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

О ЧАСАХ И О ВЛЮБЛЕННЫХ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

ОТ РЕДАКЦИИ

В болгарской литературе имя Светослава Минкова появилось еще в 1921 году, когда вышел в свет первый сборник рассказов девятнадцатилетнего писателя "Синяя хризантема". Эта и последующие книги рассказов ("Часы", 1924; "Огненная птица", 1927) свидетельствуют о том, что в начале творческой жизни Светослав Минков отдал дань эстетическим увлечениям.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ПОЧЕМУ Я ОСТАЛСЯ

БЕЗ ДВОЙНИКА

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Со мной случилась одна неприятная история, и поэтому я обратился за советом к ясновидцу. Должен признаться, что я перешагнул порог его дома с известным смущением, будто голым входил в какую-нибудь общественную баню, где должен был выставить напоказ свои телесные недостатки. Так как этот наш Нострадамус, с рыжей бородой и. большой грушеобразной головой, обладал поистине редкостным даром отгадывать с самыми неопровержимыми подробностями прошлое, настоящее и будущее человека и даже определять, был ты в отдаленном своем перерождении фараоном или гусем.

СВЕТОСЛАВ МИНКОВ

ЖЕНЩИНА В ЗОЛОТОМ КОВЧЕГЕ

Перевод С. КОЛЯДЖИНА

Вы, наверно, знаете часовщика Асатура Трембеляна. Он армянин. Лицо у него смугло-желтое, нос с горбинкой, глаза дегтярно-черные, брови густые, густые. Когда он улыбается, рот его растягивается до ушей, а уши у него похожи на большие раковины.

С утра до вечера Асатур Трембелян сидит как прикованный над своим рабочим столиком в правом углу кофейни "Цейлон", и его глаз, вооруженный цилиндрической лупой, кажется выскочившим из орбиты. Асатур вглядывается в разобранные механизмы старых часов и ковыряется в них острыми щипцами. Поймав какое-нибудь зубчатое колесико, он погружает его в блюдце с бензином; вытащив тонкую, как свернувшийся червячок, пружинку, прячет ее под стеклянный колпачок. И вот сломанные часы начинают снова тикать и отсчитывать минуты, подобно грызуну, который что-нибудь подтачивает, а обрадованный владелец опускает их опять в свой карман.

Юрий МОИСЕЕВ

"Ангел-эхо"

В капиталистических странах действуют правительственные организации, которые осуществляют повседневный контроль за общественной и личной жизнью своих граждан; систематически составляются дополняемые досье. Фирмы изготавливают электронную аппаратуру для подслушивания и одновременно для

борьбы с ним.

Из газет

1

Титаническая статуя Ангела, возвещающего божественную премудрость, нависла над городом, угрожая немедленной гибелью сомневающимся, инакомыслящим, отступникам. Левой рукой она прижимала к груди толстенный фолиант - свод указаний, запрещений, ограничений и наставлений, а правая, с указательным пальцем, вытянутым в гневном экстатическом порыве, возносилась к терпеливым небесам. Скульптор вложил в свое создание выражение мощи и пугающе-злобного упорства. В провалах глазниц под стянутыми бровями металось пламя слепой фанатической одержимости. Разверстый рот готов был в любую секунду потрясти окрестности пронзительным, включая ультра- и инфрадиапазоны, криком... Вокруг головы статуи сверкал на солнце металлический ореол.

Ю.Моисеев

Марсианский карнавал

"Ошеломленные глаза Лестера различали марсиан, похожих на маленьких розовых безруких комариков, больших шестируких зеленых марсиан, возвышающихся над толпой на 20 футов, марсиан четырехглазых и совсем безглазых, но со щупальцами, вырастающими из лица; синих, черных, желтых и фиолетовых марсиан, не говоря уже о марсианах разного оттенка анилиново-красного, вишневого и бурого цветов..."

(Э. Гамильтон, "Невероятный мир")

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Там, где хоть в самой малости проявляется человеческое любопытство, всегда найдется место для тайны. Одно не существует без другого, и мозг из породы пытливых будет вечным путником в безбрежном лесу загадок. Лишь уверенное скудоумие окружают пустыни и незамутненные небеса. Оттого и не любит оно вопросов, оттого не любит многоточий. Бумажка, помеченная подписью, превращается в документ. Иллюзия, занесенная в ученые талмуды, отождествляется с истиной. Но не столь уж мы все виноваты. Правда, правда! Стремление упрощать — естественно. Мир — первый из первых кроссвордов, разгадать который вовсе не просто. Ночные звезды, язычки огня, зеркальный глянец луж — нам хватит любого пустяка, чтобы, задуматься и растерянно прикусить губу. Мы могли бы спрашивать и спрашивать, но это совершенно ни к чему, так как ответов, вероятнее всего, не существует и лучший из всех имеющихся — тишина…

АНДРЕЙ ЩУПОВ

Р О М А Н О Н О Е

Глава 1

Что видели звезды? Шляпки серебристых гвоздей, вбитых в черный бархат, море мглы, сосульчатый, подпоясанный снегом холод и, разумеется, друг дружку. Еще, может быть, тараканов в виде комет, клопов и кусачих метеоритов. А что видел кот, воседающий на пестрой пирамидальной куче, навороченной поверх мусорного контейнера? Еще парочку таких же перспективных контейнеров рядом, желтоглазого собрата-конкурента вдали и выбегающих из подъезда поблевать и помочиться красномордых гуляк в белых, выбившихся из брюк рубахах, в галстуках через плечо, в полосатых носках.

Андрей Щупов

Шахматный город

"Хвала подвигам, хотя иные из них

слишком дорого обходятся человечеству!"

Раймондус Порг (21 век н.э.)

Немилосердно палило сверху, жаром обдавало снизу. Гладкий до скользкости бетон прожигал толстую подошву армейской обувки, словно шоколадную фольгу, заставляя время от времени приплясывать, передвигаясь несуразным детским прискоком. Смешная штука! Сорокалетний мужик вынужден вприпрыжку перемещаться от стены к стене. Правда, некого ему было тут стесняться. Некого и нечего. Один на весь город, один на весь белый свет. Не считая врагов, конечно.

Андрей Щупов

Стихи

Снеговика усталым взором,

С гримасой красного вождя,

Заботя череп взрослым вздором,

Смотрел вчера я на дитя.

Я со скамьи, он из коляски,

Он, улыбаясь, я -- грустя,

Я из реалий, он из сказки,

Я -- здешний монстр, а он дитя.

Два дуэлянта безоружных

На берегах немой реки

Друг другу нужных и ненужных,

Сближенных судьбам вопреки.

Он постигал меня, как небо,